logo
Статья
/ Ольга Кислякова
В жизни народа, как и в жизни отдельного человека, бывают ситуации, которые на первый взгляд кажутся совсем безвыходными, однако именно в таких незаурядных ситуациях оказывалось, что и народ и отдельный человек обретают какую-то новую силу

Черногорский писатель: Косово — это сербский Иерусалим

Милутин МичовичМилутин Мичович
Евгений Давыдов © ИА Красная Весна

Публицист, писатель Милутин Мичович хорошо знаком с Россией, он — частый гость в нашей стране, подолгу жил в Москве, очень любит этот город и русскую культуру с ее особым, как он считает, еще очень живым православным духом. Ему близок этот дух, он верит, что русский человек сохранил мистическую связь со своей первоосновой. Об этом мы с ним неоднократно беседовали, когда он приезжал в Россию.

Милутин Мичович изучал экономику в Подгорицком и философию в Белградском университетах. Он является автором многих книг: сборников поэзии «Живая вода» (1987), «Врата» (1994), «Следы будущего» (2010); романа «Разоренный город» (1991); книг поэтико-философских эссе «Так говорили черногорцы» (1996), «Письма из Уранополиса» (2000), «Сербский лабиринт и черногорский минотавр» (2003), «Негош и современная Черногория» (2007). Его стихи входят в российские и зарубежные антологии современной сербской поэзии; переведены на многие языки.

Лауреат литературных премий и наград: «Марко Милянов», библиотеки «Негош» (Печь, Косово и Метохия), российской медали В. В. Болотова. Работал редактором в издательстве «Октоих».

На протяжении многих лет по понедельникам ведет культурно-публицистическую колонку «Культурный появник» в ведущей черногорской газете «Дан» (Подгорица), опубликовал там более 650 статей — «размышлений поэта» на разные злободневные и вечные темы. Заместитель председателя Союза писателей Черногории, председатель Литературного общества «Негош», основанного в 2004 году в Никшиче, главный редактор и автор ежегодных сборников этого общества «Дани Негошеви».

Милутин Мичович поделился своими мыслями о политической обстановке на родине — в Сербии и Черногории. Тревожные новости с Балкан породили желание разобраться в причинах и истоках происходящих там процессов

KFOR (миссия НАТО в Косово)KFOR (миссия НАТО в Косово)

Корр.: Расскажите, пожалуйста, что происходило с Сербией и Черногорией с момента распада Югославии? Какими они пришли к настоящему моменту?

Милутин Мичович: Вначале надо сказать, что в конце прошлого и в начале XXI века распались две Югославии. Первая, большая Югославия южных славян, в состав которой входили сербы, хорваты и словенцы, распалась в 1992 году, а потом, в 2006 году, распалась вторая Югославия, в которую входили две старые сербские державы — Сербия и Черногория.

Большая Югославия была создана непосредственно после Первой мировой войны, в 1918 году. В нее внесли свою государственность Сербия и Черногория, к которым позже присоединились другие славянские народы (хорваты, словенцы, славянские мусульмане), жившие до того в Габсбургской монархии (в Австро-Венгрии — прим. ИА Красная Весна). Эта Югославия имела внутреннюю конфликтность сначала на конфессиональной основе (сербы — православные, хорваты — католики), а потом и на этнической основе. Вторая мировая война пробудила эту потенциальную конфликтность, и эта конфликтность достигла великих и страшных результатов. Под покровительством Германии в 1941 году хорваты (а точнее, усташи — хорватские национал-экстремисты) создали Независимое государство Хорватия (НГХ), в котором существовал концентрационный лагерь Ясеновац недалеко от Загреба. Основной целью концлагеря было уничтожение сербов и евреев. Этот лагерь «работал» с 1941 по 1945 год, в нем было убито около 600 000 сербов, а также большое количество евреев и румын. Этот лагерь по жестокости и мучениям жертв был таким же чудовищным, как нацистские Дахау или Аушвиц, но в социалистической Югославии о лагере Ясеновац умалчивалось. В европейском публичном дискурсе также об этом не говорилось. Только сейчас открыто говорится об этом злодеянии.

Распад большой Югославии в 1992 году, ее разделение на республики произошло через разжигание межреспубликанских, межэтнических и конфессиональных различий, и это разжигание очень умно, коварно и мягко направлялось из стратегических центров Европы и Америки.

После распада большой Югославии Сербия и Черногория заключили между собой государственный договор о совместном существовании в рамках Союзной республики Югославия. В этом государстве Косово и Метохия были автономной областью в границах Сербии с большинством албанских граждан. Конфликтность на этой сербской окраине длится еще со второй половины XIX века, когда албанские племена начали выражать стремление к объединению всего албанского народа, который никогда прежде не имел своего государства. К этому надо добавить, что албанские племена прежде находились в Косово в качестве турецких слуг, ведь турецкая оккупация Балкан длилась несколько веков.

В ходе Второй мировой войны уже в 1941 году Германия и Италия оккупировали Косово и Метохию, а все албанское население перешло на сторону оккупантов. До капитуляции Италии в 1943 году албанцы убили в Косово несколько десятков тысяч сербов и изгнали из этого края около 100 000 сербов.

В социалистической Югославии уже с начала 1970-х годов на сербский народ Косово и Метохии оказывалось постоянное давление со стороны албанцев, причем самыми примитивными методами: изнасилования, уничтожение имущества сербов, осквернение кладбищ, разрушение памятников, поджог церквей, убийство крестьян на полях во время полевых работ и тому подобное. Большое число сербов покинуло свои дома и выехали из Косово до натовских бомбардировок 1999 года. В 1999 году в марте месяце началась бомбардировка Югославии странами-участницами пакта НАТО, без формального одобрения Совета безопасности ООН. Бомбардировки длились 79 дней. Погибло более 1500 человек, разрушены больницы, фабрики, школы, военные центры, мосты, храмы.

Разбомбленное в 1999 г. здание Министерства обороны ЮгославииРазбомбленное в 1999 г. здание Министерства обороны Югославии
Ольга Кислякова (С) ИА Красная Весна

Бомбардировки Югославии закончились в июне 1999 года Резолюцией 2144, которая подразумевает, что Косово и Метохия остаются в рамках Югославии, но под патронатом Международних миротворческих сил UNMIK (United Nations Interim Administration Mission in Kosovo, Миссия Организации Объединенных Наций по делам временной администрации в Косово), а также KFOR (от англ. Kosovo Force, в официальных документах ООН на русском языке именуются СДК — «Силы для Косово» — международные силы НАТО, отвечающие за обеспечение стабильности в Косове — прим. переводчика). Продекларированной целью этих структур была защита мира и прав человека, однако в результате их действий с 1999 до настоящего времени из Косова ввиду неприкрытого давления со стороны албанцев изгнано 150 000 сербов.

В Черногории было не так много разрушений во время бомбардировок НАТО. Бомбили аэропорт в Подгорице, военную базу в Даниловграде, разрушили небольшой поселок Мурино, где погибло 10 человек, среди которых трое детей, бомбили военные постройки возле города Герцег Нови. После бомбардировок НАТО отношения Черногории и Сербии чрезвычайно испортились. Очевидно, что официальная власть Черногории приняла проект Запада, который подразумевал отделение Черногории от Сербии, для этого и начали активизировать внутренние противоречия, которые всегда живут внутри любого народа, и этот курс на разрыв привел к оформлению политического разделения сербов и черногорцев.

Новая политика в отделившейся Черногории (самостоятельность была получена в результате референдума 2006 г.) с самого начала была направлена на систематическое разрушение и разрыв культурной идентичности черногорского народа. Оформили Черногорскую церковь (хотя здесь традиционно всегда была сербская церковь), которая в народе не имеет никакого авторитета, но имеет поддержку государства. Сербский язык, традиционный язык Черногории, переименовали в черногорский, изменив алфавит. Историческую и культурную память народа стали подменять с целью отрыва от единой сербской традиции. Изгнали кириллицу из государственной коммуникации и масс-медиа. Сербы в современной Черногории стали гражданами второго сорта, отлученными от участия в общественной жизни, которую контролирует государство.

Следуя такому политическому курсу, власти Черногории официально признали в 2008 году албанскую государственность Косово, ввели санкции против Росии, выслали одного русского дипломата. Короче говоря, беспрекословно исполняют все указания из Брюсселя и Вашингтона.

Корр.: Было ощущение, что ситуация с Косово заморожена. Вас удивила эскалация, предпринятая косовскими властями? Какое впечатление на Вас произвела эта эскалация?

М.М.: Эскалация насилия со стороны албанцев над косовскими сербами имела откровенную цель — изгнать сербов из Косова и Метохии — из колыбели сербской державы и культуры, а потом на этом просторе с помощью западных сил соорудить послушную албанскую страну. Этот проект — на пороге своего осуществления. Международные силы UNMIK и KFOR не проявляют никакой готовности защитить сербов на этой территории, хотя именно их защита является их первой обязанностью по международной Резолюции 2144.

Здесь надо напомнить, что в 2004 году в марте месяце произошло крупное нападение албанцев на сербское население и сербскую церковь. За два дня 4000 сербов было изгнано со своей земли в Косово. Разрушены более десяти церквей и монастырей, среди них были и очень значительные и древние, такие, как храм Богородица Левишка в старинном сербском городе Призрен. Международные силы UNMIK никак не отреагировали на эти вандальские действия албанцев против сербского народа и его культурных памятников.

Корр.: Это «внутриюгославский» конфликт или в нем участвуют мировые силы?

М.М.: Очевидно, что это не только сербско-албанский конфликт, но в нем участвуют мировые силы. В этом и состоит вся проблема. Если бы это был только сербско-албанский конфликт, он был бы давно разрешен. То, что UNMIK (миссия ООН), KFOR (миссия НАТО) ЕВЛЕКС (миссия Евросоюза) равнодушно смотрят на ежедевно совершаемое насилие албанцев над косовскими сербами: убийства, ограбления, изгнание сербов из Косова — это ясно говорит о том, каким они видят решение проблемы. Эти структуры служат инструментом для сооружения Великой Албании в колыбели сербской державности и церкви, в одном из наиболее важных мест старой европейской христианской культуры. Напомню, что и сегодня в Косове и Метохии есть средневековые монастыри XIII и XIV веков, которые являются жемчужинами византийской архитектуры и церковной росписи (фрески, иконы). Эти монастыри (Дечаны, Пецкая Патриаршая, Грачаница, Богородица Левишка, монастырь Девич) — величавые свидетельства уникальной средневековой сербской культуры. Надо помнить, что сербы в Средние века, до турецкого завоевания, на протяжении двухсот лет имели своих королей, был у нас в истории и свой царь.

Петр Негош — правитель Черногории (владыка) в 1830—1851 годах и митрополит Черногорский и БердскийПетр Негош — правитель Черногории (владыка) в 1830—1851 годах и митрополит Черногорский и Бердский
Юрий Высоков (С) ИА Красная Весна

Корр.: Как Вы думаете, что нужно, чтобы решить проблему Косово? Как, по Вашему мнению, нужно двигаться к решению этой проблемы?

М.М.: Ситуация очень сложная. С одной стороны, США и большинство европейских стран признали самостоятельность Республики Косово как государства албанского народа с «ограниченным суверенитетом». С другой — Косово не может стать полноценной суверенной республикой, пока ее не признают Россия, Китай, Сербия и еще несколько европейских стран. Это ситуация «замороженного конфликта». Долгие годы ведутся постоянные переговоры между сербской и албанской сторонами в Брюсселе, но албанская сторона не собирается выполнять уже подписанные договоренности. Например, договор относительно Союза сербских общин на севере Косова, где живут по большей части сербы. Уже прошло три года с момента формального подписания этого договора, однако в жизнь он не претворяется. Один из лидеров косовских албанцев недавно публично заявил: «У нас нет внешней политики, мы работаем так, как нам скажет Америка».

Уже дважды в этом году албанская полиция совершала грубые нападения на севере Косова, терроризируя сербов, заключая их под арест, сея страх. Также они запрещают визиты в Косово официальным сербским православным миссионерам и тому подобное. На все эти беззакония пассивно смотрят Международные миротворческие силы, дислоцирующиеся в Косово, которые, повторяю, обязаны обеспечивать мир и безопасность граждан Косова.

В то же время, любая полицейская или военная помощь косовским сербам со стороны Республики Сербии вызвала бы новое столкновение с НАТО, чьи военные объекты размещены в Косово. При этом, хочу напомнить, Резолюция 2144 подразумевает частичное присутствие сербских полицейских и военных сил в Косово для защиты сербов.

Читайте также: «Сербия не присоединилась к санкциям против РФ и не присоединится»

Поэтому косовская проблема как будто не имеет разрешения. С одной стороны, Сербия имеет очень мало возможностей действительно защитить свое население в Косово от насилия албанцев, а с другой — Сербия и сербский народ, который живет и в Републике Сербской, и в Черногории, и в других местах большой Югославии, не может позволить себе потерять Косово, потому что Косово — это «сербский Иерусалим», колыбель истории и культуры, основа сербской национальной идентичности.

К сказанному добавлю, что Россия, большая славянская и православная страна, великий защитник сербского народа на протяжении всей истории, почти потеряла реальное политическое влияние на Балканах, и именно поэтому, на мой взгляд, сегодняшняя геостратегическая ситуация стала невероятно тяжелой.

Но в жизни народа, как и в жизни отдельного человека, бывают ситуации, которые на первый взгляд кажутся совсем безвыходными, однако именно в таких незаурядных ситуациях оказывалось, что и народ и отдельный человек обретают какую-то новую силу. В одном я уверен — в том, что сложные ситуации и тяготы жизни приносят мудрость и жизненный опыт. Сербский народ в своей истории много раз был на грани небытия, но вновь и вновь каким-то чудом или подвигом избегал гибели и возрождался, как птица Феникс, из пепла.

Корр.: Большое спасибо.

В следующей части интервью Милутин Мичович ответит на вопросы:

Какими Вы видите сейчас отношения Сербии и Черногории с Россией?

Какая ситуация в сербской и черногорской культуре сложилась в последние десятилетия? Есть ли в ней что-то, что дает надежду на укрепление нации и последующую успешную борьбу за себя и против НАТО?