logo
Статья
/ Кирилл Соболев
Власти Краснодарского края продолжают последовательно проводить политику по «оказачиванию» региона, причем данная политика охватывает все новые социальные среды.

Как власти Краснодарского края поддерживают казачий сепаратизм

Людвиг Гедлек. Казачий патруль. Около 1904г. Людвиг Гедлек. Казачий патруль. Около 1904г.

В феврале 2016 года атаман Кубанского казачьего войска, вице-губернатор края Николай Долуда во время совещания с главами районных казачьих обществ заявил: «Сегодня у нас 45 тысяч реестровых казаков, это очень мало для пятимиллионной Кубани. Нужно, чтобы у нас был миллион казаков или два с половиной миллиона, как это было на кубанской земле до 1917 года. Вот тогда вернется казачий уклад жизни...»

В настоящее время заявление вице-губернатора воплощается в жизнь, во многих школах края создаются так называемые казачьи классы с углубленным изучением «казачьей культуры», «казачьего уклада» и «кубанского» языка. При этом, как правило, подобные казачьи классы создаются краевыми властями в директивном порядке на основе общеобразовательных классов и без учета мнения родителей и учеников.

На этой неделе из краевой администрации пришла новость о том, что в декабре 2017 года краснодарцам представят действо по книге писателя, славящего пособника нацистов.

Спектакль по роману писателя Виктора Лихоносова «Ненаписанные воспоминания. Наш маленький Париж» пройдет при активной поддерже краевых властей. В этой музыкально-драматической постановке будут участвовать лучшие творческие коллективы краевой столицы.

Отметим, что краснодарский писатель Виктор Лихоносов стал широко известен в 1967 году, когда был опубликован сборник его рассказов «Голоса в тишине» с предисловием Юрия Казакова: «Все, что он написал, написано свежо, музыкально, очень точно, и все проникнуто острой, даже какой-то восторженно-печальной любовью к человеку».

В 1986 году вышло в свет его самое известное произведение — роман о судьбе русского казачества «Ненаписанные воспоминания. Наш маленький Париж». Надо отметить, что, несмотря на восторженные отзывы, некоторые критики называли роман Лихоносова «белогвардейским», «белоказачьим» романом, в котором явно прослеживаются право-патриотические взгляды автора.

В апреле 2016 года в издании «Новая газета Кубани» было опубликовано большое интервью с Викторов Лихоносовым, в котором он раскритиковал местных казаков за «нерешительность» в вопросе осуждения демонтажа памятной доски пособнику нацистов — атаману Науменко.

«…Недавно при полном равнодушии захваленного кубанского казачества стащили со стены дома генерала В.Г. Науменко, последнего казачьего атамана в изгнании, мемориальную доску и спокойно стали «возрождаться» дальше. <…> приняли, торжествовали, а через несколько лет вздумали разоблачить генерала В. Науменко, последнего кубанского казачьего атамана. На стене родового дома офицерской семьи Науменко прикрепили бронзовую мемориальную досточку, произносили там речи, обмывали, хвастались, какое было великое казачество (и Науменко в этом пантеоне), а теперь все молчат.

Кроме вашей газеты, никакая расхваленная и подкормленная кубанская пресса слова не выдавила. Хитро подавились в молчании. А Верховный казачий штаб во главе с атаманом? Почему даже в «Казачьем вестнике» в отчете о Совете атаманов ни слова о случившемся событии? А на Совете выступал атаман Таманского отдела И. Безуглый и кое-что вещее сказал. Он один. Вот вам и цензура по указанию сверху. Вздумалось опозорить великого казака Науменко, а опозорили самих себя. Все, кто произносил речи у дома генерал в станице Петровской когда-то, не гневаются, не гремят статьями в прессе. Нет. МОЛЧАТ.» — приводит слова Лихоносова «Новая газета Кубани»

Напомним, что мемориальная доска и барельеф, посвященные атаману Вячеславу Науменко, были установлены при содействии местных и краевых властей и Кубанского казачьего войска в 2011 году в станице Петровской Славянского района.

На ней указано, что Науменко «является талантливым военачальником, военным историком, атаманом Кубанского казачьего войска в эмиграции». В начале 2016 года прокуратура обратилась в суд, требуя от администрации района демонтировать памятные знаки, посвященные казачьему атаману.

Прокурор настаивал на том, что, находясь в эмиграции, генерал Науменко сотрудничал с нацистами, временно занимал должности начальника главного управления казачьих войск имперского министерства восточных оккупированных территорий Германии и был причастен к формированию 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС.

В 2016 году судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда апелляционным определением удовлетворила требования прокурора в полном объеме.

Чтобы понять, с каким настроем приходили эти самые воспеваемые Лихоносовым «русские патриоты» на советскую землю, достаточно прочесть несколько строк их послевоенных воспоминаний. Вот как описывает оккупацию нацистами юга Н. Назаренко (зять Науменко), цитата взята сборника материалов и документов «Великое предательство» под редакцией В.Г. Науменко: «…К середине сентября 1942 г. германские армии освободили от коммунизма всю восточную и южную часть Донского Войска, Кубанское Войско до предгорий Кавказа, Ставропольщину, часть Терского Войска и большую область калмыцких степей. Передовые отряды 1-й танковой армии достигли Каспийского моря в районах Состы и Яшкула. Вступление 11-го июля 1942 г. германской армии на казачью территорию, развернулось в последующие дни широким валом, который смыл с нее красную смерть. Это был животворящий вал. Следом за ним воскресало казачество…»

Постановка спектакля в по роману Лихоносова показывает, что в русле так называемого «возрождения казачества» местные власти не гнушаются сотрудничать даже с авторами, которые открыто восхваляют пособника нацистов В. Науменко.

При этом наблюдаемый на протяжении двадцати пяти лет процесс «возрождения кубанского казачества» показывает, что конструирование так называемой «казачьей идентичности», идущее полным ходом в Краснодарском крае, имеет ярко выраженный «белогвардейский окрас» с оправданием казаков-коллаборационистов и уклоном в этносепаратизм. И ситуация с демонтажем памятной доски В. Науменко в логике процесса выглядит как отступление перед атакой.

Особую тревогу вызывает то, что своими неоднозначными действиями краевые власти вольно или невольно поддерживают группы казаков, которые заявляют об особом статусе казаков как отдельного народа. При этом данные группы призывают к казачьему сепаратизму.

Наблюдаемое «оказачивание» региона теперь, с подключением культурного (театральные постановки) и образовательного (открытие казачьих классов в школах) факторов, является серьезной опасностью на многонациональном Юге России.