logo
  1. Информационно-психологическая война
Аналитика,
Егор Холмогоров — участник Большой игры вокруг антифашистского сопротивления Новороссии, целью которой была организация государственного переворота с помощью «патриотического майдана». Переворота, который бы обосновывался «предательским сливом Новороссии» и необходимостью замены Путина на кого-то более раскрученного и легендарного

Егор Холмогоров как выражение политического постмодерна

Среди участников большой игры, пытавшихся использовать антифашистское сопротивление Донбасса в своих политических целях, наибольшее отвращение у меня вызывает фигура Егора Холмогорова.

Холмогоров был частью группы по медийной раскрутке игры. Но частью наиболее отмороженной и беспринципной, хотя, вероятно, игрокам и нужен был такой фигурант, управляемость которого доказана временем. Временем, которое уже называют царством постмодерна — абсолютной относительности и отсутствия подлинности. Царством, в котором принявшие его идеологию могут бесчисленное количество раз менять маски, выдавая очередную гнусную образину за лик познавшего правду мудреца. Таков герой нашего исследования. И как бы ни было противно копаться в его заявлениях и анатомировать бэкграунд этого персонажа, но для понимания механизмов игры и срыва постмодернистских масок это необходимо. Что ж, наденем перчатки и приступим.

Приведу несколько цитат из его статей, отлично характеризующих стиль и направленность деятельности Холмогорова в рамках игры.

По поводу якобы предательства Новороссии Кремлем и Путиным статья от 8 июня 2014 г.: «Когда люди Стрелкова заходили в Славянск, равно как и митинговали в Луганске и Одессе, то идеология (и установка) была четкой — продержаться до того момента, когда Россия введет миротворческие силы. <...> Затем Кремль струсил. <...> за такие грехи правители отвечают на Страшном Суде. <...> На кремлевское несчастье — мстительные партнеры (точнее, хозяева его финансовых яиц) через посредство осатаневших от кровищи укропов непрерывно отвешивают ему унизительные пинки, затрещины, плюются в спину кровью и подгоняют «Шнеле-Шнеле». <...> Заниматься литературным прикрытием этого позора, может быть, кто-то и может, но не я. <...> Положение жителей Славянска, да и всего Донбасса определяется сейчас словами «скотское предательство». Им пообещали, что их жертва и их подвиг нужны для того, чтобы пришла помощь из России. <...> Кроме как подлостью и скотством это принесение ни в чем не повинных людей сохранности свинокапиталов назвать нельзя. <...> слив и предательство будут засчитаны нами <...> как крупное внешнеполитическое поражение, вызванное антинациональной, антирусской политикой. <...> русский народ, жизни русских людей, их безопасность и свобода ценятся Кремлем бесконечно ниже <...> жизни достопочтенных осетин. Жизнь русского равна для Кремля 1/1000 жизни осетина».

По поводу отставки Стрелкова статья 16 августа: «Китайские императоры посылали удачливым полководцам шелковый шнурок. Римские — меч с той же целью. Стрелкову послали отпуск, это гуманно. Но еще Стрелкову осознанно и целенаправленно не посылали помощи, что приводило и к потерям среди ополчения, и к гибели мирных граждан. Это подлость побольше китайской и имперской.<...> При этом надо понимать, что по отношению к Стрелкову речь идет о попытке как политического и идеологического уничтожения. Потому что даже если Кремль согласен на Новороссию, он согласен на НовоЕдроссию, но не на НовоРоссию. Стрелков был образом Новороссии, был ее эмоциональной точкой сборки».

Статья 5 августа по поводу комментария Стрелкова под статьей Е. и А. Малаховых о главе политуправления ДНР, назначенном Стрелковым, который постоянно делал заявления в белоэмигрантской газете о том, что в планах у ополчения — свержение «чекистско-олигархического режима Путина».

Холмогоров: «Кургинян и стоящая за ним свора попросту пытаются уничтожить Новороссию и ополчение, начав интригу лично против Стрелкова. Они прекрасно понимают, что без Стрелкова костяк ополчения поплывет и решать свои задачи украм будет гораздо легче. <...>

Совершенно ложен тезис, что не надо стрелять в Кургиняна, а надо стрелять в тех, кто его заказчик. <...> мы пока не можем дотянуться до главных врагов Новороссии, но вполне можем уничтожать их «пехоту», кургинистов».

Как мы сейчас видим, «скотское предательство» Кремля, за которое Путин будет «отвечать на Страшном Суде», обернулось триумфальной победой ополчения Новороссии. Но именно эту версию «слива Новороссии Путиным» истерично навязывали весь июнь и июль Холмогоров и другие участники медийной поддержки игры (Просвирнин, Дугин, Несмеян, Рожин, Вершинин и др.).

Думаете, Холмогоров как-то извинился за несбывшиеся прогнозы, которые он давал с такой чистосердечной яростью? Ничуть не бывало. В мире постмодерна принято считать, что у людей есть только короткая память. Постов на 10–15 в «Живом Журнале», не более. Вот это он заявил 6 сентября: «Должен заметить, что мои прогнозы за последнее время слишком часто оказывались точны, причем без всякого инсайда. <...> Но ничего утешительного для хунтиков и их друзей там нет. <...> Путин НЕ слил Новороссию, когда три недели назад она стояла на грани военного поражения. Был предпринят ряд решительных действий, которые исключали бы даже теоретическую возможность успеха Киева. Это имело свою цену. Причем недешевую. Но именно эта цена говорит о том, что о сливе говорить не приходится».

До конца беспринципность, с которой Холмогоров обрушивался заведомо ложными обвинениями в адрес, в том числе, Кремля и Путина, надо прочувствовать, вспомнив, что Холмогоров — это певец путинизма, объявлявший в 2007 году Путина ни много ни мало святым (!): «Оставить нас без штурмана — самое надежное средство затормозить путь к русскому будущему. Именно поэтому <...> я выбираю Путина. <...> «путинизм» может оказаться подходящей моделью организации власти и общества не только в России, но и во всем мире. <...> Захотелось прожить еще, чтобы увидеть, наконец, тот самый «триумф путинизма» <...> Я выбираю Путина потому, что с ним к нам вернулась удача. За нас вновь начал играть тот «русский Бог» <...> Я выбираю Путина еще и потому, что он — святой. <...> Я выбираю Путина ради жизни, жизни русского народа». В 2009 году Холмогоров писал: «Путин при всех возможных вопросах к осуществляемой им политике является воплощением лучших свойств русского характера». Эту беспринципность Холмогорова — способность воспевать или проклинать одних и тех же людей в зависимости от ситуации — мы будем наблюдать еще не раз в нашем исследовании.

Еще одна важная черта пропагандистской работы Холмогорова. В одном из текстов крайне эмоционально призывающем ввести войска на Украину и тем самым, по сути, перейти в жесточайший конфликт с Западом, вероятно, даже начать войну с блоком НАТО, поставив мир на грань ядерной катастрофы, Холмогоров советует Путину «реально включить Гитлера»: «С учетом массированной травли в западной желтой прессе «Путин убил моего сына» и наглого напора Укропии — надо, конечно, не отступать и извиняться непонятно за что, а реально включить Гитлера. Хотели Гитлера — будет вам Гитлер. Двинуть войска совсем к границе. Мочить укропов, не скрываясь — только что не размахивая флагом. Ввести пару мотострелковых дивизий, споров погоны. Сосредоточить у Киева [!!!] авиацию, так что станет понятно, что будут шансы почувствовать себя Луганском. Дать понять, что в крайнем случае готовы к торговой войне, ядерному удару и т. д. Никакой политкорректности, дипломатичности и жалости. Обама должен орать Меркель в трубку: «Да он правда псих!». Тогда отстанут. Только тогда».

В этом тексте помимо пропаганды вредной провокации, каковой бы был ввод войск в предложенном стиле «мочить укропов не скрываясь — только что не размахивая флагом», есть очень показательное предложение «включить Гитлера» — кумира других участников игры: оккультного фашиста Дугина и неонациста-власовца Просвирнина. Не чужд Гитлер и одному из главных фигурантов игры — олигарху Малофееву (начальнику Бородая и Стрелкова), выстраивающему в кампании Дугина диалог с элитой неофашизма. Связь с неофашизмом — также важная часть портрета Холмогорова, а также маркер его участия в игре неофашистов.

Характерно отношение Холмогорова к одному из главных создателей «мифа Стрелкова» — власовцу Егору Просвирнину, главному редактору портала «Спутник и Погром». Еще год назад Холмогоров возмущался тем, что тот отрицает ценность Победы СССР в Великой Отечественной, утверждал, что «идеи, проповедуемые Просвирниным, не имеют никакого отношения к национализму», они ему аж «противны». Идеология проекта «Спутник и Погром», заявлял Холмогоров, — это «национализм-спойлер», идеология «модная, с сумасшедшинкой», для «креативного класса», «ничего хорошего для борьбы за права русских <...> не дает», — был уверен Холмогоров еще год назад.

Но как минимум с весны этого года Холмогоров неоднократно цитирует и перепечатывает тексты этого неонацистского сайта, защищает его от критики «Сути времени» в духе «Просвирнин — великий, а вы — ничтожные негодяи!», отмывает в телепередачах: «Спутник и Погром просвирнинский — он показал в нем, что вся мощь, весь главный калибр этого проекта сейчас был заточен под то, чтобы защищать русских на Украине, чтобы отстаивать позиции по Крыму. Всё ради блага русских. Вообще, русский национализм — это очень простая идеология. Он состоит из одного эмоционального тезиса». Затем в своем блоге Холмогоров рассказал, что лично знаком с «замечательным человеком» Жучковским, автором «Спутника и Погрома», создателем паблика strelkov_info — одного из основных ресурсов по медийной накачке образа Стрелкова.

Недавно в эфире радио «Русская служба новостей» Холмогоров рассказал о желании Власова построить «русское национальное государство», о приемлемости идей РОА и даже готовности власовцев воевать с бандеровцами. Хотя год назад был убежден в том, что власовство противоречит национализму: «Ты должен быть за своих, против чужих. Это универсальный принцип национализма. <...> с русской точки зрения невозможно оправдать интервенцию государства, которое ставило себе задачу уничтожение России. У Гитлера всё это было четко прописано в «Майн кампф», и большевики для него были лишь поводом. Он так и писал».

Связь Холмогорова с одним из главных фигурантов игры — оккультным фашистом Александром Дугиным — также показательна. Так, Холмогоров не только выступал с ним на митинге 2 августа, не только делал заявления в защиту Дугина, которого недавно сняли с должности в МГУ, но еще в 2005 году, на первом «Русском марше», возглавлял колонну его «Евразийского союза молодежи».

Я уже писал о том, как члены этой молодежной организации ставили спектакли-мистерии, по сути черные мессы, в которых разыгрывалось сожжение вселенной — высшей цели оккультного гностицизма, лежащего в основе фашизма Третьего рейха. И нельзя сказать, чтобы Холмогоров не понимал, в чем заключается истинная суть движения Дугина, публичное шествие и митинг которого он возглавил.

Холмогоров, обучавшийся на Библейско-Патрологическом факультете Российского Православного Университета им. св. Иоанна Богослова, занимавшийся публицистикой на религиоведческие темы в авторитетных журналах с 1994 года, прекрасно знаком с эзотерическим фашизмом и попытками его проникновения в православие.

Так, в 1999 году, когда набирал оборот проект Дугина по внедрению в православную и в особенности старообрядческую среду, которой он навязывал основные гностические идеи, включая теорию Абсолюта и иерархии его проявлений и антисемитизм, основанный на неприятии «злого демиурга Яхве» (то есть на одном из обоснований радикального антисемитизма у оккультных фашистов), Холмогоров публикует статью против замысла Дугина. Он верно называет источником Дугинской Традиции известного французского гностика Рене Генона, а самого Дугина определяет еретиком: «Как и всякий синкретический проект — проект Дугина это стилизация. Не более того. Посему судить о нем богословски можно коротко — просто констатировать тот факт, что это не Православие, а, в лучшем случае, попытка попользоваться Православием для каких-то инородных ему целей. В ней может быть больше или меньше православных элементов, они могут быть прилажены более или менее удачно, но, в любом случае, Православие тут будет не более чем еще одним символическим языком для выражения иной, чуждой ему и, возможно, враждебной ему реальности. Собственно, именно такое похищение православного христианского языка для выражения чуждого ему содержания и называется ересью».

Но это — 1999 год, а в 2005-м Холмогоров верен своему принципу радикальной беспринципности и уже возглавляет колонну движения Дугина, неся в руках список Казанской иконы Божией Матери. При этом и колонна на марше, и сцена митинга евразийцев, на которой Холмогоров — один из главных ораторов, оформлены оккультным символом их движения — Звездой Хаоса — наследием сексуальной магии сатаниста Алистера Кроули и его учеников (такую же, кстати, в виде татуировки носит и Просвирин). Каким же надо быть человеком, чтобы, будучи православным, самому принести христианский символ в окружение оккультных знаков общества эзотерических радетелей приближения конца мира? Что это, если не кощунство или даже элемент сатанизма? Принести икону не для того, чтобы «разогнать бесов», а для того, чтобы возглавить сборище оккультистов?! По сути, от имени Церкви человек, который принимал участие в православных богослужениях, совершил легитимацию деятельности «еретиков» на русско-патриотической ниве.

В рамках описания связей Холмогорова с участниками игры, ведущейся вокруг сопротивления Новороссии, следует упомянуть также его близкого друга, журналиста «Комсомольской правды» Дмитрия Стешина, чьи правые взгляды многие характеризуют приставкой «ультра». О своей дружбе со Стешиным герой нашего расследования говорит сам: «Диму Стешина я очень хорошо знаю, это мой друг, это крестный моего сына».

2 августа Холмогоров принял участие в митинге «За Донецкую Русь!» в поддержку Донбасса и лично Стрелкова. Митинг раскручивала вся медийная компания поддержки игры. Состав участников митинга изобиловал теми, с кем, согласно еще недавним заявлениям Холмогорова о том, что «с русской точки зрения невозможно оправдать интервенцию государства, которое ставило себе задачу уничтожение России», он никак не мог оказаться на одной сцене. Среди участников и организаторов митинга были и воспевающий Власова и прочих коллаборационистов «Спутник и Погром», и Дугинский «Евразийский союз молодежи», члены которого приносят клятвы на могиле одного из самых кровавых фашистских палачей Корнелиу Кодряну и ставят своей целью не то что уничтожение России, а и всего мира. Были и другие неофашистские структуры. Например, «Злые Русские», превозносящие Франко в тексте «Классика о фашизме от Злых Русских» как борца с коммунизмом, а также считающие, что в гестапо «выбивали правду — явки, пароли, подельников по преступлению. А если вы попадали в НКВД, из вас выбивали ложь — «Подпиши, что я тебе приказал!». «Злые Русские» убеждены, что «обязательно изучать опыт фашистских построений, ибо в фашистском движении содержалось одно неоспоримое благо — восстанавливая традиционность, фашизм был всегда и везде корпоративен. У всех фашистских движений есть стремление к восстановлению корпоративности общества».

Среди участников также «Правая платформа», председатель которой Эдуард Фадеев периодически репостит такие тексты: «Доктрина Фашизма стала новой Библией для всего человечества, а идея — стала мировоззрением... Фашизм желает человека активного, со всей энергией отдающегося действию, мужественно сознающего предстоящие ему трудности и готового их побороть. Он понимает жизнь, как борьбу, помня, что человеку следует завоевать себе достойную жизнь, создавая прежде всего из себя самого орудие (физическое, моральное, интеллектуальное) для ее устроения. Привить людям отвращение к своим порокам — задача невозможная. Но фашизм — идея действия и не знает ничего невозможного. Дуче свои слова и идеи подкреплял делами, а когда стал главой государства — распоряжениями».

Также участник митинга — «Национал-демократическая партия» (НДП) Крылова, призывающего к введению официального протектората США над Россией и называющего русских неполноценным народом, которому нужно учиться у бандеровцев. Некоторые региональные отделения НДП, например такие, как Пермское, так и вовсе не стесняются бравировать своими фашистскими взглядами.

Кстати, история взаимоотношений Холмогорова и Крылова поможет нам в изучении портрета героя нашего исследования.

Холмогоров называет Крылова своим другом. А история их взаимодействия уходит далеко в 90-е. В 1998 году они вместе создали приобретший известность русский националистический сайт «Doctrina.ru». Крылов с 1999, а Холмогоров — с 2000 года становятся одними из ведущих авторов газеты «Спецназ России» (с 2003 г. Крылов — главный редактор), а затем сотрудниками информационно-аналитической службы Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». По приглашению Крылова Холмогоров участвовал в создании его НДП, став главой оргкомитета партии. Холмогоров был даже уполномочен от лица НДП заниматься регистрацией партии в Минюсте. Но чуть ли не в самый решающий момент Холмогоров со скандалом вышел из партии, причем о своем поступке он даже не предупредил своего друга Крылова, которого тем самым поставил в крайне затруднительное положение.

Видный член НДП, научный редактор журнала «Вопросы национализма» Сергей Сергеев резко высказался по поводу поступка Холмогорова. По его мнению, настоящей причиной ухода Холмогорова стала его «зависимость от кремлевских кураторов».

Сергеев: «Мой друг, философ и публицист Олег Кильдюшов, уже давно обсуждает со мной проблему феномена современного «коллаборационизма интеллектуалов» в РФ. Проще говоря: некоторые видные отечественные публичные интеллектуалы, причем практически всех направлений, умудряются одновременно претендовать на то, чтобы быть голосом общества и в то же время идеологически обслуживать интересы правящего режима, находясь иногда прямо на «кремлевской» зарплате.

Корни этого парадоксального явления, очевидно, произрастают из позднего СССР с его «официальными диссидентами» вроде Евтушенко или Глазунова, с членами КПСС, державшими под подушкой «Архипелаг ГУЛАГ» или бравировавшими перстнями с портретом Николая II, наконец, с антикоммунистами — членами Политбюро ЦК КПСС».

Сергеев утверждает, что в националистической среде Холмогоров известен «скверной репутацией кремлевской идеологической обслуги». Якобы «он сам, собственно, и не скрывал факт своей работы на президентскую администрацию».

Сергеев приводит такой факт: «Мне хорошо помнится и то, как в ноябре 2010 г. я сначала вставлял фамилию Егора в список членов редсовета «Вопросов национализма», а затем срочно убирал непосредственно перед сдачей номера в типографию, ибо он внезапно запаниковал. <...> Гораздо проще и логичнее объяснить его последний кульбит не прекратившейся зависимостью от кремлевских кураторов. Поводок, на самом деле, оказался не столь уж длинным — пришла пора, и в нужный момент его натянули. <...> Егор — талантливый публицист, но его органическая, животная беспринципность обнуляет самые правильные мысли и призывы. <...> Кремлевским коллаборантам доверять нельзя — сколько бы они правильных и красивых слов не написали, они не свободны».

Интересно, что сам Крылов, пожалуй, — единственный из националистов кто стал оправдывать поступок Холмогорова: «Мне так кажется, что у Егора с партией «не задалось». Такое бывает: приходит человек в проект, вроде бы и проект создан для человека, и человек для проекта, но что-то не контачит. Ну неинтересно ему это, ну не цепляет».

Интересные сведения сообщает в своем блоге Максим Калашников. Оговорюсь сразу, что Калашникову свойственно выдвигать голословные, часто бредовые обвинения в проплаченности тех или иных политиков Кремлем, олигархами, американцами, евреями и пр. Но в той заметке, которая привлекла мое внимание, помимо подобных обвинений есть и прямое обращение к Холмогорову, в котором Калашников публично сообщает подробности разговора, произошедшего между ними: «В свое время, Егор, наше «Нейромир-ТВ» вместе с ИДК скооперировались с «Народным собором» для борьбы с мерзостью ювенальной системы. Мы просили тебя поместить наши материалы на «Русском обозревателе». Помнишь, как ты сказал нам, что на Старой площади тебе посоветовали не ругать ювеналку? И ты взял под козырек. Ибо музыку заказывает всегда тот, кто <...> девушку ужинает. Тебе приказали не трогать тему ювенальщины, которая равносильна растлению и геноциду русских, — а ты подчинился». Холмогоров ответил на обвинения Калашникова, но именно этот эпизод с оглаской их диалога об отказе выступить против ювенальной юстиции никак не прокомментировал.

Если говорить о близости Холмогорова к людям из Кремля, то в первую очередь стоит вспомнить о его связи с официальным советником администрации Президента до апреля 2011 года Глебом Павловским.

Они знакомы как минимум с 2001 года. Тогда, как пишет Холмогоров, Павловский помогал Русской Павославной Альтернативной Церкви (РПАЦ), в которой состоял Холмогоров до 2004 года, отбиваться от обвинений (в том числе в педофилии), которые носили, по данным Холмогорова, политический генезис: «Всё, что от него ожидалось, — минимум дружеской помощи по ослаблению информационной блокады. Но после того как началось «Суздальское дело» с уголовщиной, подписками о невыезде и поножовщиной, рефлекторной реакцией было обращение к влиятельному человеку за помощью. Он помогал, как мог — с адвокатами, с организацией пресс-конференций, с размещением статей».

В 2006 году Холмогоров публикует свою книгу «Русский националист», в предисловии к которой он пишет такой текст: «В заключение этого предисловия я хотел бы поблагодарить тех, чья помощь, поддержка, общение, советы и идеи помогли мне в работе над этой книгой. Прежде всего я благодарю Глеба Павловского, от которого и исходила инициатива собрать и систематизировать мои работы о национализме». Далее Холмогоров перечисляет чуть ли не сотню людей, которые помогли ему в написании книги, но инициатива в написании книги националиста-оппозиционера принадлежит именно одному из ведущих кремлевских политологов.

Весьма показателен еще один эпизод из жизни Холмогорова. Холмогоров давно критикует либералов, однако в 2005 году он баллотируется в Московскую городскую думу от либеральной партии «Свободная Россия» (слилась затем с СПС и переименована в «Гражданскую Силу», которую ныне возглавляет известный либерал Владислав Иноземцев). Вместе с Холмогоровым в списках партии шли весьма либеральный в то время Максим Каноненко (Mr. Parker) и феминистка Мария Арбатова. Причем роль «Свободной России» на тех выборах была самой неблаговидной. Единственная ее функция заключалась в том, чтобы, пользуясь предоставленным эфирным временем, понижать рейтинг партии «Яблоко». От имени «Свободной России» по ТВ демонстрировались «мочильные» ролики «Не голосуй за «Яблоко» — оно гнилое!». «Если «Яблоко» объединяется с фашистами, если «Яблоко» питается от олигархов, если в «Яблоке» нет знаковых демократов — не голосуй за «Яблоко», оно спеклось!» — каждый день слышали москвичи с телеэкранов.

На выборах партия набрала 2,2 % голосов и никуда не прошла. Но она и не стремилась, а просто выполняла порученный ей заказ.

Рассматривая участие Холмогорова в игре, в рамках которой предполагалась организация патриотического майдана со Стрелковым на знамени, как замены «предавшего Новороссию и Россию» Путина, необходимо изучить «оранжевые» связи и действия Егора Холмогорова, которые бы он, попробовав раз, мог бы и повторить. Такие факты в биографии нашего героя есть.

Во время Болотных протестов в 2011 году, которые как теперь уже все понимают, являлись попыткой оранжевого переворота и Российского майдана, 11 декабря 2011 года Холмогоров выступил на митинге националистов на Болотной площади. Холмогоров призывал отменить результаты выборов как сфальсифицированные, назвал всё происходящее «мирной революцией», одобрил участие и выступление своего друга Константина Крылова в наиболее массовом либеральном митинге белоленточников — на Болотной, 10 декабря.

Холмогоров не мог не понимать, что главная действующая сила Болотной — это либералы. И что именно они будут захватывать власть в случае успеха «мирной революции». Все остальные, принесшие крупицы своих «националистических», «псевдолевых» и прочих энергий в общий котел, могут надеяться лишь на крохи, которые либералы, возможно, соизволят бросить с барского стола. Но и на это Холмогоров был готов в декабре 2011 года. Хотя, мне кажется, вероятнее другое. Либеральная часть Кремля, которая и была главной заказчицей «снежной революции», санкционировала участие в ней этого «националиста».

В своей декабрьской статье «Путин-2, или Честная Игра» Холмогоров от имени националистов выдвигает Путину ультиматум — удовлетворить требования Болотной оппозиции, иначе последует «полный демонтаж нынешней системы <...> коррумпированного авторитаризма <...> демократизирующимся обществом». Сам Путин в случае отказа идти навстречу Болоту, грозит Холмогоров, будет «восприниматься как политик, уход которого является единственным способом шагнуть в будущее». Стране, оказывается, нужно срочное «восстановление демократических институтов» без которых, как оказалось, власть «национального лидера» прямо на глазах превращается во власть ошалевшего от безнаказанности замкнутого кружка бюрократов и их обслуги».

Не правда ли, лестными сравнениями одарил Холмогоров человека, которого еще недавно называл «святым», «воплощением лучших свойств русского характера», с которым «за нас вновь начал играть тот «русский Бог», триумф -изма имени которого он мечтал увидеть при жизни? Способом, которым будут свергать Путина, если тот не пойдет на уступки, как предвидит Холмогоров, будет «классический «арабский сценарий», поддерживаемый извне, связанный с частичной утратой суверенитета», однако Путин может не надеяться на то, что даже в этой ситуации какие-либо силы в обществе выступят в его поддержку. «Уже сейчас видна практически полная демобилизация общества на сигналы о внешней угрозы. Тема «американского империализма и мировой закулисы» перестала быть беспроигрышным манипулятивным инструментом и совершенно обесценилась». «Русские сдавайтесь, вы окружены» — кажется, называется этот стиль.

Отсутствие поддержки обществом Путина и «путинизма» — модели, которая, как еще совсем недавно считал Холмогоров, «может оказаться подходящей моделью организации власти и общества не только в России, но и во всем мире!!», наш болотный националист теперь объясняет тем, что она является «политикой «Новой Орды», направленной на разрушение политической и культурной идентичности русской нации, с отчуждением у нее Российского государства. Именно вследствие этого большинство русских уже сейчас рассматривает властную систему и ее политических агентов как врага».

Я напомню, что всё это писал один и тот же человек, раздвоением личности вроде как бы не страдающий. В своем ультиматуме Холмогоров заявляет, что никуда болотники не исчезнут и Путину лучше исполнить их требования: «Широкое демократическое движение в нашем обществе — неизбежность. <...> Требование «честной игры» будет звучать теперь при каждом удобном и неудобном случае. И на все рты не напасешься кляпов. <...> У Путина сегодня есть прекрасный выход — самому предложить честную игру и включиться в нее на правах не единственного, но весьма сильного и харизматичного участника. <...> Мало демократии в нынешней ситуации быть не может. Любой демократический балаган бесконечно безвредней, чем бюрократическая дикая охота с человеческими жертвами».

Никакой «демократизации», как мы понимаем, движение Рыжкова, Немцова и Навального в реальности не подразумевало. Нужен был свал одних групп («питерских», «путинских») другими (либералами, западниками) с сопутствующим переделом экономических активов, новым ограблением народа и беспрецедентными геополитическими уступками Западу. Иначе зачем США и ЕС так впрягались за «демократическую оппозицию»? Ну, а если бы, согласно рецепту, получился «демократический балаган», то, думаю, Российской Федерации как целостного суверенного государства уже бы не существовало. И свою лепту зимой 2011–2012 гг. в это пытался внести Егор Холмогоров и многие другие националисты.

После антиоранжевого митинга на Поклонной горе, 4 февраля 2011 года, чаши весов склонились не в пользу людей, планировавших государственный переворот. Поклонная показала, что расчеты Холмогорова на то, что Россия находится в состоянии «демобилизации общества на сигналы о внешней угрозе», в корне неверны. Потенциал ответа «арабскому сценарию с утратой суверенитета» в российском обществе оказался как минимум в 5 раз больше потенциала болотного «демократического балагана», если сравнивать реальную численность митинга на Болотной и на Поклонной.

6 февраля Холмогоров вместе с рядом других общественных деятелей и политологов был приглашен в Кремль для беседы с Путиным. В своем блоге Холмогоров описал ее ход и в конце сделал прогноз на будущее: «Силы Болотные будут жестко нацелены на то, чтобы заставить Путина уйти. <...> После 4 марта обе стороны никуда друг от друга не денутся. Гражданское общество мощная, очень мощная сила. Но устранить Путина от власти оно весной этого года не в состоянии. Путин тоже мощный игрок, но надежды на то, что Болотная куда-то схлынет и растворится — они беспочвенны. «Они придут еще». Скорее всего, этим силам придется как-то сосуществовать вместе в одном пространстве какое-то время. И тут важно, чтобы «Болотная» не осталась миражом и не превратилась в Тяньаньмэнь. Важно, чтобы она стала системой гражданских, политических и частично правовых институтов».

В этих словах так и слышится последний отчаянный вопль разгромленной Болотной с просьбой таки считаться с ней. Газете «Взгляд» Холмогоров дал интервью об этой встрече с Путиным, откуда мы также можем почерпнуть ряд важных позиций Холмогорова. О болотниках: «Для них демократия, права гражданина, солидарность по горизонтали — часть их жизни, а не управленческая помеха». Вот читаю и прямо-таки представляю себе Алексееву, Гозмана, Сванидзе... и верю, верю, верю.

«Говорить, что Путин никогда не поймет Болотную, я бы тоже не торопился. В конечном счете, для меня самого, <...> открытие демократии состоялось сравнительно недавно. И было настоящим шоком, в том числе и для тех, кто привык видеть во мне знамя просвещенного авторитаризма».

Лично меня уже никакие пертурбации в убеждениях Холмогорова не удивляют. Даже если завтра он наденет чалму и объявит джихад неверным — глазом не моргну: значит, так кому-то очень надо.

Что касаемо принятия Путиным ультиматума Болотной по сдаче власти (то есть по «открытию демократии»), то Холмогоров после Поклонной уже советует не торопиться: «Если мне потребовался немалый умственный и нравственный труд и в каком-то смысле опыт самоотречения, чтобы понять эти вещи, то почему мы думаем, что Путин «врубится» быстрее. В конечном счете, для него это более новая идея, чем для нас». Это «нас» — тоже очень ценное замечание. Холмогоров считает себя частью единой болотной оппозиции. Оппозиции, которую «Путин не сможет, даже если захочет, уничтожить — без кровавой бойни а-ля Тяньаньмэнь». На вопрос журналиста, что надо Путину делать с болотным протестом, Холмогоров отвечает: «Ему надо дать расти, развиваться, институционализироваться, принимать долгосрочные политические формы. Фактически, это зародыш нормальной демократической и гражданской политики, которая всё равно рано или поздно придет на смену нынешней модели». Все помнят судьбу Координационного совета оппозиции?

«А как же «оранжевая» угроза?», — интересуется журналист. «По-моему, это некий политологически-управленческий миф, основанный на опыте давно уже провалившейся «оранжевой революции» на Украине», — ответил Холмогоров.

Кстати, вдохновитель Холмогорова на написание трудов о национализме Глеб Павловский также очевидным образом играл за болотную часть Кремля. Так, памятны его заявления, в которых он утверждал, что антиоранжевый протест Поклонной, во главе которого стоял Кургинян, — это «избирательная кампания штаба Путина». Причем в отличие от собственной кампании Путина «по-своему выдержанной, стройной, неплохой» «истерично-патриотичная» кампания Кургиняна — «это кампания страха, им не удается изобразить кампанию страха, ее можно проводить, когда есть причина для страха, или вы можете хотя бы убедительно обмануть избирателя. Обмануть, в общем, не удается штабу». Павловский даже предупреждает Путина и его группы поддержки: «Очень опасно в финале кампании менять концепцию, менять имидж, потому что можно напугать колеблющихся сторонников и не привлечь никого дополнительно».

В этих заявлениях «болотного аналитика» прекрасно видна попытка вбить антиоранжевый протест во власть, в проект Кремля, тем самым лишить его главной силы — потенциала альтернативного болотному центра гражданской активности. Вспомните, что и все другие болотники занимались именно этим — пытались найти кремлевские деньги у Кургиняна и других лидеров Поклонной. Второй заход Павловского не менее опасен. Он пытается убедить Путина в том, что антиоранжевый центр гражданской активности вреден избирательной кампании Путина, а значит, его следует если не подавить, то хотя бы попытаться парализовать самой же власти.

Как мы убедились, Холмогоров и его кремлевский друг Павловский активно действовали на стороне Болотной. Но вот когда болотники окончательно выдохлись, и на очередной митинг 10 марта вышло уже всего несколько тысяч человек, Холмогоров вдруг прозрел. Оказалось, что движения Рыжкова, Немцова и Касьянова — это «парад либеральных маргиналов», а «лидеры несистемной оппозиции, по большей части, нерусские. И эта космополитическая, либеральная, антиправославная, антитрадиционная, антинародная составляющая протестного движения одержала безусловную победу внутри его рядов. <...> Дальше поддерживать либеральное протестное движение националистам — значит, просто подпирать собою фигуры Рыжкова, Немцова, Собчак». Как будто националисты вместе с Холмогоровым занимались чем-то другим кроме как подпирали собой этих «нерусских» «либеральных маргиналов», в т. ч. и «истинно русского националиста» Павловского. И куда вдруг подевалась общая для «нас» идея неизбежной «демократизации» пусть даже и «балаганной»?

Итак, на основании вышеизложенных фактов, собранных только из открытых источников, мы вполне имеем право утверждать, что Егор Холмогоров — участник ранее описанной нами большой игры вокруг антифашистского сопротивления Новороссии, целью которой, я напомню, была организация государственного переворота с помощью «патриотического майдана». Переворота, который бы обосновывался «предательским сливом Новороссии» и необходимостью замены Путина на кого-то более раскрученного и легендарного. Причем Холмогоров, как мы убедились, — весьма управляемая фигура, причем управляемая теми властными группами, которые уже пытались организовать оранжевый переворот зимой 2012 года. Управляемая настолько, что он готов говорить сегодня одно, а завтра прямо противоположное, объявлять человека святым, а потом проклинать его последними словами, называть людей «сумасшедшими», враждебными русской национальной идее, но вскоре стоять с ними сцене и кидаться на тех, для кого идеи власовства, как и для самого Холмогорова, но годичной давности, абсолютно неприемлемы. Великолепная иллюстрация проекта «постмодерн» в политике!