Миротворческий процесс в Ливии, несмотря на трехмесячное затишье, находится под угрозой срыва: страну и на западе, и на востоке охватили антиправительственные демонстрации. Демонстранты недовольны ухудшением уровня жизни, в частности высокими ценами на топливо, товары первой необходимости и продукты, а также перебоями с подачей электричества

Турция — неоосманский синдром. Часть IX

12 сентября противники Сараджа из ВГС (то есть «Братья-мусульмане»*) заявили, что «решение Сараджа о назначении главарей бандформирований на высокие должности в органах безопасности направлено на укрепление собственной власти главы ПНС». Они подчеркивают, что на пост заместителя начальника разведслужбы был назначен главарь боевиков Имад Тарабулуси, а еще один командир террористов, Лутфи Харири, получил должность зам. главы Управления внутренней безопасности.

13 сентября американская журналистка Линдси Снелл, давно анализирующая и освещающая в СМИ события в Ливии, сообщила в своем Twitter-аккаунте, что в Мисурату в войска ПНС прибыла новая группа сирийских террористов-наемников из группировки «Файлак аль-Маджд». Снелл указывает, что в Мисурате многие наемники, переброшенные Турцией из сирийского Идлиба, занимаются мародерством и похищением местных жителей. Поскольку террористам зачастую не выплачиваются обещанные деньги, они переходят на такое криминальное «самообеспечение».

Арабские СМИ указывают, что миротворческий процесс в Ливии, несмотря на трехмесячное затишье, находится под угрозой срыва: страну и на западе, и на востоке охватили антиправительственные демонстрации. Демонстранты недовольны ухудшением уровня жизни, в частности высокими ценами на топливо, товары первой необходимости и продукты, а также перебоями с подачей электричества. На западе протестующие выступают за отставку правительства Сараджа, на востоке — за уход Хафтара.

13 сентября восточное временное правительство Абдаллы ат-Тани, назначенное Палатой представителей, на фоне массовых протестных акций подало в Палату представителей прошение о своей отставке.

13 сентября издание Alwasat сообщило, что прибывшие в Каир для консультаций делегации Палаты представителей в Тобруке и Высшего государственного совета в Триполи согласились с необходимостью подготовки и объявления «дорожной карты» миротворческого процесса. В документе будут определены даты окончания каждого из периодов переходного этапа, причем на решение важнейших вопросов управления страной в оставшееся время также будет отведен определенный срок. Дата предстоящих вселивийских выборов должна быть установлена не позднее октября 2021 года.

14 сентября арабские СМИ сообщили, что с 7 по 9 сентября в швейцарском городе Монтрё проходили консультации по стабилизации ситуации в Ливии, участие в которых приняли делегации от Палаты представителей и Высшего государственного совета. По итогам переговоров был решен ряд ключевых вопросов: в состав Президентского совета войдут представители всех трех регионов страны, в Сирте будут расположены исполнительные и законодательные органы. Агила Салех высоко оценил результаты диалога.

Обращает на себя внимание тот факт, что в ливийском «миротворческом процессе» обе стороны — и Триполи, и Тобрук — участвуют одновременно сразу на нескольких переговорных «полянах». Если в марокканской Бузнике идут официальные переговоры, то в швейцарском Монтрё и египетском Каире — «консультации», причем и переговоры в Бузнике также названы «предварительными». Окончательная «сводка» результатов этих переговоров и консультаций предполагается в Женеве на итоговых официальных «межливийских» переговорах, которые были запланированы на 17–27 сентября. Но, видимо, несколько откладываются…

И уже понятно, почему. Субъектами этих переговоров и консультаций во всех случаях оказываются Высший государственный совет в Триполи и Палата представителей в Тобруке, однако их переговорные позиции со стороны Триполи на разных «полянах» во многих случаях, судя по поступающим комментариям, заметно различаются. Что, похоже, неявно демонстрирует всё более острые противоречия или конфликты в военно-политическом руководстве Триполи…

Это очень наглядно показывает информация канала Libya 24 от 14 сентября. Канал сообщил, что командование Генеральной разведывательной службы ПНС в полном составе угрожает сложить свои полномочия. В письме ведомства уточняется, что причиной такого решения стал «факт назначения на ключевые посты людей, не имеющих опыта работы в сфере безопасности». По их словам, данный поступок «неоправдан и противоречит правилам выбора руководителей, согласно которым любой кандидат должен обладать опытом и компетенцией».

15 сентября агентство Bloomberg сообщило со ссылкой на «информированные источники», что Сарадж уже обсудил с ливийскими и международными партнерами планы своей отставки, которой требуют участники массовых протестов в Триполи и других городах западной Ливии. По данным Bloomberg, Сарадж находится под сильным давлением со стороны улицы и собственных «соратников», и объявлением отставки рассчитывает ослабить это давление. Он хочет предложить противоборствующим сторонам согласовать новую структуру Президентского совета, который объединит борющиеся между собой администрации страны и назначит выборы. Сам Сарадж намерен исполнять свои обязанности вплоть до переговоров в Женеве.

В тот же день, 15 сентября, о себе напомнила ЛНА. Ее спикер Ахмед аль-Мисмари заявил, с показом видео с места событий, что ЛНА разгромила группу боевиков «Исламского государства»* в районе города Сабха. Вооруженное столкновение продолжалось около 7 часов, удалось нейтрализовать девять террористов ИГ* и арестовать двух пособниц ИГ* — жен экстремистов. Выяснилось, что двое ликвидированных боевиков были гражданами Ливии, остальные семь — выходцы из Египта, Судана, Нигерии, Саудовской Аравии и региона Сахель, причем среди них оказался эмир ИГ* в Ливии Абу Абдалла.

16 сентября ряд жителей города Бени-Валид сообщили в Twitter, что боевики, лояльные главе МВД ПНС Ливии Фатхи Башаге, готовятся к атаке на город. Большая часть населения Бени-Валида — сторонники Муаммара Каддафи и его сына Саифа аль-Ислама. Они просят о помощи в социальных сетях и надеются на защиту от террористов, которых Башага переодел в форму силовиков ПНС.

Также 16 сентября глава ПНС Фаиз Сарадж в видеообращении, опубликованном телеканалом Al Jazeera, заявил, что до конца октября передаст свои полномочия новому органу исполнительной власти; это время необходимо для того, чтобы комитет по межливийскому диалогу успел завершить все необходимые процедуры. Сарадж, однако, подчеркнул, что для того, чтобы он принял окончательное решение об отставке с поста главы ПНС, которое было бы признано мировым сообществом, переговорщики до указанного им дедлайна — конец октября — должны договориться о формировании нового президентского совета и нового правительства.

В тот же день, 16 сентября, спикер ЛНА генерал аль-Мисмари заявил, что планируемая отставка Сараджа для ЛНА ничего не значит: «Наша борьба не против Сараджа, а против терроризма и преступных вооруженных группировок, анархии в сфере безопасности, и эта борьба началась еще до появления Сараджа… хотя отставка Сарраджа лишит вооруженные группировки какого-либо прикрытия, какой-либо легитимности».

А далее аль-Мисмари на пресс-конференции заявил, что председатель Высшего государственного совета в Триполи Халед аль-Мишри не политик, а террорист. Он подчеркнул, что аль-Мишри и его сторонники из «Братьев-мусульман»* должны ответить за свои преступления перед законом. Аль-Мисмари обвинил аль-Мишри в измене, указав на то, что тот получал финансирование из Катара за противозаконную деятельность, направленную на уничтожение государственного аппарата Ливии.

Спикер ЛНА подчеркнул, что в распоряжении ЛНА имеется документация, подтверждающая ежемесячные дотации в размере 250 тысяч долларов США, которые аль-Мишри получал от катарских спецслужб: «Руководитель так называемого Высшего государственного совета — коррупционер, он связан с Дохой и Анкарой. Аль-Мишри поддерживает террористов в Бенгази: выдает им поддельные паспорта и отправляет на лечение в Турцию». В подтверждение своих обвинений аль-Мисмари продемонстрировал комплект документов.

17 сентября глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу в интервью CNN Türk по итогам завершившихся в Анкаре переговоров российской и турецкой делегаций по вопросам мирного урегулирования в Ливии заявил: «Могу сказать, что эта встреча была продуктивной. Наша цель с Россией — прекращение огня в Ливии. Знаете, я не буду вдаваться в подробности в этом вопросе… Мы можем сказать, что мы приблизились к соглашению о параметрах прекращения огня в Ливии».

В этот же день, 17 сентября, советник Агилы Салеха, Фатхи Марими, сообщил изданию Independent Arabia, что переговоры между Палатой представителей Ливии и Высшим государственным советом (ВГС) близятся к заключению окончательного соглашения о распределении суверенных должностей в новом Президентском совете. Помимо состава нового Президентского совета, в который войдут представители трех ливийских регионов, Тобрук и Триполи обсуждают справедливое разделение ресурсов между регионами, а также сроки проведения в Ливии парламентских и муниципальных выборов. Марими оговорил, что «все оставшиеся вопросы будут решены уже после завершения формирования новых государственных органов».

18 сентября — после двух дней молчания — президент Турции Реджеп Эрдоган заявил СМИ свою позицию по поводу решения главы ПНС Ливии Файеза Сараджа сложить полномочия не позднее конца октября: «Мы огорчены этой новостью». Но добавил: «На этой неделе могут пройти переговоры с различными делегациями…»

Имел ли Эрдоган в виду то, что после неких «переговоров» Сарадж может изменить свое решение — неясно. Ясно лишь то, что и заявленное Сараджем недавнее решение о прекращении огня и начале переговоров с Тобруком и обещание сложить полномочия после создания нового Президентского совета — для Анкары «как кость в горле».

Видимо, Эрдоган твердо рассчитывал на то, что ему удастся «раздавить» слабеющие силы ЛНА Хафтара, взять Сирт и Аль-Джуфру, оттеснить войска ЛНА на восток как минимум до Бенгази и в итоге получить контроль над так называемым «нефтяным полумесяцем» Ливии.

А далее — от имени ПНС — объявить о восстановлении добычи и экспорта ливийской нефти. Тем самым «одним махом» и решить проблемы крупнейших западных нефтяных компаний (прежде всего итальянской «ЭНИ» и французской «Тоталь»), и заодно получить финансовые ресурсы для оскудевшей ливийской казны, в том числе для успокоения обнищавших городских масс и возмущенных племенных шейхов. Тогда любые «мирные переговоры» — побоку, «победителей не судят», и вопрос о легитимности ПНС никто в мире всерьез поднимать не станет.

Теперь же всё для Турции резко осложняется. Если переговоры продолжатся и завершатся успешно, а Хафтар не будет повержен, то и вопрос новой легитимной власти в Ливии (в отличие о ПНС, который «легитимен» лишь вердиктом спецпредставителя ООН) будет решен без Турции, и проблему восстановления нефтяного экспорта тоже будут решать (и решат) другие.

Более того, новое легитимное ливийское правительство, вне всякого сомнения, постарается поскорее отменить (как нелегитимные и юридически ничтожные) все договоры, которые ПНС заключил с Турцией — и договоры о военном сотрудничестве и создании турецких баз в Ливии, и о разделе между Турцией и Ливией шельфа в Восточном Средиземноморье. Конечно, для Турции это стратегическая катастрофа!

И что тогда делать Анкаре? Видимо, единственное — изо всех сил постараться, чтобы новая власть в Ливии не состоялась ни к концу октября, ни когда-либо еще. То есть настойчиво и предельно жестко срывать «межливийские» переговоры…

(Продолжение следует.)

* Организация, деятельность которой запрещена в РФ.

Фаиз Сарадж в Президентском дворце в Анкаре. 20 июня 2020 года
года202020 июняАнкаре.вдворцеПрезидентскомвСараджФаиз
Фаиз Сарадж в Президентском дворце в Анкаре. 20 июня 2020 года
Изображение: (cc) SikanderKhan1987
Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 398