logo
Статья
  1. Культурная война
«Пили кресты, спасай Россию!»

Феномен Femen

Тактическая борьба с искусством Марата Гельмана приносит свои плоды. Открытие его выставок в разных городах России срывается, выставки сворачиваются или откладываются. Хотя Гельман назвал всех противников своих выставок мракобесами, но под давлением общественного мнения ему все-таки придется покинуть Пермскую область: он уволен с должности директора Пермского центра развития дизайна (ПЦРД).

Это важная, но не решающая победа, так как скандальный галерист занят не менее эпатажным проектом, чем обычно, а именно — группой Pussy Riot. Так как группу быстро задействовали в политической войне, мы рассмотрим подробно деятельность их украинского аналога — движения Femen. Появившись в 2008 году, оно достаточно проявило себя, чтобы можно было говорить о новом действующем лице на поле разрушения основ культуры.

Кто такие эти Femen?

В России Femen стало известно благодаря нескольким скандальным акциям. 4 марта 2012 года участницы группы, украшенные надписями «Краду за Путина» и «Кремлевские крысы», попытались украсть урну с избирательного участка, где голосовал Путин. 26 июля полуголая активистка Femen набросилась на патриарха Кирилла в киевском аэропорту.

17 августа 2012 года активистки движения в знак солидарности с группой Pussy Riot спилили бензопилой крест жертвам политических репрессий в Киеве. После этой акции в блоге движения Femen появилась запись: «Данным актом Femen призывает все здравые силы общества нещадно выпиливать из мозга трухлявые религиозные предрассудки, служащие опорой диктатуре и препятствующие развитию демократии и свободы женщин».

Вслед за августовской акцией Femen анонсировало «гастрольный тур по очагам православного зодчества России» активно призывая «пилить кресты». Действительно, после этого «призыва» в России неизвестными последователями Femen было спилено несколько крестов. Комментируя произошедшие акции вандализма, активистки Femen заявили, что приветствуют «отважных кресторубов».

На Западе Femen пока не пользуются такой известностью, как Pussy Riot, которым предложили провести концертное турне по 100 городам мира с гонораром до 500 000 евро за каждое шоу. Тем не менее, Femen тоже начинает завоевывать популярность. Так, 10 сентября 2012 года группа приняла участие в голландском арт-фестивале в городе Энсхеде. Участницы Femen спилили специально установленные для этого мероприятия кресты, охарактеризованные как «осколки в теле цивилизации». На сайте Femen опубликовано 32 фотографии, на которых полуголые девушки на сцене орудуют бензопилой с надписью «pussy».

А уже 14 сентября французская юстиция выдала украинским феминисткам официальное уведомление о регистрации международного женского движения Femen на территории Франции. Сообщалось, что в Париже откроется «тренировочный лагерь» Femen, который будет заниматься подготовкой активисток движения для проведения протестных акций по всему миру. Задел для таких акций уже есть: 7 сентября в Бразилии, на празднике с 90-летия независимости страны участницы Femen выкрикивали лозунги «Бразилия — колония мачизма, насилия и эксплуатации».

Эксперты утверждают, что на постоянной основе в группе работают четыре девушки. Они — лидеры движения — раздают интервью и объясняют причины той или иной акции. При этом на отдельные «перформансы» дополнительно привлекаются девушки, которые хотят получить свою «минуту славы».

Психологи считают, что девушки из Femen, вероятнее всего, имели тяжелые психологические травмы в детстве, а теперь не понимают, как жить дальше. И именно проблемы самореализации толкают их на такие шокирующие действия, как раздевание перед камерами.

Кто-то считает, что девушек могут использовать в избирательных кампаниях, но не как отдельную силу, а для слива компромата и подстав. Или просто для пропаганды секс-туризма на Украине.

Сами участницы Femen заявляют, что их акции — это новый этап феминистского движения: «Мы — феминистки. Но у нас особый, жесткий феминизм — «секстремизм»: мы объединили секс и экстремизм, это наша идеология и тактика одновременно».

В русле мирового феминистского движения деятельность Femen не является новым этапом, а представляет собой повторение основных тезисов «неофеминизма». Главная идея неофеминизма — это постулат об особом женском начале как ином, равноценном мужскому, варианте человечества. Участницы направления считают своей задачей указать на социально-экономические факторы, которые определили угнетение женщин, и призывают восстать против односторонне мужского характера культуры. Отсюда их желание сломать все стереотипы о женском предназначении, объявив их навязанными «мужской цивилизацией».

Новая волна «неофеминизма» ярко воплотилась в движении childfree («свободные от детей»). В этой связи акция Femen в защиту абортов, то есть за свободу женщины распоряжаться своим телом (тезис «неофеминисток»), является всего лишь мелким эпизодом. Проблема, к сожалению, значительно глубже.

Дело в том, что движение childfree оказалось резонансным благодаря популяризации со стороны голливудских звезд. «Материнство никогда не было моей навязчивой идеей. Уж лучше я буду классной тетей для своих племянников», — говорит актриса Рене Зеллвегер. Усугубляет этот тезис Элизабет Каналис, заявляющая, что ее материнский инстинкт вполне удовлетворяют ее собаки. А известная голливудская актриса Камерон Диаз вообще считает, что «на Земле и так уже слишком много людей».

Все это можно было бы определить как личные предпочтения неких экзальтированных особ, если бы речь шла не о поп-дивах, способных оказывать воздействие на массы, а вопрос о материнстве не ставился в социальном ключе. Актриса Ким Кэтролл (героиня «Секса в большом городе») говорит, что ее смущает мнение общества о женщине без детей. То есть о женщине, не стремящейся стать матерью. Тезис о давлении общества повторяет Камерон Диаз. По ее мнению, многие женщины не хотят иметь детей, но не признаются в этом, опасаясь осуждения общества.

Дальше — больше. Тема предназначения женщин и вопрос о женской природе в трактовке «неофеминизма» начинает подниматься в современном кино. В ироничном фильме «Догма» (США, 1999) богом оказывается даже не женщина, а капризная девочка... В 2007 году выходит фильм испанского режиссера Хулио Медема «Беспокойная Анна» (в оригинале «Caotica (хаотичная) Анна»). Героиня воплощает женское начало, творческое, созидательное. В противовес мужскому, сеющему насилие и смерть.

А в 2009 году знаменитый датский режиссер Ларс фон Триер снимает фильм «Антихрист», в основе которого лежит гностическая идея о том, что вселенная сотворена не благим богом, а злым демиургом. Эту же идею Триер развивает в своем следующем фильме «Меланхолия». Герои Триера осознают, что мир создан злой волей и его уничтожение — это освобождение от тягостного, изматывающего рабства. Какие уж тут дети! «Антихрист» начинается с того, что чистое существо — маленький ребенок падает из окна под романтичную музыку Георга Фридриха Генделя.

Теологи и культурологи уже давно пишут о дехристианизации Европы. И причина не только в том, что Европа стремительно исламизируется. Вытеснение христианских принципов из повседневной жизни приводит к образованию религиозного и социального вакуума, который заполняется оккультным и языческим суррогатом.

Культуролог Роман Багдасаров, который идеологически окормляет группы Femen и Pussy Riot, рассматривает акцию Pussy Riot в храме Христа Спасителя как магию. Мол, это магическая акция в чистом виде, «это нарушение или разрушение табу».

Кроме оккультизма, культурологом в оборот активно вводится тема «женской цивилизации».

Из интервью Багдасарова: «Патриархат, а также многие вещи, которые пристали к христианству в процессе его исторической биографии, должны быть отделены для того, чтобы христианство смогло предстать в своем актуальном и современном виде... Что мы понимаем под словом «отец» применительно к Богу? Что это Творец, который находится за пределами мира, он порождает мир. Но если это так понимать, мать имеет такое же отношение к ребенку, как и отец... Поэтому с таким же успехом Бога можно называть матерью...».

И вот уже в диалог вступает Евгений Головин и другие авторы альманаха «Волшебная гора». У Головина возникает (как он утверждает) закономерный вопрос: «Почему считается, что мужчина и женщина принадлежат одному и тому же человечеству?». Он объясняет: «Проблема такова: монотеистическая культура основана на едином, во главу угла ставится первоединое, абсолют. Все мы привыкли к той культуре, где мужское первоединое идет фаллическим темпом вперед в духовную, душевную, материальную материю. И когда иссякает фаллическая энергия первоединого, то мы получаем то, что сейчас имеем».

Ситуация с Femen как нельзя кстати ложится на дехристианизацию современного западного мира и на желание избавиться от «вещей, которые пристали к христианству в процессе его исторической биографии». Акции Femen вызывают аллюзии с древними оргиастически-экстатическими культами, с вакханками, растерзавшими Орфея, и с культами Великой Богини-матери.

Представление о богине-матери, олицетворяющей природу, лежало в основе культов со времен палеолита. В Малой Азии поклонялись Кибеле, на Крите находят статуэтки богинь, держащих в руках извивающихся змей. К слиянию с природой стремились служительницы Диониса — вакханки. Опьянение, наркотический угар, стирание границ, преград и ограничений, растворение в природе — основной мотив Вакханалий.

На одной из фотографий участница Femen напоминает кровавую, многорукую индийскую богиню Кали.

Образы, создаваемые Femen, красноречиво говорят о том, какой «коктейль» получается, если смешать «неофеминизм», древние культы, фрейдизм и дешевые фильмы ужасов. В связи с фильмами ужасов, можно отослать всех, имеющих крепкие нервы, к фильму «Хостел» (США, 2005). В нем процесс перерождения женщины в убийцу, в ходячую смерть с косой, находится в контексте проблем, возникших в обществе, все больше погружающемся в ощущение бессмысленности, жестокости и гнусности бытия.

Пустое бытие заполняется уже не только оккультизмом. Насущными темами стали: эвтаназия, каннибализм, удовольствие от убийства и самоубийства. А образ Femen в виде полуголой женщины с бензопилой адресует к уже ставшей привычной проблематике. И антагонистичен образу женщины-матери, оторван от всего, что с ним связано: Богоматери, Родины-Матери. Обсуждавшаяся нами не раз ювенальная юстиция, в конце концов, тоже призвана разрушить представление о материнстве.

Борьба Femen с политической системой, в духе «белоленточников»: мол, все снесем… Это только начало. Начало строительства антимира. Хотя, скорее всего, после того как будут разрушены все устои, запреты, табу… Человечество, ощутив на собственной шкуре, что такое «матриархат», будет с нетерпением ждать избавления в виде прекращения эксперимента под названием жизнь …