logo
Статья
Резолюция III съезда Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» и общественно-политического движения «Суть времени»

Грозящая катастрофа и как с ней бороться

Третий съезд Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское Всероссийское Сопротивление» (РВС) проведен совместно с движением «Суть времени», которое внесло решающий вклад в формирование РВС и плечом к плечу с РВС ведет борьбу с теми опаснейшими тенденциями, развитие которых грозит, по мнению РВС и «Сути времени», перерастанием нынешнего неблагополучия в полномасштабную катастрофу.

Участие «Сути времени» в работе III съезда РВС сделало возможным одновременное рассмотрение родительской тематики и тематики общеполитического характера. Иной подход сегодня и невозможен, поскольку родители одинаково встревожены негативными тенденциями в семейной проблематике и негативными тенденциями общеполитического характера.

Родители стремятся дать отпор тем силам, которые вторгаются в семью с очевидно разрушительными целями. Но родители стремятся дать отпор и тем силам, которые вторгаются в образование, культуру, общественную жизнь, национальную независимость, государственный суверенитет, международное право, действующую мироустроительную практику. Родители убеждены, что благу их детей, самому выживанию семей, наций и государств одинаково угрожают и те, и другие силы. И что имеет место фактическое наличие не двух типов сил, выступающих на двух фронтах — семейном и общественно-политическом, а единой силы, имеющей единую цель и выступающей под разными масками.

Именно это побудило делегатов РВС, членов движения «Суть времени» и представителей патриотической общественности, интеллигенции, религиозных кругов Российской Федерации, участвовавших в работе съезда в качестве гостей, к выдвижению на съезде двуединой — семейной и общеполитической — проблематики.

При этом семейная проблематика обсуждена на съезде в рамках подготовительной работы по созданию коллективного альтернативного доклада Президенту РФ по вопросам грубых нарушений закона и прав человека в России в сфере семейной политики.

А общеполитическая проблематика обсуждена в рамках анализа новых тенденций, ставящих на повестку дня вопрос о переходе России от стратегии вхождения в западное сообщество к стратегии развития на основе своей инаковости, к стратегии размежевания с Западом, к стратегии ценностного мирокультурного противостояния Западу, то есть того, что именуется холодной войной.

И хотя естественным образом РВС в своих докладах уделило больше внимания семейной проблематике, а «Суть времени» уделила больше времени общеполитической проблематике, прочнейшая связь двух движений и обнажающееся единство двух проблематик породили эту общую резолюцию, в которой обе обсуждаемые тематики рассматриваются как слагаемые одного процесса, приобретающего у нас на глазах предкатастрофический характер.

Холодная война является, по нашему мнению, единственной позитивной альтернативой двум другим негативным вариантам развития событий: горячей войне двух мощнейших ядерных держав, сулящей гибель человечеству, и крах нашего государства.

Она необходима как в силу общих причин мировоззренческого историософского характера, так и в силу наиважнейших новых общемировых обстоятельств.

К числу последних относится, по нашему мнению, существенная деградация или мутация буржуазного классического Запада, отказывающегося от своих собственных фундаментальных жизненных принципов.

Запад стремительно отрекается не только от полноценного следования заветам мировых религий, сформировавших его идентичность. Он отрекается от той великой культуры, которая сформировалась на основе этих заветов. Налицо стремительный и целенаправленный демонтаж Западом самих основ этой великой, христианской по своей сути культуры.

Когда-то великий русский философ и поэт Владимир Соловьёв вопрошал Россию:

О, Русь! В предвиденье высоком
Ты мыслью гордой занята:
Каким же хочешь быть Востоком:
Востоком Ксеркса иль Христа?

Теперь все мы можем спросить наших «западников», какому Западу они присягают: Западу Данте, Шекспира, Гюго, Диккенса, Томаса Манна или Западу, провозглашающему в качестве своей новой цели глубокую дегуманизацию и извращение всех основ человеческого бытия?

Присягаете ли вы Западу, который был проникнут благоговением перед семейными ценностями, или Западу, который теперь эти ценности беспощадно разрушает?

Присягаете ли вы Западу, который был проникнут презрением к разврату, половым извращениям, моральной нечистоплотности, или же вы присягаете Западу, который теперь ставит на пьедестал извращенчество, разврат, гендер, имморализм?

Присягаете ли вы Западу, который веками и тысячелетиями рассматривал себя как локомотив исторического процесса, или же вы присягаете Западу, который теперь заявляет о конце истории как конце творческого развития человека и человечества?

Присягаете ли вы Западу, который был верен идеям гуманизма и прогресса, или Западу, который теперь очевидным образом выбрасывает эти идеи на помойку?

Подобные вопросы, увы, являются уже риторическими. Запад мутирует стремительно. И даже если внутри этой мутации остаются здоровые силы, то не они определяют качество нынешнего западного мира, этого дома, в который наши западники с таким усердием пытались втащить Россию.

Остается, конечно, вопрос о западном процветании, которое якобы автоматически будет обретено всеми, кто войдет в «великий западный дом».

Наивно говорить об этом сейчас, когда вся западная периферия: Восточная Европа, Балканы, Испания, Италия, Португалия — оказываются в роли внутренних колоний развитых стран Запада.

И наконец, наивно говорить о вхождении России в Запад сейчас, после того как оказались исчерпаны все упования на такое вхождение, последним всплеском которых были наивные надежды на Трампа.

Так не пора ли признать, что сама идея, согласно которой Россия является всего лишь одной из стран западного мира, а русский менталитет и русская культура представляют собой всего лишь одну из модификаций западного менталитета и западной культуры, — в корне неправильна? И что на самом деле Россия — это другой, особый Запад, не сводимый к Западу, базирующемуся на римско-католическом и протестантском фундаменте?

Не пора ли признать, что и концепция Третьего Рима, и концепция русского коммунизма представляют собой лишь частные проявления одной великой концепции развития человека и человечества на принципиально иных основаниях, нежели те, которые предложил римско-католический и протестантский западный мир?

Мы настаиваем на том, что именно признание данного фундаментального обстоятельства (а в каком-то смысле — и покаяние за его временное, позднесоветское и постсоветское поругание) должно стать основой нового курса России.

Этот курс можно назвать и курсом на обретение своей инаковой идентичности, и курсом на стратегическое размежевание с Западом, и курсом на новую холодную войну, она же — холодная война 2.0.

Мы твердо заявляем о том, что в таком подходе нет ничего от милитаристских судорог и что, напротив, мы стремимся к обеспечению мира с Западом — через признание своей инаковости и формирование нового типа отношений, построенных на инаковости двух ведущих диалог мировых субъектов: Запада и России.

Мы не хотим этим толкнуть Россию в войну. Мы хотим спасти ее от такого бессмысленного, судорожного сползания в предвоенное, а потом и полноценно военное состояние. Мы не зовем в прошлое, мы призываем смотреть в будущее, очистив свое прошлое от исторически обу­словленных наслоений и опираясь на его сокровенный смысл.

Мы убеждены, что при таком необратимом и неотвратимом обострении международной ситуации, которое задано новыми выходками США и смиренным принятием этих выходок европейскими правящими элитами, русское западничество и русский патриотизм уже не могут быть сочетаемы. И что те, кто по-настоящему любит Россию, выбирая между верностью России западному пути и верностью своему национальному долгу, выберут национальный долг.

Те же, кто сделает иной выбор, не должны лукаво сосуществовать с подлинно патриотическими силами, заявляя о своем прозападном патриотизме. Прозападный патриотизм — в прошлом. Впереди — новая эпоха с новыми приоритетами. Или она, или крах России и мира.

Мы убеждены также, что особое место в ответе на новые вызовы и угрозы отведено президенту России и ее национальному лидеру Владимиру Путину.

С одной стороны, Запад фактически открыл охоту на Путина, то есть развернул беспрецедентную кампанию демонизации российского лидера.

С другой стороны, сам Владимир Путин, защищая Россию, уже проводит на уровне конкретных действий, чего бы они ни касались, курс, который трудно назвать прозападным. Осталось перейти от конкретных действий, которые сами по себе не могут сформировать альтернативный стратегический курс, к формированию такого курса, исходящего из новых общих мировоззренческих констант.

Это трудный шаг для российского патриота-западника. Но на сегодняшний момент уже нет никаких возможностей избегать подобного шага. И вопрос тут не только в конкретной политической судьбе. На кон поставлены судьбы России и мира.

Отвергая ювенальную юстицию, Владимир Путин делает один из важнейших шагов в плане неприятия Россией того нового антисемейного и антиморального Запада, который даже лидеры западного христианского вероисповедания, всегда готовые к компромиссу, уже назвали цивилизацией смерти.

Но эта принципиальная позиция президента по данному вопросу торпедируется широким слоем глубоко прозападной ювенальной бюрократии. Путин отодвигает Россию от ювенальной катастрофы, а бюрократическая система, внутри которой укоренился мощнейший прозападный сегмент, толкает страну в обратном направлении.

Разве не в этом трагедия нынешней России?

И разве это может ограничиваться лишь наиважнейшим семейно-ювенальным вопросом?

Ведь, в конце концов, сам этот вопрос является лишь частным проявлением чего-то большего! Нынешний Запад, подрывая семью, фактически ведет к расчеловечиванию, к дегуманизации. И мы убеждены, что корни ювенальных технологий, насаждаемых и пропагандируемых в странах Запада, находятся в фашистском прошлом человечества.

Но, может быть, мы преувеличиваем конфликт между антиювенальными действиями президента и проювенальными действиями бюрократической системы, существенно инфицированной как ювенальным, так и иным западничеством?

Увы, мы ничего не преувеличиваем.

Еще в 2013 году, на I съезде РВС, президент России заявил о своем неприятии ювенальной юстиции и дал конкретные указания по ее недопущению. Но к концу 2016 года ювенальная юстиция, лукаво протаскиваемая бюрократической системой, успокоительно воркующей о своей новой приверженности традиционным ценностям, почти что победила. Новые действия президента России, осуществленные на рубеже 2016–2017 годов, не дали дооформиться победе проювенальных сил, присягающих новому, по сути антигуманному Западу. Но после кратковременного ступора от новых решительных шагов президента, откликнувшегося на тревогу широчайшей российской антиювенальной общественности, его решения снова подрываются всё теми же силами. К тому же уже осуществленных решительных антиювенальных шагов президента категорически недостаточно. Нужна новая семейная стратегия и новая система действий по демонтажу уже состоявшихся проювенальных закладок, сооружаемых как за счет законов, так и за счет подзаконных актов и методических рекомендаций. Нужна и новая система законных наказаний, без которой проювенальное чиновничество все равно будет рассматривать ребенка как товар, продаваемый как на сером, так и на черном рынке.

К счастью для России, по личной инициативе президента РФ был остановлен самый ядовито-ювенальный закон, который в народе назвали «законом о шлепках».

Но ничуть не менее опасным, хотя и более скрытым проводником ювенальных технологий в России стал Закон ФЗ № 442 «Об основах социального обслуживания граждан в РФ», позволяющий принуждать родителей к заключению договоров на это самое социальное обслуживание, являющееся, как показывает практика, лишь слегка завуалированной формой всё того же антисемейного насилия.

Никакие точечные действия по отпору ювенальным тенденциям не могут их остановить, если изменения в семейной политике проводятся без участия представительной власти и без совета с общественностью, если эти изменения протаскиваются проювенальной бюрократией с помощью антизаконных подзаконных актов и инструкций, а то и с помощью методичек, в которых скопированы западные ювенальные идеи, а их бюрократия соответствующего розлива зачастую ставит даже над законами.

Под предлогом обязательного «семейного устройства» детей, оставшихся без попечения родителей, создан своеобразный «рынок детей», участники которого заинтересованы в его расширении. Наблюдается массовое беззаконие, осуществляемое сотрудниками органов опеки и попечительства, корень которого лежит в интересе к бюджетным деньгам, выделяемым на «защиту прав» и «защиту от насилия». Материальная заинтересованность участников рынка ведет к разрушению семей и страданиям людей. «Платное родительство» закономерно приводит к дискриминации и разрушению кровных семей. Ради добычи детей для этого рынка предлагаются меры, способные изменить морально-нравственных нормы в обществе через введение «беби-боксов», позволяющих «цивилизованно» выбрасывать собственных детей.

Оценивая перспективы идущих в мире и в России процессов, мы понимаем, что в разрушении семьи таится непосредственная опасность для государственности России. Отказ от государственной идеологии, зафиксированный в Конституции, фактически отпускает формирование мировоззрения подрастающего поколения на самотек. В этой ситуации лишь семья, традиции и крепкая связь поколений смогут спасти детей от влияния разрушительных идей экстремизма и дать им смысл жизни, совместимый с существованием государства.

Отмечая некоторые положительные сдвиги в сфере взаимодействия власти и общественности в области семейной политики, мы вынуждены констатировать, что этих сдвигов недостаточно для того, чтобы развернуть семейную политику в спасительном для российской семьи (а значит, и для государственности России) направлении. Представленные на III съезде РВС доклады четко показали связь проводимой государством семейной политики с ориентацией значительной части российской элиты на «вхождение в Запад». Сопротивление общественности введению разрушительных для семьи западных норм приводит к изменению риторики сторонников ювенального подхода, но не изменению сути их действий. Провозглашение на словах ценности семьи как института не приводит на деле к защите семьи и не препятствует внедрению в России ювенальных технологий.

Мы убеждены, что обеспечение защиты детей в России возможно только путем воздействия на причину, а не на следствия семейного неблагополучия, при обязательном устранении волюнтаристского вмешательства чиновников в семью. Мы уверены в том, что при продолжении нынешней политики в области семьи и детства неминуем разрыв культурной и моральной связи между поколениями, что приведет к ослаблению государства. Недавние митинги несистемной оппозиции показали, что враги России уже вовсю используют подростков для «раскачки» и дестабилизации социально-политической ситуации в стране.

Подчеркивая недопустимость использования детей в качестве орудия для достижения чьих-либо целей, мы указываем главную причину активного участия детей в дестабилизирующих страну мероприятиях. Это — изменения в системе образования и воспитания, ведущие к формированию бездумного члена общества, которым легко манипулировать. В отличие от советской системы образования и воспитания, направленной как на освоение накопленных человечеством знаний, так и на достижение высоких нравственных ориентиров и способности детей к дружескому общению и эффективной коллективной деятельности, нынешняя система стремится создать «атомарного» человека, озабоченного лишь выгодой и собственными интересами.

Перевод системы образования на так называемый личностно-ориентированный подход приводит к ущербности знаний и резкому сужению мировоззренческого кругозора, что ограничивает возможности подростков адекватно реагировать на происходящие события. Процесс воспитания детей в школах осложняется подменой педагогического коллектива школьными психологами и медиаторами. Воспитанию детей вне школы препятствует переформатирование библиотек, суживающее область интеллектуального досуга детей и отчуждающее их от культуры. Существенная часть телеиндустрии пропагандирует (то есть фактически предъявляет как новые нормы) образцы глубоко аморального и антикультурного поведения как условия «престижного» потребления, что не может не формировать у многих детей и подростков «внеморальные» варианты выбора жизненных целей.

Заявляя о своей патриотической позиции, мы вынуждены признать, что текущая ситуация в стране вкупе с международной обстановкой создает смертельную опасность для существования Российской Федерации как целого. Очевидная ориентация значительной части отечественной элиты на Запад как образец препятствует адекватному реагированию на вызовы, стоящие перед Россией. Мы убеждены, что при сохранении нынешнего курса Россия как независимое государство перестанет существовать либо через прямую капитуляцию, либо через гибель в войне, ибо отказ от капитуляции без изменения направления движения страны делает неизбежной «горячую» войну.

И наконец, мы не можем не задаваться вопросом о том, будет ли в новых условиях противостояние прозападной бюрократии и президента разворачиваться только в узкой, хотя и наиважнейшей, семейной сфере. Или же оно при дальнейшей неминуемой эскалации обострения отношений России и Запада приобретет наиширочайший характер, превращаясь постепенно из саботажа в мятежничество.

В этом высоковероятном случае только оформление разумного и просвещенного самостояния России, основанного на четко сформулированном отличии между российской и западной идентичностью и особенно между нынешней Россией и формирующимся у нас на глазах новым антигуманистическим Западом, может придать системе новые контуры, избавив тем самым Россию от мятежей и смут, порождаемых действиями прозападных внутрисистемных сил, сделавших свой выбор и отказавшихся в условиях новой напряженности от служения России во имя служения Западу.

1. Обращаясь к президенту, Правительству Российской Федерации, Государственной думе и Совету Федерации, мы настаиваем на необходимости принятия следующих мер:

1.1. В сфере глобального стратегического целеполагания:

Первое — выразить от лица России глубокую обеспокоенность теми трансформациями, которые осуществляет Запад. Убедительно показать, что новый Запад, по сути, перерождается, посягая на собственные прежние идеалы. Что он возводит в новый антигуманистический культ:

Что он, разрывая эстафету поколений, формирует:

Второе — заявить от лица России о недопустимости разрушения национальных государств и посягательства на национальные суверенитеты. Призвать к возвращению в русло межгосударственных отношений, выстраданных в огне мировых войн и возводящих в высший принцип право каждого народа на самостоятельное определение своей исторической судьбы, формы политического устройства своего общества.

Третье — выразить крайнюю обеспокоенность превращением демократии как очень важного инструмента, используемого народами для утверждения своих целеполаганий, в нечто окончательное и самозначимое. Народы имеют право на демократическое или иное устройство. Высшим принципом для человечества является не демократия, а гуманизм и развитие. Любая подмена этих принципов чем-либо другим является посягательством на главное и неотъемлемое право человека и человеческих обществ — право на восхождение.

Четвертое — выразить крайнюю обеспокоенность фактическим крахом международного права, фактической подменой этого права архаическим принципом, согласно которому кто силен, тот и прав.

Пятое — настаивать на возвращении принципа презумпции невиновности во всем, что касается международных отношений. Заявить о неприемлемости подмены авторитетных международных расследований бездоказательным клеветническим пиаром, осуществляемым глобальными СМИ нового образца. Заявить о неприемлемости таких антигуманных идей, как идея постчеловека, постправды, постгуманизма, конца истории. Заявить о том, что поддержка этих идей с их переносом в международную практику, с их превращением в новый как бы постидеологический идеологизм является прологом к новому фашизму.

Шестое — заявить о категорической неприемлемости любых оправданий исторического нацизма и фашизма, о категорической неприемлемости приравнивания коммунизма и сталинизма к нацизму, о категорической неприемлемости переписывания истории. Твердо заявить, что народы России определяли и будут определять свой путь на основе уважения к своей истории, отказа от демонизации ее отдельных периодов, понимания единства своей исторической судьбы, своего исторического своеобразия, своего исторического уникального места в симфонии народов и государств.

Седьмое — обратиться ко всем народам и государствам, ко всем людям доброй воли с призывом к сопротивлению всем тенденциям расчеловечивания человека, всем тенденциям построения многоэтажного человечества, основанным на отрицании единства рода человеческого и потому неизбежно приводящим к возрождению фашизма.

Восьмое — призвать к объединению всех здоровых сил на основе того отказа от архаизации и дегуманизации, который олицетворяется здоровым гуманистическим консервативным мировоззрением, чуждым косности и считающим высшей ценностью гуманистическое развитие человека и человечества. Заявить о необходимости создания союза левых и консерваторов ради отстаивания гуманизма от посягательств сил, говорящих о конце истории, о постчеловеке, сил ратующих за архаизацию и регресс на мировой периферии, сил, пытающихся привести в мир новый фашизм.

1.2. В сфере семейной политики:

Первое — пресечь тенденции навязывания российским политикам и чиновникам западных технологий в области семьи и детства, удалить из органов власти сторонников и проводников этих западных технологий.

Второе — приравнять все организации, занимающиеся деятельностью в области социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, получающие средства из-за рубежа, а также выполняющие совместные программы с иностранными и международными организациями, к иностранным агентам, поскольку их деятельность в этой сфере имеет политические цели.

Третье — внести в Закон ФЗ № 442 «Об основах социального обслуживания граждан в РФ» изменения, исключающие навязывание услуг населению «социально ориентированными» НКО.

Четвертое — законодательно закрепить презумпцию добросовестности родителей, установив, что действия и решения родителей в отношении детей признаются добросовестными и совершаемыми в интересах ребенка, пока обратное не было доказано и подтверждено судом.

Пятое — установить уголовную ответственность за незаконное вмешательство в семью.

Шестое — признать главным содержанием государственной семейной политики не контроль над семьями, а поддержку родной семьи — материальным и нематериальным стимулированием, созданием здоровой социальной и информационной среды.

Седьмое — ориентировать семейную политику на сокращение и скорейшую ликвидацию «платного родительства» как формы устройства сирот.

Восьмое — провести ревизию подзаконных актов, расширяющих полномочия госслужащих для вмешательства в семью, и отменить подобные акты. В частности, отменить московский «Регламент межведомственного взаимодействия по выявлению семейного неблагополучия, организации работы с неблагополучными семьями, находящимися в социально опасном положении (трудной жизненной ситуации)», действующий с 1 января 2011 г., а также аналогичные регламенты в других регионах.

Девятое — законодательно закрепить право родителей на выбор мер воспитательного характера, не причиняющих вреда здоровью детей.

Десятое — во избежание конфликта интересов отстранить органы опеки и попечительства от любой работы с неопекунскими семьями, включая отбирание детей.

Одиннадцатое — прекратить «межведомственное взаимодействие по выявлению неблагополучия» и продумать систему показателей работы каждого из ведомств, действующих в сфере семейных отношений, стимулирующую их взаимный контроль и отсутствие посторонних интересов.

Двенадцатое — законодательно запретить введение так называемых бэби-боксов для «цивилизованного» выбрасывания детей;

Тринадцатое — прекратить деятельность в Российской Федерации ювенальных судов, работающих в пилотных регионах, как неконституционных органов судебной власти.

Четырнадцатое — восстановить процедуры принудительного лечения от алкоголизма и наркомании по решению суда для родителей и членов семьи, находящихся в социально опасном положении.

1.3. В сфере образования:

Первое — восстановить уникальную отечественную систему специального (коррекционного) образования, в том числе систему специализированных образовательных учреждений, обеспечивающую обучающимся, воспитанникам с отклонениями в развитии обучение, воспитание, лечение и способствующую их социальной адаптации и интеграции в общество.

Второе — принять меры по разработке учебников на основе советских методик, являющихся доработанными традиционными для России классическими методиками обучения, и обеспечить школам возможность выбирать эти учебники при формировании образовательных программ.

Третье — прекратить оптимизацию библиотек и их переформатирование в направлении превращения в развлекательные центры.

Четвертое — остановить подмену педагогов школьными психологами и медиаторами, перевести акцент в правовом просвещении детей с изучения их прав на изучение их обязанностей.

Пятое — законодательно запретить участие несовершеннолетних без сопровождения взрослых в массовых уличных мероприятиях.

1.4. По всем перечисленным изменениям российской политики в сфере семейного законодательства и образования РВС готово внести конкретные законодательные предложения.

2. С целью внести вклад в изменение семейной политики и системы образования России со стороны гражданского общества намечаем следующие задачи по деятельности РВС:

2.1. Представить президенту альтернативный доклад по анализу практики изъятия детей из семьи и избыточного и неправомерного вмешательства в семью со стороны органов опеки и попечительства;

2.2. Продолжить работу по текущим проектам РВС (проект «Шаги истории», проект переработки советских учебников для приведения их в соответствие с современными реалиями, и др.);

2.3. Продолжить участие экспертов РВС в круглых столах и конференциях разного уровня по разработке и обсуждению законодательных инициатив и анализу процессов в сфере семейной политики и образования России;

2.4. Усилить действия по информированию общества об опасности бездумного копирования западных технологий в сфере семьи, образования и культуры для социально-политической устойчивости и государственной целостности Российской Федерации.

Единогласно принято на III съезде РВС, прошедшем в Москве 15 апреля 2017 года.