15
март
2018
К статье Сергея Кургиняна «О коммунизме и марксизме — 97» в № 262
Николай Кириллин / Газета «Суть времени» /

Политическая карта

 

— Давай, по-честному. Пополам.

— А ты не обманешь?

— Ты меня знаешь. Так, это тебе. Это мне.
Это опять тебе. Это обратно тебе.
Это всё время тебе. Че ты хапаешь, че ты хапаешь!
Не, я такой фасон не ношу. Так, я себя не обделил?

Из к/ф «Свадьба в Малиновке»

Во многом пророческим этот фильм оказался и в том, что сейчас творится на Украине, и в том, как мы разделили национальную собственность в 90-х годах, и в том, как мы позволяем быдлоэлите унижать нас.

Отказавшись от прав на общенародную собственность, от догм социализма и отряхнув с себя прах коммунистических идей, советское общество счастливое, просветленное и умиленное, стройными рядами отправилось строить капитализм, держа в руке чубайсовский ваучер как счастливый билет в рай материального изобилия, наполненный американскими джинсами, колбасой и японскими магнитофонами.

Справедливости ради надо отметить, что советское общество, презрительно именуемое либералами и диссидентами «совки», всё это получило, и довольно быстро. Но какой ценой? Иоганн Вольфганг Гёте со своим «Фаустом» нервно курит в сторонке. Сказать, что цена за «колбасу» была непомерно большая, значит, ничего не сказать. Совки заплатили чудовищную цену. Они расплатились ничтожеством своих детей и внуков, еще и поставив всё человечество на грань гибели.

Если не касаться гуманистических и метафизических компонентов цены и остановиться только не ее материальной части, то следует рассматривать совокупный общественный продукт.

Совокупный общественный продукт (СОП) — это все материальные блага (оборудование и товар), созданные всеми отраслями отдельного национального государства за определенный период времени. Итак, этот самый СОП все трудоспособное население страны в течение года, прямо или косвенно, работая с утра до вечера, наконец-то создало. Наступает кульминация — раздел пирога. Пирог имеет конкретные физические размеры, и возле него, глотая слюни, собралась вся страна.

Утритесь господа-товарищи, пирог будет делиться согласно капиталистическим нормам и правилам. Тем самым правилам, за которые вы сами проголосовали в похабные 90-е и за которые вы голосуете по сей день. Полное удовлетворение ваших растущих потребностей — это в прошлом (кстати, не таком далеком). Вы хотите всестороннего развития? Пожалуйста! Но деньги вперед, это теперь услуга, а если это услуга, то, значит, надо ее оплачивать.

Говорить о справедливости дележки пирога СОП в настоящее время не приходится. А как это происходило в советский период? По сравнению с нынешней ситуацией — «небо и земля». Однако проблемы, хотя и не критичные, но всё же были.

Работая в экспедиции, мы часто слышали рассказы «стариков» о там, как они в конце каждого полевого сезона один месяц посвящали охоте и рыбалке. У нас такого уже не было. Нормы поднимались постоянно, а заработать хотелось тоже постоянно, и времени на экзотику не оставалось. Так, по ходу, только и всего. Но и «по ходу» получалось неплохо.

Интересней стало, когда в середине восьмидесятых начали внедрять бригадный подряд. Интересней не только в смысле заработков, но и смысле организационно-технического маневра.

Привожу пример. Середина восьмидесятых, Якутия, экспедиция. Вылетаю с бригадой в марте на объект для проведения рекогносцировки. Тогда я уже был профессионал. Обследовал ситуацию на местности и даю радиограмму в экспедицию: «Прошу полномочия на актирование двух пунктов триангуляции 2-го класса». В экспедиции паника, начальник экспедиции в предынфарктном состоянии: «Кириллин собрался косить второклассники в тайге». Начинается бешеный обмен радиограммами. Когда разобрались, из экспедиции приходит «добро» и вопрос «че еще надо?» Я отвечаю, что нужен высокоточный теодолит ОТ-02 и среднеточный светодальномер. Из экспедиции: «Ближайшей оказией высылаем, жди». Оказией оказался тяжелый многоцелевой вертолет МИ-6. Но цель, как говорится, оправдывает средства. В результате объект, который надо было «делать» 2,5 года, я отрабатываю за один полевой сезон. Благодаря исключительно бригадному подряду.

И, опять же, благодаря этому самому пресловутому бригадному подряду, мне первому в стране и на тот момент единственному удалось довести полевые работы в таком гигантском объеме до конечного продукта, т. е. привезти из тайги «жесткую основу».

Так было в СССР, а в РФ — другие ценности. Первая и главенствующая — это частная собственность, которая раньше, напоминаю, была общественной. Российский частный капитал за 25 лет ничего выдающегося сам не построил. Ну, есть несколько заводов по «отверточной сборке» автомобилей с забугорными инвестициями, ну, «Москва-СИТИ», ну, жилищное строительство на основе долевого участия и со стопятидесятитысячной армией обманутых дольщиков, а больше ничего на память и не приходит. Паскудами и паразитами оказались наши капиталисты.

Создался тупорылый класс с избыточным эгоизмом, обуреваемый безмерной алчностью. Животные. Смысл жизни этого класса сконцентрирован в одном страстном желании — презрев все моральные и нравственные ограничения прорваться как можно ближе к пирогу совокупного общественного продукта и откусить от него как можно больше.

И вот парадокс! Короткая формулировка советских ортодоксов «бытие определяет сознание». Взглянув назад, в глубину исторических событий, обусловливающих революционные процессы, мы замыленным глазом вначале не видим противоречия, а оно перед нами — оно, это противоречие, на самом переднем плане.

Как это так могло случиться, что буржуазное бытие не определило сознание основателей коммунизма, таких как Карл Маркс, Фридрих Энгельс, Ленин и другие? Они же кровь и плоть этого буржуазного бытия. Что заставило их пойти по другому пути, и не просто пойти, а создать теорию, вооружить ею антагонистичный класс, а затем поднять его на уничтожение класса, породившего их? С позиций материализма это объяснить невозможно. Для объяснения этого феномена нам придется войти в область метафизики.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 269