15
март
2018
  1. Социальная война
  2. Расселение аварийного жилья
Иван Черемных / ИА Красная Весна /

«Путин далеко, а мы здесь»: людям объяснили, почему их ждет дом с плесенью

Изображение: © ИА Красная Весна
Дом, построенный для переселенцев из ветхого и аварийного жилья (дом с плесенью)
Дом, построенный для переселенцев из ветхого и аварийного жилья (дом с плесенью)
Дом, построенный для переселенцев из ветхого и аварийного жилья (дом с плесенью)

В городе Первоуральске Свердловской области так же, как и по всей стране действует программа переселения из ветхого и аварийного жилья. Если судить о ее реализации из официальной городской прессы, то все проходит гладко. Строятся новые дома, а люди радостно покидают деревянные бараки и переезжают в благоустроенное жилье.

На деле все далеко не так. Мы встретились с жителями трех ветхих домов, которые отказываются переселяться в построенные для них новостройки. На данный момент администрация города подала на них иски в суд на выселение. Люди рассказали о причинах, по которым они не хотят переезжать, и о том, какие методы давления использует администрация для того, чтобы вынудить их сделать это.

Изображение: © ИА Красная Весна
Дом, попавший в программу переселения, из которого отказываются переезжать люди
Дом, попавший в программу переселения, из которого отказываются переезжать люди
людипереезжатьотказываютсякоторогоизпереселения,программувпопавшийДом,

Первое обстоятельство, которое раздражает всех, это переселение в другой район города. Чтобы лучше понимать ситуацию, скажем, что ветхие и аварийные дома в Первоуральске сосредоточенны в основном в микрорайонах Динас, Хромпик и Талица. Это два разных конца города. Динас от Талицы и Хромпика отделяют более десяти километров.

Тем не менее для переселенцев с Талицы построили дома на Динасе, а динаcовцев, в свою очередь, наоборот переселяют на другой конец города.

Говорит Наталья Чухарева, жительница дома по улице Химиков на Хромпике: «Все в ужасе от того, что динасовцев переселяют на Хромпик, а нас на Динас. Мне сейчас 7 минут до работы идти пешком. Мы на машине мерили, при помощи счетчика, оказалось, что между нашим сегодняшним местом проживания и тем, что нам дают 12 километров. Наш аргумент о шаговой доступности ни суд, ни кто другой слышать просто не хочет».

Соседка Натальи — Ольга Попова — в одиночку воспитывает двоих детей, один из которых — ребенок-инвалид. Он ходит в специальную школу, которая в городе одна. «Если мы переедем, на Динас, то нам школа становится просто недоступна. Нам придется до нее на двух автобусах добираться», — говорит женщина.

«Но больше нас беспокоит не это, — говорит Наталья, — а то, что в этих квартирах жить просто невозможно. У них там квартиры студийного типа».

В разговор вмешивается другая соседка, Вера Михайловна Абзалова: «Квартиры там гостиничного типа: узкие и длинные, которые проветрить невозможно. Это не квартира даже, это вагон: там ширина комнаты 2,04 м., а здесь у меня — 3,5 м. В этих помещениях находиться просто невозможно, вентиляция везде только принудительная, но дышать все равно нечем. В подъездах душно и жарко, в квартирах душно и холодно. Кроме того, влажно, от этого плесень везде идет. Они ее устраняют, места эти заново шпатлюют и клеят обои, но плесень опять появляется. По стенам идут трещины сверху донизу. Мы обращаем на них внимание, а нам в ответ говорят: “У дома гарантия 5 лет, мы будем постоянно их подмазывать". Они подмазывают, трещины снова появляются».

Наталья Чухарева рассказывает: «Они всеми правдами и неправдами пытаются нас переселить. У них ведь срок закончился, им надо было расселить дом до сентября (2017 года — прим. ИА Красная Весна). Они используют уже все что можно. Вот Галю с мужем приглашали на работе побеседовать».

Женщина передает слово соседке:«Меня на работе в политехникуме (учреждение профессионального образования «Первоуральский политехникум» — прим. ИА Красная Весна) директор вызвал, — говорит сама Галина Пономарева, — Спрашивал, почему я не переезжаю. Он сказал: ”Мне позвонил Хорев (глава городского округа Первоуральск — прим. ИА Красная Весна) и сказал провести с вами беседу”. К мужу на завод (Первоуральский новотрубный завод — прим. ИА Красная Весна) приехал представитель администрации города. Начальник цеха вызывал к себе моего мужа, и этот чиновник разговаривал с ним, и тоже спрашивал: ”почему ты не выезжаешь?”»

Кроме «бесед» на работе, к жителям, отказывающимся переселяться, приходят проверяющие из органов опеки и комиссии по делам несовершеннолетних (КДН).

Наталья Чухарева вспоминает о таких визитах к соседке: «К Ольге Поповой органы опеки не стесняются приходить в квартиру. Спрашивают: ”почему у вас ремонт не сделан”, смотрят холодильник. Они ей даже предлагали сдать детей в ”Росинку” (детский приют — прим. ИА Красная Весна)».

Ольга Попова рассказывает сама: «Ко мне приходили несколько комиссий от органов опеки, КДН. Говорили, что по запросу прокуратуры. Проверяли, что якобы у меня дети в ненадлежащих условиях проживают. Проверяли вплоть до того, чем у меня холодильник забит, какое постельное у детей. В итоге они составили акт о том, что у нас все в порядке. Но когда я комиссии предложила для сравнения съездить в тот дом, в который нас хотят переселить, то они отказались. Если будет такая ситуация, что мне деваться некуда будет, и мне придется туда переехать в эти 15 квадратных метров, то я не представляю, как я там размещусь. Я прикидывала, когда мы заставим эту комнату всеми необходимыми вещами, свободной площади у двоих детей останется один квадратный метр».

Через органы опеки также пытались надавить на Сергея Борисова, главу семьи, проживающей в другом доме, расположенном уже в Талице. Сергей не открыл дверь проверяющим. В ответ представители органов опеки пригрозили ему тем, что в следующий раз они намерены прийти с полицией.

Несмотря на то, что вопрос с жильцами, не желающими переезжать в новостройку с плесенью, еще не решен, управляющая кампания по бумагам уже не обслуживает данные дома с ноября месяца. В одном из домов уже отключили холодную воду, в другом — горячую воду и намерены в ближайшее время отключить газ.

«Они нам сказали, что после 12-ого марта отключат газ», — говорит Наталья Чухарева.

Кроме всего прочего, если верить людям, то представители администрации пошли на уголовное преступление.

«Они обманным путем добились от нас подписи договора мены квартиры, — говорит Абзалова Вера Михайловна, — и сейчас в суде этот договор показывают. Нам сказали так хитро: ”Ну ладно, не хотите вы подписывать договор мены квартиры, дайте нам хотя бы на баланс города поставить”. Мы и подписали», заключила она.

«Да, нас тоже уговаривали подписать документ, чтобы дом поставили на баланс города», — добавила Галина Пономарева.

Ольга Попова вспоминает: «А мне по-другому формулировали. Говорили о том, что я должна дать письменное согласие на то, чтобы распечатали документы об обмене квартиры. Но когда мы их подписывали, ”шапка” была другая. Потом на суде администрация предъявила их, и оказалось, что по этим бумагам мы уже дали согласие на обмен квартиры. В суде я написала объяснительную о том, что с меня этот документ был истребован обманным путем».

Сергей Борисов говорит, что его тоже уговаривали подписать полупустой бланк, но он отказался.

Мы спросили: «Кто конкретно совершал эти манипуляции с подписями? Это все делал один человек?»

«Конечно, это была Гатаулина Ольга Геннадиевна, руководитель жилищного отдела», — заявила Вера Абзалова. Остальные собеседники также подтвердили, что это была именно Гатаулина.

«Кроме того, мы не сомневаемся, что нас попугивают поджогами, — продолжает Вера Абзалова, — Соседние дома, из которых люди уже выселились, горели уже четыре раза. Последний горел в ночь перед нашей беседой».

Еще один жилец этого дома Мусинов Дмитрий добавил: «Да, все время по ночам горит. И еще стекла бьют, чтобы разгоралось быстрее. Причем я заметил парней малолетних, которые били стекла и узнал их. Это были те же пацаны, которые перед прошлыми выборами листовки расклеивали у подъезда».

Конечно, трудно предположить, что администрация Первоуральска для запугивания людей готова организовывать поджог соседних домов. Однако совершенно ясно, что администрация создала ситуацию, в которой люди уже во всем готовы видеть давление на себя.

Наталья Чухарева рассказывает: «Они честно и откровенно говорят: ”вы все равно сюда поедете”. Хотя мы уже встречались с губернатором (Свердловской области Евгением Куйвашевым во время его визита в Первоуральск — прим. ИА Красная Весна). Губернатор нам сказал, что можно любые вопросы решить, что по этой программе (переселения ветхого и аварийного жилья — прим. ИА Красная Весна) кроме переселения в новостройку предусмотрен также вариант приобретения жилья на вторичном рынке. Губернатор то конечно вот такие горы пообещал, и всем дал задание разобраться с нами. Но с нами как никто не работал, так и не работает. Они просто нам говорят: ”Кто такой ваш губернатор?”», — закончила она.

«Да-да, открыто об этом говорят», — поддерживают Наталью другие жильцы.

«Нам говорили: ”Путин и губернатор далеко, а мы здесь”», — вспоминает Вера Абзалова.

То есть губернатор дал людям надежду на решение их проблемы, а в администрации города им дали понять, что ничего не изменится. Видя это, активисты стали пытаться попасть на прием к Евгению Куйвашеву, но встретиться с ним больше не удалось. Обращения к Путину и губернатору из раза в раз спускались нижестоящим инстанциям и в конечном итоге приходили в Первоуральск.

«Единственное, Ольга Попова же суд выиграла у администрации в том, что в первую очередь собственникам должны были предложить выплату денег, — отмечает Наталья Чухарева, — Ольга потребовала компенсацию. Но это решение суда администрация намерена обжаловать. 22 марта будет суд в Екатеринбурге. Их не устраивает та сумма компенсации, которую она попросила. Это при том, что ее переселяют из комнаты 18 м кв. в комнату 15 м кв.»

Ольга возмущается, что ее при подсчете ущемляют в жилой площади.

Вера Абзалова добавляет: «Да-да, у нас на суде так и звучит. Адвокат спрашивает: ”где жилая площадь”. А с другой стороны все время настаиваю: ”общая площадь”!»

К разговору присоединяется Берестова Елена, жительница соседнего дома по улице Мамина-Сибиряка: «Из этого дома все съехали, мы там остались одни. Я подала встречное заявление в суд на администрацию, представила суду оценку стоимости квартиры. Администрация с этой оценкой не согласилась, как и в случае Ольги и потребовала судебной экспертизы».

При этом надо отметить, что у всех этих людей абсолютно разные ситуации, требующие индивидуального подхода. Например, часть из них собственники жилья, у части оформлен договор социального найма. Но нежелание переезжать в новостройки «с плесенью» у всех одинаковое. В подтверждение своих слов они говорят, что в недавно купленной газете объявлений они нашли 12 квартир, выставленных на продажу, расположенных по тому самому злополучному адресу, куда их намерена переселить администрация.

Мы решили проверить, так ли всё плохо как говорят люди, и отправились на Динас в новостройку по улице Кирова. На первый взгляд ничего необычного, но это только если не заходить в квартиры. Мы обошли больше десяти. Проводником была пенсионерка Лидия Бизяева.

В каждой квартире уйма жалоб, недовольства и раздражения. Люди делятся наболевшим и показывают все, на что жаловались жители деревянных бараков, отказывающиеся сюда переезжать. Это и откровенно неудачная планировка, и небрежно, тяп-ляп сделанные отделочные работы. Но все же главное — это, конечно, плесень. На нее жалуются везде. Да, ее устраняют: приходят отделочники, убирают плесень, шпатлюют и заново клеят обои. Но плесень появляется опять. В некоторых квартирах нам сказали, что плесень приходили убирать уже четыре раза за 2 месяца. Жильцы то и дело бегали при нас со средствами от плесени и опрыскивали ее колонии. Несмотря на то, что плесень постоянно убирают, мы все же смогли заснять несколько ее больших рассадников.

Изображение: © ИА Красная Весна
Плесень в доме, построенном для переселенцев из ветхого и аварийного жилья
Плесень в доме, построенном для переселенцев из ветхого и аварийного жилья
жильяаварийногоиветхогоизпереселенцевдляпостроенномдоме,вПлесень
Изображение: © ИА Красная Весна
Плесень в доме, построенном для переселенцев из ветхого и аварийного жилья
Плесень в доме, построенном для переселенцев из ветхого и аварийного жилья
жильяаварийногоиветхогоизпереселенцевдляпостроенномдоме,вПлесень

Распространению плесени очевидно способствует повышенная влажность. В трех квартирах был откровенно сырой воздух. Самую большую колонию плесени мы обнаружили в квартире с самым сырым воздухом, которым было очень тяжело дышать. А между тем в квартире проживает семья с двумя маленькими детьми. Женщина рассказывает, что за два месяца, как они сюда переехали её годовалый ребенок болел бронхитом уже три раза.

Одновременно с влажностью, помещения плохо проветриваются. Почти везде душно. В нескольких квартирах холодно, несмотря на то, что на улице всего лишь 10 градусов ниже нуля. Мужчина, проживающий в самой холодной квартире, показал нам двухкиловаттный обогреватель, который он купил, чтобы прогреть комнату. Но его все равно не хватает.

«Я сплю под тремя одеялами и с обогревателем», — говорит он. Мужчина вспоминает, что ходил на прием к чиновнику жаловаться на проблемы с отоплением: «У него две батареи по двенадцать секций стоит в кабинете, а у меня на такую комнату огромную только 4 секции поставили». Во всех квартирах, в которых мы были, ни разу не видели радиатор больше чем на 6 секций. В основном под окнами были четырехсекционные.

Изображение: © ИА Красная Весна
На большую комнату радиатор с четырьмя секциями
На большую комнату радиатор с четырьмя секциями
секциямичетырьмясрадиаторкомнатубольшуюНа

Мужчина из другой квартиры рассказывает, что его жалобы вынудили занимающихся доделками в доме проверить его окно. Оказалось, что вместо монтажной пены щели заткнуты огромным количество газет. «А я-то думал, почему это у меня у окна дует постоянно», — сказал он.

Это еще не все замечания жильцов, которые мы услышали. Возмущались они так называемыми «колоннами», которые «съедают» нужное место в, итак, узких комнатах. Благодаря беглому осмотру в одном подъезде мы обнаружили минимум две входные двери, которые вопреки всем нормам пожарной безопасности открываются внутрь квартир.

Изображение: © ИА Красная Весна
Дверь, установленная вопреки правилам пожарной безопасности
Дверь, установленная вопреки правилам пожарной безопасности
безопасностипожарнойправиламвопрекиустановленнаяДверь,

Завершить экскурсию по «элитному» дому хочется полукомичным эпизодом. Осматривая одну из квартир, мы обнаружили электророзетку под потолком. Спрашиваем жильцов. Они рассказали, что рабочие из ближнего зарубежья, занимавшиеся отделкой квартиры, объяснили такое расположение розетки тем, что у них не хватило кабеля опустить ее пониже.

Изображение: © ИА Красная Весна
Розетка под потолком
Розетка под потолком
потолкомподРозетка

Подытоживая, больше всего хотелось бы обратить внимание не на конкретные проблемы, затронутые здесь, а на некое послевкусие, которое осталось после погружения в эту ситуацию. Наталья, рассказывая о приходе органов опеки к Ольге Поповой, немного стесняясь, попыталась сказать, что к ней пришли, чувствуя ее слабость. Наталья не проговорила это четко, и было ясно, что она не хочет обидеть соседку. Но что-то она уловила. Понятно, что речь здесь идет не о физической слабости. Да и сущностно слабой Ольгу не назовешь, она довольно бойкая женщина. Но вот то, что у чиновников есть некий шаблонный портрет слабого беззащитного человека, на которого можно накинуться как хищнику на добычу, замечаешь часто.

Примерно те же нотки я слышал уже в том самом доме с плесенью. Бабушка, уже переехавшая в него и подписавшая все бумаги, обронила фразу, смысл которой был в том, что если б ее старик-муж был бы жив, то они бы еще поборолись за свои права.

Дух джунглей, войны всех против всех, понимание того, что кто сильный, тот и прав, вот что на самом деле маячит за всей этой историей.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER