В американской Кремниевой долине сообщество родителей запрещает детям до семи лет пользоваться устройствами с экранами

Одной «цифрой» проблему мотивации не решить, нужен учитель — эксперт

Алексей Ткачёв. Учительница
УчительницаТкачёв.Алексей
Алексей Ткачёв. Учительница

В прошлом году во время режима самоизоляции российские учебные заведения оказались не готовы к переходу на дистанционное образование. Выяснилось, что в России нет качественных образовательных цифровых платформ, а преподаватели не знают, как проводить занятия в режиме онлайн. Такая неготовность не могла не повлечь негативных последствий в образовании.

Учителя, ученики и их родители опасаются, что цифровые технологии и дистанционное образование могут прийти в наше образование, как говорится, всерьез и надолго. Тем более, что 7 декабря 2020 года вышло постановление правительства № 2040 «О проведении эксперимента по внедрению цифровой образовательной среды» (далее — ЦОС).

Чтобы разобраться, так ли ужасны сами по себе цифровые технологии и дистанционное образование, корреспондент ИА Красная Весна побеседовал с магистром педагогики, научным сотрудником в области цифровой безопасности, продюсером курсов точных наук платформы «Открытая школа», руководителем проекта «Безопасность личности в информационном пространстве» Алексеем Лебеденко.

Алексей Лебеденко
ЛебеденкоАлексей
Алексей Лебеденко

ИА Красная Весна: Алексей Владимирович, расскажите, чем Вы занимаетесь? Правильно ли я понимаю, что Вы имеете отношение к разработке платформ для дистанционного обучения?

Я занимаюсь продюсированием курса математики. Продюсирование в данном случае — это разработка цифровых онлайн-уроков для школы в помощь учителю. Мы не ставим перед собой задачи заменить учителя. Мы делаем инструмент, который помогает учителю качественней проводить урок. В частности, мы разрабатываем качественные анимационные ролики, которые объясняют материал. Мы также разрабатываем разные интерактивные механики, чтобы ученику было проще понять материал. Также мы делаем инструмент для возможности учителю задавать домашнее задание и проводить проверку контрольных работ. Проверка контрольных работ — это одна из основных проблем, которая занимает много времени у учителя.

Я считаю, что все заявления о том, что учителей заменит «цифра» и интернет, не имеют под собой никаких оснований. Всё потому, что ученики, к сожалению, плохо мотивированы. Проблему эту мы без учителя никак не можем решить.

ИА Красная Весна: Бытует такое мнение, что не нужно держать такое огромное число учителей. При дистанционном образовании достаточно будет несколько сотен высококвалифицированных преподавателей, которые будут вести уроки на огромную аудиторию.

Это абсолютно нерабочая схема, потому что нужна обратная связь, то есть взаимодействие ученика и учителя. Даже если предположить, что у нас две тысячи учителей будут обучать всю страну, то они просто физически не смогут отвечать на такие запросы. Учитель сегодня — это своеобразный наставник, который ведет ученика сквозь поток знаний. Учитель нужен ученику, чтобы объяснить, на какие знания нужно обратить внимание, как лучше сделать, в каком порядке и т. д. Найти информацию ученик в состоянии сам, а вот как ее применить, в каком порядке и как ее изучать, он не знает.

Сейчас есть массовые онлайн-курсы. Да и там без кураторов ничего не работает. Я сам пробовал делать подобный курс. Могу сказать, что курс — это живой организм. Ты его постоянно совершенствуешь при помощи взаимодействия со слушателями, улучшаешь. Без всего этого такой курс скоро превращается в забытую книгу.

ИА Красная Весна: В связи с внедрением цифровых технологий дети вынуждены осваивать планшеты и телефоны в раннем возрасте. Можно ли обеспечить информационную безопасность детей?

Конечно, можно. Во-первых, я бы рекомендовал учитывать возраст, до которого нельзя пользоваться устройствами, которые содержат в себе экраны.

В американской Кремниевой долине, где разрабатывают технологии, о которых мы говорим, сообщество родителей запрещает детям до семи лет пользоваться устройствами с экранами. Это помогает избежать историй, когда ребенок теряет связь с реальностью.

Приведу пример, когда ученик подходит к окну, а за окном он видит бабочку. Чтобы получше ее рассмотреть, он начинает по окну водить пальцами, как в смартфоне, чтобы увеличить изображение. Он же привык, что на стекле это так работает.

Что касается информационной безопасности, то первое и главное правило гласит, что нельзя ребенка бездумно ограничивать. Т.е. ограничивать, не объясняя ребенку, почему так происходит. Иначе он все равно это сделает тайком против вашей воли.

Мне родители запрещали играть в компьютерные игры, но я все равно играл таким образом, что родители об этом не знали.

ИА Красная Весна: А как оградить ребенка от нежелательного контента при обучении в условиях ЦОС?

Когда мы говорим о ЦОС, то мы имеем в виду сайт или приложение, которое достаточно локализовано и ограничено. Т.е. это какая-то среда, за которую ребенок не выходит, если эта среда правильно организована. Нам, конечно, до этого еще далеко, но это всё возможно.

Если чрезмерно запрещать, это приводит к избыточному интересу. С этим нужно разбираться, потому что здесь очень тонкая грань.

С точки зрения банальной цифровой безопасности, например, передачи персональных данных, то это ответственность производителей таких платформ. Производители подчиняются федеральным законам, постановлениям правительства, приказам ФСТЭК и ФСБ и так далее. Соответственно они не могут создавать продукты, в которых используются персональные данные учеников или они не защищены. Это сугубо их ответственность. Без подобной защиты ни одна платформа работать не может.

ИА Красная Весна: В прошлом году, когда был введен дистант, многие ученики, в том числе и младших классов, завели страницы в соцсетях для коммуникации с учителями. Как Вы к этому относитесь? Какие негативные последствия это может вызвать или уже вызвало?

Пальцы в розетку тоже совать нельзя, но возможность такая есть. Тут дело не столько в социальных сетях. Избыточно нехорошего контента можно найти не только там. Это будет нормально работать, если ребенок доверяет родителям. Если этого доверия нет, то социальные сети, форумы, игры (я считаю, что в играх сейчас больше «трэша», чем где бы то ни было) будут представлять опасность. Ребенок найдет, где ему «самореализоваться». Я оставляю этот вопрос больше на стороне родителей.

С точки зрения нашей цифровой безопасности, производятся блокировки нежелательных групп, где есть запрещенный законом контент. Есть закон, который обязывает маркировать контент, чтобы было понятно, какому возрасту он соответствует. Есть специальный отдел полиции, который занимается кибер-угрозами.

К сожалению, мы пока все время опаздываем. Ведь пока вредоносный контент не проявился, мы не можем его заблокировать. Поэтому сейчас на первый план выходит необходимость правильного воспитания.

ИА Красная Весна: Видите ли Вы прогресс в области отечественной цифровой безопасности? Какие нерешенные проблемы есть в этой сфере?

Это процесс серьезной гонки. Тем не менее у нас, я считаю, это достаточно хорошо развито. Например, один из наилучших антивирусов разработан у нас. Это известный антивирус Касперского. В плане безопасников у нас очень хорошая школа. На международных соревнованиях наши ребята показывают хорошие результаты.

Самая большая проблема заключается в сфере технологий. Это касается процессоров, техники для передачи данных, маршрутизаторов. Таких устройств, к сожалению, у нас в России не производят. Это значит, что у нас есть зависимость. И в случае чего, при самом негативном сценарии, у нас интернет практически не будет работать, потому что нет производительного оборудования нашего производства. Может, у военных и есть что-то, но на рынке у нас только процессоры «Эльбрус», которые недавно вышли. Они неплохие, но отстают на пятнадцать лет от зарубежных аналогов. Они, конечно, развиваются, и, скажем, пять лет назад даже их не было. Тем не менее мы медленно, но нагоняем.

ИА Красная Весна: Как учителю обеспечить вовлеченность учащихся во время онлайн-урока или лекции? И как это проконтролировать?

Главное правило — не переносить очный формат на дистанционку. Я приведу пример. Учителя решили, что раз у нас при очном обучении урок длился 45 минут, значит, он будет длиться столько же и при дистанционном. Но это все разные вещи. Ведь ребенок сидит перед компьютером, где много отвлекающих факторов, где рядом нет других людей. В общем, это совсем другая ситуация, чем раньше. Многие форматы очного обучения не работают при дистанте, как и наоборот. Например, я бы рекомендовал учителям и преподавателям не проводить такие длинные занятия. Нужно искать другие формы. Это могут быть какие-то интерактивные опросы, видеолекции. Держать длительную концентрацию у компьютера очень сложно. Можно записать 45-минутную лекцию, и пусть ученик ее посмотрит, когда ему это будет удобно. Какой смысл смотреть именно сейчас?

ИА Красная Весна: Как Вы оцениваете перспективу внедрения ЦОС и дистанционного образования на постоянной основе?

Есть очное обучение, есть дистанционное, а есть смешанное. У очного есть свои минусы. Например, когда человек заболел, он никак не участвует в процессе. При дистанционном этот минус можно покрыть плюсом. Потому что я могу включить трансляцию, дать заболевшему ученику ссылку на нее, и он сможет таким образом присутствовать на занятии. Я не могу это сделать без дистанционных технологий. У дистанционного формата тоже есть минусы. В первую очередь, это отсутствие активного вербального контакта. Я считаю, что будущее за гармоничным сочетанием дистанционного и очного образования, в форме смешанного обучения. Нельзя ударяться в крайности.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER