Заключительное слово председателя РВС Марии Мамиконян

Прикасаясь к нашим детям, мертвая форма губит их

Конференция РВС «Нацизм и дети»
Конференция РВС «Нацизм и дети»
Конференция РВС «Нацизм и дети»

Мария Мамиконян: В двух словах объясню, о какой выставке сказал Игорь Бигаев. В 2014 году, когда только-только началось всё в Донбассе, и в России появилась первая волна беженцев, наши товарищи из РВС отправились в те места в регионах, где беженцы были размещены, и предложили детям нарисовать их жизнь в родном Донбассе и теперь в России. Дети маленькие, пяти-восьми лет, рисовали они незамысловатые, но очень страшные именно этой своей незамысловатостью вещи: самолет с падающими бомбами, стрельба танка по дому, убитый ребенок… ну, а с другой стороны ― сами понимаете: мирное небо, качели, травка…

И мы тогда ― это было самое начало АТО, но было уже понятно, что происходящее подпадает под понятие «геноцид» ― решили, что надо сделать выставку в ООН. Повезли туда рисунки, плюс к тому собрав огромное количество подписей под требованием немедленно прекратить идущий в Донбассе геноцид.

В ООН сказали, что подписи «ну ладно», а детские рисунки ― не надо.

Пытались сунуться с этими рисунками в Женеву, в европейское ведомство по правам человека. Там тоже сказали, что предоставить возможность сделать сообщение о донбасских событиях они не могут, но, если хотим, у них по дороге к столовой есть какой-то коридор, где можно повесить рисунки. Мы отказались, т. к. сочли неприемлемым «мешать божий дар с яичницей» (причем буквально). И эту выставку, уже подготовленную и привезенную в Европу, наши товарищи из европейского отделения «Сути времени» просто выставили на площадях в нескольких городах.

А ведь это был момент, когда всё зарождалось, и в принципе можно было фашизацию остановить. Но нет!

Но вернемся к нынешней ситуации. Она у нас, в России, пугает тем, что бюрократия тихо вытравляет живую жизнь. В школы «под 9 мая» ребятам удалось зайти ― знаете, почему? Да потому что День Победы и Урок мужества значатся в каких-то чиновных планах. Но мы видим, что учителя боятся, «как бы чего не вышло», что директора боятся ничуть не меньше: а вдруг ветер подует в другую сторону! Мы сегодня сталкиваемся с совершенно омертвевшей бюрократией, заражающей мертвечиной всё вокруг и сверху вниз. Из министерств ― в департаменты, из департаментов ― в школы. Да если вообще в школы заходить нельзя ― как работать-то?

И еще хотела бы обратить ваше внимание. Вот этот плакат нашей конференции, который ребята вчера на скорую руку сделали… Мы сомневались: как же расположить «две несовместмости» ― нашу замечательную «Петроградскую Мадонну» и слова про нацизм? В результате возник такой вариант плаката, что вы видите. Я считаю, очень правильный ― он отражает суть сегодняшнего момента. Тьма наползает на нас, она густая, и она уже съела часть нашего мира. Пока не весь. Но то, что связано с детьми, в огромной степени.

Не пора ли, наконец, ощутить это как абсолютно реальную угрозу? Угрозу уничтожения России вместе со всей ее культурой, со всеми веками истории, со всеми нашими великими поэтами, учеными, со всем народом, который своим трудом строил государство. Ведь это всё предназначено к уничтожению. Мы действительно оказались одни против вдруг ставшего черным Запада, и совершенно непонятно, откуда ждать поддержки.

И в этот момент внутри у нас ― мертвечина, пускающая свои миазмы. Повсюду. А во всем, что связано с детьми ― в первую очередь, одна цифровизация чего стоит! Реформирование школы, опека над сиротами, внедрение в семьи для пополнения рынка социальных сирот ― это и многое другое доведено силами прозападных НКО до фактически завершенной мертвой формы. Прикасаясь к нашим детям, эта мертвая форма губит их.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER