logo
Статья
/ Лев Коровин
Детей специально забирали далеко от своих деревень и погружали в абсолютно чуждую, милитаризованную среду. Вновь прибывшим ученикам давалось новое «белое» имя и строго запрещалось, под угрозой физического наказания, говорить на своем родном языке. 

США: от протофашизма — к окончательному решению индейского вопроса

Геноцид индейцев в СШАГеноцид индейцев в США
Скопина Ольга © ИА Красная Весна

К девяностым годам XIX века правительство США, не брезгуя физическим геноцидом, в основном решило задачу вытеснения индейцев с их родовых земель в резервации. Главной задачей следующего этапа политики США по отношению к своим коренным народам стало недопущение возникновения среди индейцев дееспособного народно-освободительного движения. Это делалось, в первую очередь, за счет слома их духа, ранее знаменитого своей непокорностью. В качестве трех основных направлений новой агрессии против индейцев можно выделить:

  • Подрыв здоровья населения;
  • Подрыв культурно-языковой преемственности поколений;
  • Подрыв воли к труду.

Эти направления агрессии мы рассмотрим поочередно.

Подрыв здоровья населения

Многие индейские племена вплоть до сгона в резервации придерживались охотничье-собирательского уклада. Непредсказуемое питание при данном укладе подвергало индейцев давлению естественного отбора, от которого были избавлены народы с развитой культурой земледелия. Естественный отбор велся в пользу наиболее метаболически эффективного фенотипа. Т.е. лучшие шансы на то, чтобы выжить и принести потомство, имели те индивиды, которые могли извлекать как можно больше калорий из съеденной пищи и формировать из них жировой запас.

Сосредоточив индейцев на землях, представляющих наименьшую сельскохозяйственную ценность, правительство США стало выдавать им специальный продовольственный паек, состоявший из муки, сахара и топленого свиного жира. Жареная лепешка, нынче считающаяся многими традиционным индейским блюдом, вошла в рацион в 1864 году, во время сгона племени Навахо в резервацию.

Отметим, что в XXI веке ситуация кардинально не поменялась. Вместо продпайка правительство США выдает индейцам карточки, недавно заменившие талоны на покупку пищи. Эти карточки, в основном, несут в продуктовые магазины на территории резерваций, большую часть ассортимента которых составляют напичканные консервантами полуфабрикаты и прочие продукты глубокой переработки, в то время как купить свежие овощи представляется большой проблемой.

Подобная политика привела к тому, что в настоящее время, по данным Центров по контролю и профилактике заболеваний США (CDC), 44% индейского населения страдают ожирением (по сравнению с 29% среди белого населения), а сахарным диабетом второго типа (возникающим, чаще всего, в результате ожирения) страдают 16% индейцев (против 8% среди белых).

Подрыв культурно-языковой преемственности поколений

Система индейских школ-интернатов появилась даже до резерваций. Основную цель, преследуемую этими интернатами, емко сформулировал капитан армии США Ричард Пратт в своей речи на открытии основанной им же индейской школы Карлайл в Пенсильвании — «убить индейца (в ученике — ЛК) и спасти человека».

Интернаты комплектовались по экстерриториальному принципу. Детей специально забирали далеко от своих деревень и погружали в абсолютно чуждую, милитаризованную среду. Вновь прибывшим ученикам давалось новое «белое» имя и строго запрещалось, под угрозой физического наказания, говорить на своем родном языке.

Отчуждая детей от своего языка, своей культуры и даже от своего имени, руководители школ-интернатов говорили о своей «цивилизаторской функции по способствованию ассимиляции индейских детей в американский культурный мейнстрим». По факту же, отношение к индейцам, как к людям второго сорта, продолжалось.

Не принятые своими белыми учителями, прошедшие эту систему индейцы сталкивались с тем, что полноценно вернуться домой они уже не могли, ведь их образование по факту было программой систематического отчуждения от собственной культуры и общины. Психиатр и ученик знаменитого австрийского психиатра Виктора Франкла Вольфганг Жилек, долгое время проработавший с американскими индейцами и опиравшийся в своих исследованиях на работы Эмиля Дюркгейма, назвал это состояние «чужого как среди своих, так и среди чужих» частью феномена аномической депрессии.

Подрыв воли к труду

Движение за гражданские права, добившееся в конце 1960-х годов заметных успехов по борьбе с сегрегацией чернокожих, также привлекло политическое внимание в США к несправедливости, творящейся по отношению к коренным народам этой страны. К середине 1990-х годов, большинство интернатов были закрыты. В избирательных кампаниях, особенно у кандидатов от Демократической партии, стало модно показательно каяться перед индейцами за коллективную вину американского народа и обещать стремиться к исправлению исторической несправедливости. Несправедливость стремятся исправить через подачки.

Юридически США рассматривает индейские резервации в качестве «суверенных наций» на территории США, что освобождает правительство от обременений в виде забот о развитии индейских земель. Соответственно, в некоторых крупных резервациях доля безработного взрослого населения доходит до 40%, с соответствующей долей семей, живущих за чертой бедности.

Эта бедность дает семьям право на получение карточек на бесплатное питание и ряд других субсидий. При этом люди нередко сталкиваются с тем, что формально выйдя за черту бедности, их уровень жизни падает из-за того, что они больше не попадают под льготные программы. Таким образом, формируется порочный круг, при котором иждивенчество поощряется, а стремление трудоустроиться, наоборот, наказывается.

Заключение

Силой и обманом отобрав земли у коренного населения, правительство США стало ему оказывать весьма специфическую помощь. В результате этой «помощи», индейцы стали и остаются группой американского населения с самым худшим здоровьем, как физическим, так и психическим. Индейцы остро переживают последствия насильственного отчуждения от своей культуры и языка под видом интеграции в американское общество и культуру. Жители резерваций живут в нищете, и вырваться из нее им мешает политика, построенная на льготных выплатах вместо создания рабочих мест. Население, которому таким многосторонним образом прививается ощущение собственной беспомощности, едва ли поднимет голову и станет на тропу народно-освободительной борьбы.