logo
Статья
/ Вера Сорокина
Такая вот наука, так малодушно сдавшаяся в вопросе о гомосексуализме. Что было бы с миром, если бы так же бы сдался Джордано Бруно?

Гомосексуальная семья — далее со всеми остановками…

Мы рассмотрели в предыдущей статье научные данные о безусловно негативном влиянии на детей воспитания в гомосексуальных семьях. И тот факт, что для большинства стран Европы и мира узаконивание гомосексуальных семей и воспитание в них приемных детей — уже практика.

Правда, кроме России, Украины, Молдавии и некоторых исламских стран.

В Интернете можно найти вот такую карту (см. рис. 1), составленную гомосексуалистами Европы. Серым цветом закрашены страны с максимальным режимом благоприятствования. Красным — наименее благоприятствующие.

Впечатляет? И вы считаете, что это не война?

Но если известно, что еще сто лет назад психиатрия рассматривала гомосексуализм как патологию, а сегодня это приближено к норме, то должны же быть научные основания и рекомендации по превращению этой патологии в норму? За короткий исторический период гомосексуализм прошел путь от преступления к болезни (патологии), от патологии к норме. Какие были основания для таких метаморфоз? Краткая история вопроса дает ответ.

До начала 70-х ХХ века вся мировая медицинская наука признавала гомосексуализм (как и другие половые извращения) психическим заболеванием. Сегодня же понятия гомосексуализм в руководствах по психиатрии как психическое расстройство не фигурирует.

Изменения начались с борьбы гомосексуалов за гражданские права. В июне 1969г. в Нью-Йорке на рейд полиции в гей-бар его посетители ответили сопротивлением, которое продолжалось всю ночь. На следующий день против полицейских сражались уже более 2000 гомосексуалистов. Возникшее движение геев за гражданские права подпитывалось и вдохновлялось существовавшими в то время в США движениями негров за гражданские права, антивоенным движением. Появились организации, открыто заявляющие, что они борются за права гомосексуалистов, начала выходить газета, прошли гей-парады в нескольких городах. Одним из результатов протестов стало прекращение полицейских налетов на гей-бары.

Следующим этапом борьбы за гражданские права стала эффективная атака на психиатрию. В 1970г. гей-активисты ворвались на встречу Американской психиатрической ассоциации (American Psychiatric Association, APA) и сорвали выступление по вопросам гомосексуальности. Вслед за этим событием пошла волна агрессивных выступлений, требующих исключения гомосексуализма из официального списка психических заболеваний.

В 1973 г. состоялось первое голосование президиума АРА, на нем 13 из 15 высказались за исключение гомосексуализма из реестра психических заболеваний. Однако несогласные специалисты собрали 200 подписей для проведения референдума по этому вопросу. И на следующий год состоялось повторное голосование, на котором из 10 тыс. бюллетеней около 5 тыс. подтвердили решение президиума. Но более 3 тыс. психиатров были против. И хотя такое беспрецедентное решение научного вопроса путем голосования получило название «эпистемологического скандала» (эпистемология — теория познания), тем не менее, термин «гомосексуализм» был исключен из «Справочника по диагностике и статистике» (DSM) и заменен на термин «нарушение сексуальной ориентации». Для закрепления влияния в 1975 г. психиатры-гомосексуалы создали официальное подразделение АРА — секцию геев, лесбиянок, бисексуалов.

Авторитетный американский психиатр Д. Сатиновер, описывая политическую подоплеку исключения гомосексуализма из нарушений психического здоровья, подчеркивал, что для достижения цели кампания по пропаганде гомосексуализма использовала «разрушение и искажение». «APA и другие так часто повторяли ложные утверждения, что общественность и даже Верховный суд теперь считают само собой разумеющимся, что наука доказала, что гомосексуализм — совершенно нормальный вариант человеческой сексуальности, если она рано фиксируется и не изменяется ...» — писал Д. Сатиновер.

Между тем, количество профессионалов, не разделявших принятую АРА точку зрения, не уменьшалось. В 1992 году возникла Национальная ассоциация по изучению и терапии гомосексуализма (NARTH). Президентом ее стал Ч. Сокаридес — крупнейший специалист по гомосексуальности. В своих работах, в частности, он показывает, что неправомерно сравнивать сексуальность животных и человека (как это сегодня часто делают защитники «нормальности» гомосексуальности). По его мнению, «Термин «гомосексуальность» может быть применен только к человеческому роду, так как у животных исследователь может наблюдать лишь двигательные реакции. Как только он начинает придумывать какую-то мотивацию, он «навязывает» животному человеческую психодинамику и становится на очень рискованный, скользкий путь... Выбор гетеросексуального объекта у человека не является ни врожденным, ни инстинктивным, как и выбор гомосексуального объекта или другие перверсии — все это результаты научения. Выбор сексуального объекта не предопределен ни генетически, ни функционированием гипоталамуса. Здесь имеет гораздо большее значение тот факт, что гетеросексуальное поведение предначертано нам от рождения анатомией человеческого тела, закреплено культурными традициями и установками окружения, а до недавнего времени еще и опиралось на систему общественного поощрения и наказания, направленную против гомосексуализма. Универсальные представления о целостности человека и традиция семейной жизни также поддерживают гетеросексуальное поведение ввиду взаимодополняющего распределения функций между полами. Термин "анатомически предначертано" вовсе не означает инстинктивность выбора сексуального объекта из представителей противоположного пола. Однако человеческое существо в том виде, в каком оно появилось в процессе биологического развития, оказалось наиболее жизнеспособным».

Через 5 лет после изъятия «гомосексуализма» из справочника голосование среди 10000 психиатров — членов АРА показало, что из них 68 % по-прежнему считают гомосексуальность психическим расстройством. АРА же в 1996 г. признала, что любая коррекция гомосексуальной ориентации обречена на неудачу, а попытки такой коррекции способны искалечить психику и опасны для здоровья пациентов. С тех пор попытки «лечить гомосексуальность» во многих странах объявлены вне закона. По убеждению противников АРА, изъятие гомосексуализма из списка патологий затормозило его исследование и препятствовало его лечению для тех людей, которые хотели от него избавиться.

То есть скрытое противостояние психиатров существует. Но мощь победивших велика. И эта мощь не только в законодательной базе. Сегодня значение темы прав сексуальных меньшинств настолько велико, что без участия последних трудно пройти даже президентские выборы. Что выборы... В декабре 2011 г. президент Обама выпустил директиву, объявляющую борьбу за права сексуальных меньшинств за рубежом приоритетом американской внешней политики. Хотя гомосексуальное поведение пока ни в одном международном документе не объявлено правом человека. Пиар-ход?

Бравирование сексуальными предпочтениями и демонстративное участие в гей-парадах помогают политикам избираться, проводить свою политику. Два мэра крупнейших городов Европы — Лондона и Берлина — гомосексуалисты. С вытекающими положительными перспективами и следствиями по устройству гомосексуальной жизни в этих городах. А также для их рекламы. Около 700 тыс. человек пришли на гей-парад в Берлине летом прошлого года, передало Agence France-Presse со ссылкой на организаторов мероприятия. Правда, полиция не сообщила, сколько она насчитала участников.

Победа американских гомосексуалистов была поднята на международный уровень и закреплена на нем стараниями ВОЗ — в 1993 году Всемирная организация здравоохранения пересмотрела свою классификацию болезней, исключив гомосексуализм из списка патологий. В 1995 г. эту же позицию приняла Япония, в 2001 г. — Китай. Россия это сделала в 1999 г.– вполне в рамках мировых тенденций.

Вслед за учеными (а скорее, опережая их) эту тему активно продвигают в общество все средства информации: телевидение, пресса, реклама, литература, искусство. В последние годы присуждение престижных международных премий фильмам, пропагандирующим однополую любовь, стало неотъемлемой нормой. Но если американский фильм «Горбатая гора» повествует об истории влюбленных ковбоев (в конце концов, это их дело — взрослых мужчин), то французский фильм «Девчонка-сорванец» (главный приз Одесского фестиваля, 2011г.) учит «великой толерантности» и «совсем по-новому поднимает вопрос однополой любви и (внимание!) права на гендерное самоопределение»... детей. Картина также получила приз гей-программы «Берлинале». А Министерство образования Франции потребовало включить фильм в обязательную школьную программу.

У общества (населения) неуклонно и последовательно вырабатывается нейтральное и положительное отношение к перверсиям. Например, при формальном запрете зоофилии в целом ряде стран, в 2007–2008 гг. в конкурсную программу нескольких кинофестивалей был включен «удивительно лирический» документальный фильм-реконструкция о судьбе мужчины, который пал жертвой страсти любовника-жеребца. «Зоофилы» или «секс-анималисты» определяются в публикациях «как люди, чья любовь к животным окрашена в сексуальные цвета».

Вряд ли есть сомнения в том, что в ближайшем будущем мы станем свидетелями легализации пока что юридически преследуемых перверсий, в частности, педофилии. По крайней мере, общество готовят к очередной новой норме.

В 2006 году в Голландии зарегистрирована политическая партия «Милосердие, свобода и разнообразие». Она была создана для отстаивания прав и свобод педофилов и для борьбы за снижение возраста (с 16 лет до 12), с которого можно законно вступать в сексуальные отношения, а также за легализацию секса с животными и детской порнографии. О результатах ее деятельности информации нет (и якобы она распалась), но сам факт возникновения такой политической (!) партии взрывает жизнь. Не знаю, как там у них, в Голландии, но у нас в России — точно.

В ноябре 2011 году в канадском парламенте при обсуждении поправки в Уголовный кодекс педофилия была названа такой же сексуальной ориентацией, как гомосексуализм и гетеросексуализм. Согласно медицинским установкам и личному мнению канадских психиатров, «лечить» педофилов химической кастрацией или тюремным заключением — варварство, «это люди, которым нужна помощь». Пока идею ученых-защитников педофилов поддержал один член канадского парламента.

В то же время по интернету широко распространялась новость о существовании в США организации «B4U-ACT», цель которой — легализация педофилии. «В организацию входят многие уважаемые психологи из Гарварда, университетов Иллинойса и Луисвилля. Они считают педофилию сексуальной ориентацией, называют педофилов «людьми, которых привлекают несовершеннолетние», и заявляют, что уголовное преследование таких личностей «ненаучно».

Вот так теперь используют науку, призванную быть объективной, бесстрастной, неангажированной. Ведь то, что мы с вами здесь только что обсудили, касается не только западных моральных норм, определяющих границы между Добром и Злом, допустимым и недопустимым. Посягают не только на это. Но и на статус науки. На процедуру, на принципы установления истины. Ведь не зря же голосование по гомосексуализму назвали эпистемологическим скандалом. Тут впору говорить о эпистемологической катастрофе. О крахе многих институтов и многих процедур. А значит, и всего проекта. Крах института под названием «Наука»... Завтра и вопрос о новых элементарных частицах будет решаться методом голосования? Такая вот наука, так малодушно сдавшаяся в вопросе о гомосексуализме. Что было бы с миром, если бы так же сдался Джордано Бруно?

Увы, сегодняшняя наука распродает заработанный в прошлом ее титанами моральный авторитет ради аморальных целей, поступается научной честностью, долгом ученого перед истиной — ради чего? Но это отдельная большая тема. Пока же мы видим результат — общество соглашается с давлением, оказываемым сторонниками внедрения сексуальных патологий, оглядываясь при этом на согласие авторитетов с большой буквы — Науки, Религии, Морали. И постепенно страны ЕС убеждают, что опасны для демократических институтов и благополучия их граждан не гомо- или бисексуальность, а гомофобия. Новая нормативность активно борется против старой и расширяет свою базу.

О новой нормативности, о новой повестке дня — гендерном равенстве — в следующем номере.