logo
Статья
/ Вера Сорокина
Несмотря на поддержку политиков, власти, международных структур, направленное финансирование и информационное обслуживание, гендерное равенство продвигается небыстро

Гендерная революция?

После широкого внедрения гомосексуализма как нормы (а через это — запуска процесса разрушения семьи: однополые браки, разрешенное им усыновление) на повестку дня в мире ставится тема гендерного (полового) равенства.

Внедрение гендерного равенства шло по опробованной схеме — по инициативе ультрафеминистских движений и под крышей международных организаций.

Продвижение гендерной идеологии в общество и политику началось на Всемирной конференции ООН по положению женщин (Пекин, 1995 г.). Здесь впервые феминистскими и лесбийскими организациями было заявлено, что термин «гендер» определяет новое мировоззрение, стремящееся снять все различия между полами. Различия же между полами понимаются не как природные, а как воспитываемые обществом. Как мы видим, без участия ультрафеминисток (будь то «пуськи» или борцы за гендерное равенство) вброс новых нормативных понятий не обходится. И «крыша» также известна — международные организации, где гомосексуальные лобби весьма влиятельны.

Позднее «Пекинская платформа действий» была преобразована в закон и подкреплена колоссальными финансовыми ресурсами. В 1997 г. Амстердамский договор Евросоюза закрепил движение Gender Mainstreaming в качестве официальной стратегии. В документах ООН она определена как обязательная для всех государств-членов ООН. В 2000 г. под «Декларацией тысячелетия ООН», где установление гендерного равенства провозглашено одной из целей тысячелетия, подписалось 189 государств. В 2008 г. была принята Декларация ООН по вопросам сексуальной ориентации и гендерной идентичности. Не подписали документ Украина, Россия, Китай, США. В том же 2008 г. Европарламент принял резолюцию о воздействии маркетинга и рекламы на решение проблемы равенства мужчин и женщин. Согласно которой образы в рекламе, интернете, в компьютерных играх и т. д. не должны содержать сексуальных стереотипов — природных различий между мужчиной и женщиной.

Итак, пришло время менять образы! Гендер — против пола, выдуманная совокупность социальных характеристик — против естественных биологических...

Может возникнуть наивный вопрос: каким образом можно сконструировать социальный пол? А вот каким. Гендерная идеология заключается в создании нового антропоса (нового человеческого существа), обладающего главной свободой — свободой выбора своего пола и сексуальной ориентации. Его новое право — самому выбирать свою сексуальную принадлежность.

Учебник «Основы теории гендера» рассматривает, как минимум, пять гендеров (полов): мужской, женский, гетеросексуальный, гомосексуальный, транссексуальный. (Если говорится «как минимум», то, видимо, есть перспектива, что список может быть расширен до некоего «максимума»).

Главное: все гендеры равны между собой и должны быть признаны общественностью. Задача непростая, поскольку человечество за время его многотысячелетней истории о возможности такого поворота не подозревало. Оно знало два пола: мужской и женский — а также пороки как отклонения от них (или болезнь — оценки разнились в зависимости от категоричности и строгости нравов общества в разные исторические эпохи). Нет сомнений, что три неестественных гендера изобретены для мягкой легализации того же самого порока (или болезни — кому что ближе).

Гендерное равенство никаких врожденных отличий между мужчинами и женщинами не признает. Отбрасываются, просто игнорируются (универсальный либеральный прием) не только здравый смысл, но законы природы. Вся мировая наука (медицина, психология, социология и др.) стоит на том, что существуют биологические различия между мужчиной и женщиной — с характерными для каждого пола биологическими особенностями, структурой мозга, гормональным балансом, структурой психики и т. д. Но «гендерных борцов» мать-природа и биологическое разделение на мужчин и женщин, на Адама и Еву — не устраивает.

Итак, согласно диктуемому гендерному равенству, люди должны отличаться не по биологическому полу, а по тому, который они выбрали сами. Что же касается младенцев, то их надлежит считать бесполыми до тех пор, пока они, став школьниками, сами не выберут свой пол. И чем раньше ребенок узнает и задумается об этом своем праве, тем лучше. Не для ребенка, конечно, для гендерного равенства.

В 2007 г. «Федеральный центр охраны здоровья» (Министерства по делам семьи ФРГ) разослал «Справочник для родителей по вопросам сексуального воспитания ребенка» (на возрастные группы от 1 до 3, от 4 до 6 лет). В сотнях тысяч экземпляров, распространяемых бесплатно, родителей призывали сексуально стимулировать собственных детей (предоставляю читателю самому судить, что это такое). Лишь подняв шум в СМИ, общественность добилась отзыва этих рекомендаций.

Но внедрение гендерного равенства отнюдь не ограничивается мерзопакостными рекомендациями. В ЕС вводится сексуальное воспитание начиная с детского сада — ребенок должен знать, как выбрать себе пол.

В Швеции гендерная составляющая дошкольного воспитания внедрена с 1998 г. Чем раньше это сделать, тем лучше — убеждают гендеристы. Иначе ребенок «может вжиться в какую-то роль»: мальчик — в мужскую, девочка — в женскую. А это, чтоб вы знали, атавизм. И чтобы с ним бороться, мальчику надо давать исключительно розовую кружку, а девочке — голубую. То есть сознательно менять традиционно принятую цветовую символику: голубой цвет для мальчиков (его же используют геи), розовый — для девочек (и лесбиянок).

В общем, долой дискриминацию! Прочь гендерные стереотипы!

В 1999 г. в Вене был создан первый «полочувствительный» гендерный детский сад «Забава и забота». Забавы здесь такие: девочек учат играть в футбол, забирать у мальчиков машинки, ремонтировать их, а также достигать своего криком и силой. Мальчиков же знакомят с косметикой, массажем, уходом за телом, игрой в куклы, помогают осваивать пассивную роль: терпеть, просить о помощи. Когда один из депутатов резко осудил в парламенте этот и другие гендерно-педагогические проекты, его высмеяли, а инициатор проекта была продвинута высоко по служебной лестнице.

На семинарах в Украине шведским гедерным спецам более всего не понравились украинские народные куклы, одетые в корсеты, вышитые сорочки и длинные юбки. Они, очевидно для всех, пропагандируют женский образ. И могут (о, ужас!) понравиться девочке в этом качестве. И девочка может отказаться от самоопределения в сторону других четырех нормативных гендерных ролей в угоду врожденной — женской. Поэтому было рекомендовано куклу-девочку одеть в штаны, а куклу-мальчика можно и в штаны, и в юбку.

В Литве гендерные курсы прошли сотни и сотни воспитателей. Для них издана методичка, которая учит, как рассказывать детям об одной из гендерных идентичностей — гомосексуализме. Детям читают сказку «Король и король», в которой королю не нравились никакие принцессы, и он не женился. Но, наконец, он встретился с соседним королем и женился на нем. В другой гендерной сказке Красная Шапочка оказалась мальчиком.

В Стокгольме в детском саду «Эгалия» (от франц. «равный»), финансируемом из госбюджета, нет девочек и мальчиков — детей учат употреблять вместо местоимений «он» и «она» местоимение «оно», взятое из сленга местных сексуальных меньшинств. Детям прививают терпимое отношение к секс-меньшинствам, направляя ситуации в ролевых играх. Например, дети начинают ссориться во время игры в дочки-матери, и поскольку роль мамы занята, то предлагается, чтобы мам было две или три. Отметим, что шведских родителей не смущают нововведения, и очередь желающих отдать в «Эгалию» своих детей растет. Однако есть и несогласные с гендерным радикализмом — детский сад получал письма с угрозами.

В 2011 г. Госдеп США в официальных документах отказался использовать слова «мать» и «отец». Вместо них будут использованы «родитель №1» и «родитель №2». Госдеп объясняет, что число однополых семей с приемными детьми в США растет. И чтобы в документах не значились два папы или две мамы, введены новые понятия. Получается, что госдеп всего лишь фиксирует продиктованные жизнью изменения, связанные с семьей.

Совет Европы не так решителен, как Госдеп США. Он в том же году лишь рекомендовал постепенно вывести из официального употребления слова с сексистским оттенком — «мать» и «отец». Пока не говорится про «маму» и «папу», «бабушку» и «дедушку». Но неужели на этом остановятся?

Напоследок приведу пример на «туалетную» тему (столь трепетно любимую нашими либералами). В Калифорнии в 2007 г., в губернаторство А. Шварценеггера, был подписан законопроект, позволяющий в государственных школах мальчикам пользоваться туалетами (и раздевалками) для девочек, а девочкам — туалетами и раздевалками для мальчиков. Это сделано, чтобы не возникла дискриминация для мальчика, ощущающего себя девочкой, или для девочки, ощущающей себя мальчиком. А какое чувство возникнет у девочек, ощущающих себя девочками, или у мальчиков, ощущающих себя мальчиками, — никого не интересует. Кстати, в штате Колорадо был принят закон, предписывающий в общественных местах только «безполые» туалеты. Это уже не только для детишек.

Подчеркнем, что главное направление гендерной революции, безусловно, — дети. Предпочтительно — маленькие дети. Мы здесь не касаемся беспредела (впрочем, у них это — норма), связанного с сексуальным образованием в европейских школах. Там не забалуешь: только интернет пишет о десятках случаев в Германии, когда арестовывали родителей-христиан, которые запрещали своим детям посещать уроки полового воспитания.

Дети и молодежь особо подвержены внушению, пропаганде гомосексуализма и прочих извращений в силу того, что они не сформированы как личности. В России взрослые традиционно оберегали детей от крайних проявлений: от разврата, от столкновения со смертью. С единственной целью — чтобы дети подросли, окрепли и были готовы выстоять при столкновении с такими разрушающими психику жизненными коллизиями. Но в том-то дело, что задача новых нормировщиков — как раз в сломе детской психики, в уничтожении формирующейся личности. Чтобы она никогда не возникла.

По утверждению российских профессиональных сексологов (В. Маслов, И. Ботнева, Д. Еникеева), гомосексуализм — социально обусловленная болезнь, имеющая свойство социальной заразности. И чем больше примеров искаженного полоролевого поведения, пусть даже с оговоркой «плохо», подрастающее поколение будет видеть на улицах, в интернете, по ТВ и т. п., тем больше вероятности, что оно пойдет по ложному пути формирования полоролевой идентичности, запутается в представлениях о себе и станет вожделенной добычей гомосексуалов и педофилов.

В подтверждение реальности угрозы «социального заражения» приведу пример из российской жизни. Знакомый молодой человек после академического отпуска вернулся доучиваться в МГУ. Он был потрясен переменой в поведении однокурсников, произошедшей за год. Студенты мужского пола при встрече демонстративно целуются в губы. Теперь так принято, так модно. И это отнюдь не эпатаж — это становящаяся норма для «продвинутого» ВУЗа.

Подросткам сегодня предложены новые герои для подражания — транссексуалы. Немецкому подростку, ощущавшему себя девочкой, с 13 лет проводили гормональную терапию (насколько это законно с медицинской точки зрения?) при поддержке движения транссексуалов. После гормонов в 2009 году немецкие врачи провели ему операцию по смене пола (на 2 года раньше положенного по закону — в 16 лет вместо 18 лет).

После этого случая в Германии снизился минимальный возраст, в котором легально можно менять пол. А Ким (бывший Тим) Петрас превратился в раскрученную в Германии поп-певицу. Его жизнь и стиль гермафродита стали примером для подростков.

Неслучайно Институт Гэллапа регулярно проводит опросы о том, как принимает общество навязываемые им нормы. Перед нами график, показывающий, как разные возрастные группы относятся к легализации гомосексуальных браков. Наглядно видно, сколь высока «зомбированность» прежде всего молодого поколения.

Несмотря на поддержку политиков, власти, международных структур, направленное финансирование и информационное обслуживание, гендерное равенство продвигается небыстро. Потому что нет вразумительного ответа на вопрос — для чего нужны такие тектонические сдвиги в человеческом сознании и бытии? А истинные причины не называются. В результате общество не готово принять, но и не готово протестовать.

Но проект мягкого уничтожения человечества долгосрочный, он рассчитан не на одно поколение. Как скоро смирится западный мир, предав окончательно своих родившихся и не родившихся детей? Есть ли в мире силы, способные этому противостоять? И какова здесь роль России?

Об этом — в следующей статье.