Ставка на демонтаж любого государства не сулит ничего, кроме хаоса. А хаос не может длиться бесконечно. Когда-то кто-то начнет наводить порядок. Кто же именно?

Египетская лихорадка — 4

Уже не раз, исследуя мироустроительные процессы, идущие в Египте, мы упоминали о том, что в этой стране началась новая фаза затяжной дестабилизации. А поскольку с самого начала «арабской весны» Египет играл для Ближнего Востока и Африки роль пилотного проекта, то можно предположить, что эта роль сохраняется за Египтом и сейчас.

При этом в настоящий момент в Египте начал задействоваться новый ресурс мироустроительной войны — массовые выступления радикально-левых экстремистов, ратующих за открытое применение силы и продолжение революционных процессов в духе троцкизма. Вспомним, что выход на политическую арену «Братьев-мусульман» в качестве революционной силы в Египте был сигналом для активизации радикальных исламистов в арабском мире. Нынешний же выход левацких сил Египта в качестве носителей ультрареволюционных устремлений, без сомнения, является поводом для серьезного беспокойства не только для ближневосточного региона, но и для стран Запада (в первую очередь, Европы). А также, разумеется, для России, в которой фазы радикализации протеста могут идти в обратном порядке. Вспомним, что в белоленточных протестах конца 2011– начала 2012 гг. важную роль сыграли удальцовские левые, и лишь потом обозначилась перспектива их союза с представителями радикального ислама в Татарстане (опасность чего по-прежнему актуальна). Отметим попутно и неслучайную раскрутку троцкистских воззрений в российской левой среде.

Неудивительно, что в вышеупомянутых странах напряженно следят за тем, какой, так сказать, «футбол покажут» и на что окажутся способны египетские ультралевые и просто «ультрас» всех мастей.

Серия наиболее ударных уличных выступлений противников «Братьев-мусульман» в Египте произошла 25 января 2013 года, во вторую годовщину свержения режима Хосни Мубарака в 2011 году. Как сейчас уже известно, в этот день египетская молодежь вышла на улицы по призыву шестнадцати оппозиционных групп — по большей части анархистов, левых и «ультрас».

При этом видеообращение, опубликованное александрийскими активистами, показало, кого именно они считают врагами. В обращении александрийцы призывали к «решительной битве на смерть со всеми фашистскими режимами, какими бы масками они ни прикрывались, будь то демократия или шариат».

В этом обращении ясно слышится призыв «чумы на оба дома» (демократический и исламистский) со стороны египетских ультралевых. При этом основной пафос обращения — в том, что революция должна быть продолжена: «Мы предупреждаем любого сотрудника полиции, что если он встанет на нашем пути и попытается мешать нашим действиям, то рано или поздно ему придется за это поплатиться — никто не смеет противиться развитию революции».

Многочисленные новые протесты в Египте, начавшиеся в конце января текущего года, обладают собственным почерком, отличным от привычной по разгару «арабской весны» 2011 года тактики многотысячного стояния на площади Тахрир. Новые протесты имеют свои выраженные свойства.

Свойство 1 — синхронность. Эта серия выступлений была проведена в одно и то же время практически во всех крупных египетских городах. В Каире и Александрии протестующие вышли на улицы 25 января 2013 года рано утром и, вступив в столкновение с полицией, организованно перекрыли трамвайные пути, блокировав их перевернутыми трамваями и автобусами.

Свойство 2 — настойчивая склонность к повторным атакам. Во время тех же протестных акций 25 января первая из атак на офис «Братьев-мусульман» в Каире была отбита. Но за первым неудачным нападением тут же последовали вторая и третья волна атак на офис.

Еще один пример: в Каире полиция поначалу смогла очистить от демонстрантов половину площади Тахрир. Однако затем протестующие перешли в наступление, отбили площадь и разрушили окружавшие ее заграждения. И только к вечеру полиции удалось вытеснить демонстрантов с площади.

Далее, в Даманхуре несколько тысяч протестующих противников режима Мурси, как и в Каире, пошли на штурм офиса «Братьев-мусульман». Для отпора были вызваны правительственные силы безопасности, которые заставили штурмующих отступить. Но не прекратить акцию. Уже через час офис «Братьев-мусульман» был сожжен дотла. После этого участники штурма двинулись дальше — громить другие офисы «Братьев» и дома их сторонников («фашистских прихвостней», по выражению одного из участников).

Такая лексика египетских штурмующих не случайна, она принадлежит «Черному блоку», представители которого в одном из своих видеороликов высказались сходным образом: «Мы заявляем о себе открыто для того, чтобы бороться против фашистских тиранов, «Братьев-мусульман» и их военного крыла…»

Свойство 3 — способность к успешным уличным столкновениям с превосходящими силами политических противников. В Суэце, к примеру, сторонники «Черного блока» в количестве двухсот человек, применив «коктейли Молотова», заставили отступить демонстрацию сторонников «Братьев-мусульман» в количестве трех тысяч, а также полицию.

Свойство 4 — открытые и целенаправленные столкновения с силами безопасности. В самом начале марта 2013 года, во время беспорядков в Порт-Саиде было сожжено здание МВД, которое забросали бутылками с зажигательной смесью. Далее, 5 марта в Каире была совершена попытка нападения на дом главы египетского МВД Мухаммеда Ибрагима. В акции участвовали сотни людей.

В последующие дни были подожжены несколько зданий полиции в Каире в районе Замалек. В нападении участвовали тысячи (!) футбольных фанатов.

17 марта столкновения у штаб-квартиры «Братьев» возобновились, вновь с применением зажигательной смеси.

22 и 23 марта в Каире шли серьезные столкновения на улицах, прилегающих к центральному офису «Братьев-мусульман». Одновременно офисы «Братьев» горели и подвергались нападениям в Танте, Заказике и других городах Египта. Все эти акции проходили под общим лозунгом «достойный ответ».

Понятно, что такая последовательность акций и настойчивость в их проведении указывает на наличие четкой координации в действиях сотен и тысяч людей по всей стране. И тут удивительно не то, что протестующих так много, или что они столь хорошо организованы, а то, что при таких обстоятельствах президент Мурси все еще занимает свой пост. Не зря ведь израильское издание «Маарив» окрестило Египет «страной победившего хаоса».

В статье «Противоречия арабской весны», вышедшей еще в ноябре 2011 года, знаменитый американский социолог Иммануил Валлерстайн говорит: «Тахрир стал символом для всего мира (вот он, пилотный проект! — М.П.). Да, многие исламистские движения приобрели теперь возможность открыто выражать свои идеи в тех арабских странах, где они ранее не обладали такой возможностью. Но такую же возможность получили и светские левые».

В начальный период «арабской весны» в Египте такое утверждение еще могло смотреться как передержка. Однако новая фаза выступлений в Египте, действительно, проходит с выдвижением радикально левых лозунгов.

Вот что говорится в «Обращении революционных социалистов Египта» от 25 января 2013 года: «Пламя, зажженное Великой Народной Египетской Революцией, еще горит. Наша революция свергла диктатора и отправила в тюрьму его самого и ряд его приспешников. Сегодня наша революция отмечает вторую годовщину. Она уже свергла несколько правительств и вынудила уйти Совет Военных, но власть затем попала в руки Мохаммеда Мурси и «Мусульманского Братства»…

…Серьезной проблемой является отсутствие революционного фронта, способного вести революционеров в предстоящих социальных битвах. …Мы призываем революционную молодежь из «Фронта Спасения» провести чистку своих рядов. Участвуйте вместе с нами и другими революционерами в процессе формирования подлинного революционного фронта. Вместе мы сможем достичь целей, поставленных революцией: Хлеб! Свобода! Социальная Справедливость! Человеческое достоинство!»

Так вот, существует особый взгляд профессора истории калифорнийского университета Марка Левина на события в Египте начала 2011 года. Левин убежден, что именно «Революционные социалисты» были важнейшими подготовителями манифестаций на площади Тахрир в январе 2011 года. И что именно их стратегией являлась концентрация групп протестующих в нескольких частях Каира с последующим маршем к центру города с разных сторон.

Как мы видим, мнение калифорнийского профессора вполне сочетается с вышеприведенным высказыванием Валлерстайна о том, что египетская революция открывает дорогу не только «Братьям-мусульманам», но и светским левым.

Как уже говорилось, акции протеста на новой фазе гражданского конфликта в Египте проводятся силами «Черного блока». При этом, как сообщал информированный египетский телеканал «Мыср 25», «Черный блок» является частью «Революционных социалистов» — троцкистской организации, существующей в Египте с 80-х годов ХХ века. С тех самых пор известен исповедуемый ими принцип: «Иногда с исламистами, но никогда с государством». Понятно, что это лозунг хаотизации как основополагающего принципа.

Однако главный лозунг «Черного блока» звучит по-другому: «Месть или революция». В интервью газете «Аль-Ватан» основатель «Черного блока» Шариф аль-Сирфи заявляет: «Мы стремимся стать мучениками, а этого можно достигнуть только через справедливую месть».

И тут вновь уместно вспомнить о Египте как о пилотном проекте для большого мироустроительного процесса. Весьма существенно, что «Черный блок» заявляет о себе как о «части мирового освободительного движения». И на подобного рода заявления уже сейчас находится отклик. Например, в англоязычном интернете можно обнаружить такие тексты, как «Письмо египетскому Черному блоку» с пометкой «от активистов Черного блока в США». Авторы текста неизвестны, но ведь в таких случаях, как и в период публикаций текстов «Викиликс», огромную роль играет не столько подлинность, сколько своевременность заявки. Да и странно было бы ждать подписей от общности, чей лозунг — принципиальная анонимность. И это совершенно ясно из текста письма:

«Черный блок — это тактика, а не коллектив. ... Мы имеем опыт в применении этой тактики, и мы хотели бы поделиться с вами соображениями в надежде установить более откровенный межконтинентальный диалог. ...

Черный блок важен, потому что придает анонимности и антагонизму политическое измерение: эта тактика позволяет связать конкретные виды борьбы против угнетения с возможностью всеобщего восстания. (Межконтинентальный диалог... всеобщее восстание... В каждой фразе мы видим призыв к выводу протестов за рамки «национальной ограниченности» — по известному выражению Л. Троцкого.)

Основной риск при использовании тактики Черного блока: придав идентичность (выделено в письме) анонимному движению, вы даете властям возможность изобразить вас «чужими», изолировать ваше восстание и ваши идеи. Поэтому было бы ошибочно воспринимать себя как что-то, находящееся вне рамок общества. Черный блок может быть сильным и опасным только до той поры, пока он остается пространством для восстания, открытым для каждого и каждой. Пока это вершина айсберга, намек на что-то большее».

Не стоит утешать себя анонимностью или маргинальностью приведенного текста. Здесь вполне четко сформулирован принцип универсальности данной тактики, который делает ее пригодной для использования в любом обществе, в любом регионе, где начнется мироустроительный передел.

В последней фразе этого анонимного обращения к египетскому «Черному блоку» говорится: «Встретимся на улицах мира без государств». Вот так и выглядит сегодня апофеоз глобального мироустроительного передела — пока еще, конечно, фантомный. Но ведь, как сказано в обращении, перед нами лишь «вершина айсберга».

Читатель может спросить: «Что плохого в том, что антикапиталистические силы, воюющие и с буржуазной диктатурой, и с неофеодальным исламистским мракобесием, оказываются настолько дееспособны? И что плохого в том, что они связаны с именем Троцкого или с анархизмом?»

Во-первых, никто не собирается приводить эти силы к власти. У них достаточно энергии для того, чтобы дестабилизировать ситуацию, но и только.

Во-вторых, ставка этих сил на демонтаж любого государства (напоминаю их лозунг: «иногда с одними, иногда с другими, но всегда против государства») не сулит ничего, кроме хаоса. А хаос не может длиться бесконечно. Когда-то кто-то начнет наводить порядок. Кто же именно?

В-третьих, активность действия порождает активность противодействия. При таком давлении на «Братьев-мусульман» сами они должны либо капитулировать, либо отвечать еще более резко. А ведь им для этого придется привлечь исламистские силы, гораздо более радикальные, чем они сами. Сейчас рано загадывать, кто конкретно будет привлечен. Но ведь есть, кого привлекать. И если альтернативы такому привлечению не будет, это произойдет. А значит, определенный процесс будет раскручиваться. А при такой раскрутке окончательная победа может быть одержана только крайне свирепыми силами, имеющими накаленный антигуманистический характер. Так не этого ли хотят организаторы мироустроительных войн?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER