Юрий Попов — координатор акции РВС «Дети России — детям Донбасса» в ЛНР

Русские дети оторваны от нашей истории

Изображение: Петр Данилов © ИА Красная Весна
Юрий Попов
Юрий Попов
Юрий Попов

Юрий Попов: Наша работа со школьниками в ЛНР, а теперь и не только в ЛНР, разбивается на несколько этапов. Каждый этап строился по отчасти вынужденным обстоятельствам. Нам приходилось решать новые задачи ― как задаваемые этими внешними обстоятельствами, так и те, что мы сами себе ставили.

Нацизм на Украине, мягко говоря, не новость. Первым памятником, который разрушили еще в 1991 году, был памятник во Львове украинскому писателю Ярославу Галану. Его в 1949-м зарубили бандеровцы. Он очень активно боролся с ними, но не оружием, а статьями и памфлетами.

Где-то в 2011 или 2012 году я на День Победы был в родном поселке (сам я уроженец Ворошиловградской области). На торжественном митинге возле памятника павшим глава поселкового совета, в частности, говорил, что мы не допустим глумления над ветеранами, которое в тот момент происходило во Львове и в других городах Западной Украины. Я еще тогда подумал, что за свои слова, может быть, придется ответить.

К чести жителей Донбасса, они ответили. Когда после майдана эта мерзость пришла в Донбасс, люди, действительно, не покорились, и началась война.

Наша организация, РВС, довольно быстро включилась в гуманитарную деяетельность. Анастасией Бушуевой была инициирована акция «Дети России — детям Донбасса». В Краснодон поехал уроженец этого города Александр Петруша, в Донецке действовала гуманитарная миссия «Сути времени», со школами Красного Луча связь поддерживал я. По всей России члены РВС шли в школы, и российские школьники собирали помощь своим сверстникам в Донбассе, писали им письма. Мы связывали школу со школой, класс с классом — это совсем не то же самое, что безадресная помощь. Наши российские дети совершенно иначе стали воспринимать чужую, далекую, казалось бы, боль. Все заботы по упаковке, транспортировке, доставке и освещению деятельности легли на плечи РВС. В тот момент каждый солдат знал свой маневр, я тоже. Люди в Донбассе с трудом выживали ― надо было им помогать.

На первом этапе в ходе каждой поездки надо было успеть развезти груз по многим адресатам. Тогда было не до долгих разговоров. Но уже тогда я почувствовал, что от нас ждут не только груз, но и слово. Когда мы приезжали, в некоторые школы приходили родители, они хотели услышать нас. В то время наши выступления были короткие и импровизированные.

К середине 2015 года накал боевых действий спал, начала налаживаться относительно мирная жизнь, потребность в гуманитарных грузах стала меньше. У нас появилась возможность во время миссий по доставке проводить уроки. К ним мы уже тщательно готовились. Первоначально это были уроки по ратной истории России.

В следующие годы крен в сторону проведения уроков стал еще больше. Это было связано и с изменениями в законодательстве ЛНР и с усложнением процедуры оформления грузов. На этом этапе мы, продолжая ездить в Донбасс с уроками, в качестве подарков привозили спортинвентарь и учебные материалы.

В связи с сильно изменившейся процедурой пересечения границы машин с грузами мы нашли новое решение для помощи школьникам — стали заниматься организацией поездок детей в Москву и другие города: в Волгоград, Краснодар. Дважды ездили с ними в Крым. К сожалению, во время ковида сорвались уже намеченные поездки в Ростов-на-Дону и повторная поездка в Волгоград.

В Москву луганские школьники ездили три раза, один из них пришелся на День Победы. Яркими получились все поездки в Москву ― ребята побывали не только в Кремле и на Красной площади, но и в музее на Поклонной, в Третьяковке и Музее Востока. Одной группе посчастливилось попасть в музеи Кремля, в том числе в Оружейную палату.

Изображение: © ИА Красная Весна
Поездка детей из ЛНР в Москву. Май 2018
Поездка детей из ЛНР в Москву. Май 2018
2018МайМоскву.вЛНРиздетейПоездка

Какие-то группы были в музее Зои Космодемьянской, в Храме вооруженных сил, в парке «Патриот», в Музее космонавтики… Одна из групп попала на детский спектакль в театр «На досках». Кому-то из приезжавших театральный педагог Евгения Михайловна Амосова читала лекцию о театре с последующим общением. Двум группам удалось побывать в московских школах, с которыми у них уже была установлена связь, и там познакомиться с ребятами вживую.

Всё, что мы в то время делали, это пытались расширить кругозор детей, показать им, как мир огромен. Наши уроки стали не только историческими, но и естественно-научными. Наш товарищ Владимир Казанцев из Института физики атмосферы РАН подключил своих коллег, которые с удовольствием приняли участие в нашей деятельности. Представьте, исследователь Арктики и Антарктиды рассказывает детям о климате и о своих экспедициях! Проводили мы уроки по геологии, по космосу.

Конечно, всё это время продолжались и исторические уроки. Очень удался урок об Октябрьской революции.

Наша деятельность ширилась. Товарищи из других ячеек тоже поехали в школы ЛНР.

Но оставалось одно «но». Непрерывного общения с детьми не завязывалось. За час, день или даже неделю общения много не передашь…

А потом еще наступили ковидные времена, когда граждан России перестали впускать в ЛНР и ДНР.

Мы искали решение и, как нам кажется, нашли. К сожалению, оно подходит не для всех, потому что требует энтузиаста на месте среди учителей. Когда ты приходишь в школу, где есть педагоги-энтузиасты, то понимаешь, что твои усилия не кончаются, когда ты уезжаешь или расстаешься с детьми. У руководителей секций, организаторов кадетских классов дети изначально воспитанней. Педагог помогает поддерживать связь со своими учениками. У нас установились замечательные отношения с Петровской школой № 36, где есть секция пешеходного туризма, со школой № 9 в Свердловске, где первыми в республике были организованы кадетские классы, с 10-й школой Красного Луча.

Нам нужны эти дети для будущего. Буквально. У нас есть очень хороший знакомый в ЛНР, он уже давно организовал для детей бесплатную спортивную секцию, бескорыстно работает на благо жителей республики. Мы можем судить об этом по тому, что он лично делает для детей. Но за восемь лет войны многие из его воспитанников уже закончили школу, а может, даже и вуз. Из-за дефицита квалифицированных кадров в ЛНР нам всем, в том числе и ему, надо решать задачу их восполнения. У него же есть воспитанники — значит, надо буквально готовить себе и помощников, и смену.

Эта идея не дает мне покоя. Всё, что мы делаем, исподволь направлено именно на эту цель. Но, может быть, уже надо готовить смену не исподволь?

Последний наш удачный проект, который позволяет поддерживать постоянную связь с детьми ― это конкурсы чтецов. За всё время моей работы со школьниками в ЛНР я никогда так много не общался с ними, как во время подготовительных занятий для конкурсов. У конкурсов есть, конечно, и другие цели, о них подробно будет рассказано дальше.

И последнее. Есть дети, которые пережили обстрелы, прятались в подвалах. Когда мы стали приезжать, они бывали на наших уроках. Волею обстоятельств потом кто-то оказался на той части Украины ― родители решили уехать или они сами поехали продолжать там учебу. Так вот, многие из них начали поддерживать бандеровскую Украину. Получается, наши дети совсем не укоренены в нашей истории. Оказавшись в другом окружении, они быстро, пусть даже и поверхностно, впитывают его содержание.

Связь времен порвана, наша задача ― восстановить эту связь. Для этого нужны исторические уроки, для этого нужны конкурсы чтецов, готовясь к которым, дети знакомятся всерьез с русской поэзией. Для этого мы с детьми разговариваем, пытаемся укоренить их и сами всё больше и больше врастаем в нашу почву. Беда в том, что мы, выросшие на излете Советского Союза, сами оказались недостаточно субъектны. Нити, связывающие нас с нашими предками, не прошли проверку на прочность ни в 1991-м, ни в 1993-м. Эта связь времен нужна всем нам.

Денацификация ― это упорный, долгий и кропотливый труд по восстановлению цепи времен. Наши уроки в школах Донбасса, а теперь и в российских ― это малая часть той работы, которую необходимо делать. Причем изо дня в день. Эта работа должна быть поставлена настолько же широко и хорошо, как ликвидация безграмотности после Гражданской войны. Это и есть ликвидация безграмотности, только не буквальной, а глубокой исторической безграмотности. От того, насколько хорошо мы выполним эту работу, зависит и будущее Донбасса, и будущее Украины, и будущее России.

Демонстрируется ролик, в котором трое школьников среднего и старшего возраста читают стихотворения.

А. Блок, «Девушка пела в церковном хоре…», читает Марк Котенков (г. Красный Луч, гимназия № 1).

М. Михайлов, «О, сердце скорбное народа!», читает Алина Бабаева (г. Балашиха, школа № 20).

С. Михалков, «Письмо домой», читает Дмитрий Стекольников (г. Красный Луч, школа № 11).

Мария Мамиконян: Мы видели сейчас в этом небольшом ролике, как современные школьники, оказывается, могут чувствовать и понимать настоящую поэзию. Если становлением их личностей занимаются небезразличные и талантливые люди. Получив такую духовную основу, человек может жить и выстаивать под напором любых вызовов. Он может воевать и не скатываться ни в зверства, ни в жестокость — выстаивать, сохраняя человечность.

Но этим же надо заниматься!

Нам говорят, что в школах процветают травля и издевательства, это стало принято называть английским термином «буллинг», мы узнаем из новостей, что очередной «стрелок» расстрелял одноклассников, и это называется «колумбайн». А также нам говорят, что если в школах стали стрелять, то нужно ставить турникеты покрепче и сажать во все школы уже даже не ЧОПы, а Росгвардию. При этом родителей — не пускать! Мы же на это отвечаем, что вы хоть колючей проволокой обнесите каждую школу — это не поможет. А нужны хорошие уроки литературы в достаточном объеме, и тогда не будет желания расстреливать одноклассников. Но нас не очень-то слушают. Думаю, все понимают, по какой причине.

Я передаю слово Евгении Михайловне Амосовой. Она делает огромную работу по становлению личности наших детей. Раньше делала ее в одиночку. Сейчас, насколько понимаю, у нее появилась соратница по творческому цеху — и это здорово! Но таких людей, если мы хотим менять ситуацию, надо много.

Евгения Амосова: Да, Наталья Евгеньевна Лукеичева сидит сегодня в зале.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER