logo
Статья
  1. Мироустроительная война
  2. Халифат и Капитолий – выбор стратегий
Необходимый для ведения войны образ врага у «Исламского государства»‌* тоже формируется быстро. Осенью 2014 года определились основные объекты внимания ИГИЛ‌* — Россия и Сирия

Халифат и Капитолий — выбор стратегий — 2

* организация, деятельность которой запрещена в РФ

В прошлом номере мы подняли вопрос о том, как именно действует ИГИЛ‌* (или «Исламское государство»‌*), какие цели и задачи ставит перед собой. Вопрос этот с каждым днем требует всё большей определенности.

Сегодня уже недостаточно сказать, что на освоенной боевиками территории (то есть в Ираке и Сирии) создается халифатистское квазигосударственное образование.

Недостаточно также подчеркнуть, что ИГИЛ‌* сегодня — это теократическое квазигосударство, в котором срочно создаются все системы жизнеобеспечения (управление, финансовые органы, силовые структуры, законодательная, судебная и исполнительная власть, система налогообложения).

Нужно обозначить, далее, что это квазигосударственное образование объявило о своей главной цели — создании нового халифата на громадных территориях от Африки до Индии. И что именно этим определяется готовность ИГИЛ‌* к широкой экспансии, опирающаяся на быстрое организационное строительство и финансовое укрепление.

Но и такой характеристики сейчас уже мало.

Сегодня необходимо ясное понимание того, что действующее «Исламское государство»‌*, непримиримо враждебное окружающему миру, является плодом и одновременно вершиной многолетней деятельности, строительства и расширения самых разных исламистских групп и проектов в огромном исламском мире. Что речь идет почти обо всех исламистских объединениях, действующих в исламском мире после уничтожения СССР — каждое из которых, в свой черед, было шагом и подготовкой к будущему появлению этой новой халифатистской армии. В числе таких объединений и талибы, и «Аль-Каида»‌*, и боевики Средней Азии, и радикальные группировки Сирии, и сепаратисты Кавказа, и моджахеды всего исламского мира. И практически все они на этапах становления получали поддержку западных спецслужб. А «Братья-мусульмане»‌*, которые относятся к ИГИЛ‌* сдержанно, слишком ослаблены политическим поражением в Египте, чтобы сейчас влиять на всё джихадистское сообщество.

И наконец, из вышесказанного следует, что «Исламское государство»‌* претендует на роль радикально-исламского интегратора, который должен сложить разбросанные по странам и регионам радикалистские очаги в огромную ультрарадикалистскую территорию — чего не было много веков. По силам ли ИГИЛ‌* такая задача?

Мария Подкопаева

Сегодняшняя изумляющая мировое сообщество эффективность ИГИЛ‌* определяется сочетанием целого ряда слагаемых разной степени значимости. К ним относятся:

1. Переход на сторону ИГИЛ‌* наиболее боеспособной части «оппозиционеров» в Сирии, ранее уже подготовленных американскими, британскими и французскими инструкторами.

2. Инкорпорирование в ряды ИГИЛ‌* высших офицеров саддамовской Иракской армии, членов партии БААС и представителей иракского суфийского тариката накшбандийа. Это инкорпорирование позволило мобилизовать и использовать опыт стратегического планирования, организационного оформления, государственного строительства, а также поддержку суннитских племен.

В высшее руководство ИГИЛ‌* вошли бывшие офицеры армии Саддама Хусейна. В их числе бывший полковник иракских ПВО Абу Айман аль-Ираки, ставший одной из ключевых фигур ИГИЛ‌*. Там же — Абу Ахмад аль-Альвани, один из четырех членов военного совета ИГИЛ‌*, тоже служивший в Иракской армии. Еще одна фигура — Хаджи Бакр (настоящее — Самир Абд Мухаммад аль-Хлейфави), бывший офицер иракской армии. И главное — в этом списке находится знаковая фигура, 72-летний генерал Иззат Ибрагим ад-Дури, член партии БААС с 1958 года, когда-то заместитель Саддама Хусейна на посту Председателя Совета революционного командования и секретаря БААС, а также глава суфийского тариката накшбандийа в Ираке.

3. Широкое использование электронных СМИ для вербовки в свои ряды исламистов со всего мира. Активность ИГИЛ‌* в социальных сетях стремительно растет. Боевики активно распространяют фото и видео казней и расправ. Они уже обзавелись собственным приложением для платформы Android, то есть операционной системой для широкого списка электронных устройств. С целью привлечения футбольных фанатов к идеологии ИГИЛ‌* были «украдены» популярные твиттерные хештеги: #WorldCup и #Brazil2014. Теперь, нажимая на них, футбольные фанаты мгновенно получают информацию об «Исламском государстве»‌*. И таких примеров множество.

В сумме подобного рода действия дают результаты. На стороне ИГИЛ‌* сегодня воюет порядка полутора тысяч граждан США, 900 французов, 400 граждан Германии и более 1500 подданных Великобритании, несколько тысяч выходцев из СНГ — России, Азербайджана, Грузии, Казахстана, Киргизстана, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана. Характерно, что иностранцы воюют в составе «национальных» отрядов, не смешиваясь с другими подразделениями.

4. Важнейшее слагаемое — финансовая самостоятельность. В ее основе — захват активов, крупнейших нефтяных месторождений, торговля антиквариатом и работорговля. Уже сегодня респектабельные американские СМИ называют «Исламское государство»‌* богатейшей джихадистской группировкой мира.

5. Одно из главных условий успеха ИГИЛ‌* — оружие, боеприпасы и военная техника на миллиарды долларов, захваченные в Ираке.

Помимо всего этого, нельзя забывать, что происхождение ИГИЛ‌* тесно связано с «Аль-Каидой»‌*. И что интеграционные перспективы «Исламского государства»‌* в первую очередь основаны на том, что в целом ряде государств в период «арабской весны» уже были созданы радикалистские очаги «Аль-Каиды»‌*. К ним можно отнести и Сирию, и Ливию, и Мали, и Нигер. Теперь это практически готовые фрагменты для интеграции в так называемый новый халифат. И «Исламское государство»‌* уже работает в этом направлении.

Объявив себя халифом всех мусульман, Абу Бакр аль-Багдади сразу же призвал мусульман всего мира присягнуть ему. На этот призыв откликнулись исламисты в Ливии, Алжире и Афганистане, а в Йемене и Нигерии ИГИЛ‌* выразили поддержку.

Необходимый для ведения войны образ врага у «Исламского государства»‌* тоже формируется быстро. Осенью 2014 года определились основные объекты внимания ИГИЛ‌* — Россия и Сирия.

3 сентября было опубликовано видеообращение с титрами на русском языке: «Это послание к тебе, о Владимир Путин, это твои самолеты, которые ты отправил Башару, мы милостью Аллаха, отправим их тебе, помни об этом. И мы с дозволения Аллаха освободим Чечню и весь Кавказ! «Исламское государство»‌* есть и будет, и оно расширяется с дозволения Аллаха. Твой трон уже пошатнулся, находится под угрозой и падет с нашим прибытием к тебе. Мы уже в пути с дозволения Аллаха!»

Спустя месяц, 9 октября, агентство Блумберг опубликовало перехват телефонного разговора одного из членов военного руководства ИГИЛ‌* — Умара аль-Шишани (Тархана Батирашвили, уроженца Панкисского ущелья Грузии) с его отцом, которому он пообещал: «За мной готовы идти тысячи, я соберу еще больше людей и мы отомстим России». Аль-Шишани имел в виду месть за поражение грузинских войск в Южной Осетии в 2008 году.

Такие публичные выступления — часть кадровой политики ИГИЛ‌*, которая активно продвигает на заметные позиции выходцев из стран СНГ. Уже не раз отмечалось, что Умар аль-Шишани стал фактически медиаперсоной — лицом ИГИЛ‌*. Кроме того, Абу Бакр Аль-Багдади лично назначил эмиром боевиков города Табка в провинции Сирии Ар-Ракка выходца из Таджикистана Абу Абдурахмона Таджики.

Далее, в настоящее время зоной особого внимания ИГИЛ‌* является Средняя Азия и афгано-пакистанский регион.

Летом 2014 в Афганистане состоялись президентские выборы. Лидеры предвыборной гонки набрали приблизительно равное количество голосов (Ашраф Гани Ахмадзай — 56,44 %, Абдулла Абдулла — 43,56 %) и подписали договор о разделе политической власти. В этой обстановке фактического властного паралича вопрос о возможном росте влияния не только талибов, но и ИГИЛ‌* в регионе приобретает новую остроту.

В августе в Афганистане появились листовки ИГИЛ‌*. Распространялись они из афганского Пешавара и отправлялись, в том числе, в зону племен на пакистанской территории.

По некоторым данным, в самом Афганистане уже создан базовый пункт «Исламского государства»‌*, куда направились сотни боевиков ИГИЛ‌*. А это не может не означать подготовки к конкретным акциям.

В среде талибов Пакистана имеются существенные разногласия по вопросу о поддержке ИГИЛ‌*. Однако целый ряд командиров и статусных лиц пакистанских талибов присягнули «Исламскому государству»‌*. Среди них представитель Техрик-э-Талибан‌* Пакистана Шахидуллах Шахид, глава округа Хибер Фатих Гуль Заман, глава округа Оракзаи Саид Хан, глава округа Куррама Давлат Хан, глава округа Хангу Халид Мансур, Муфтий Мохамад Хасан (бывший член шуры талибов).

Но и исламисты среднеазиатского происхождения не остались в стороне от этой начавшейся консолидации вокруг ИГИЛ‌*.

Радикальное Исламское Движение Узбекистана‌* (ИДУ), давно тесно связанное с Талибано‌*м и пакистанскими спецслужбами (ISI), в конце сентября тоже присягнуло ИГИЛ‌*. Об этом заявил лидер ИДУ Усман Гази «от имени всех членов движения в соответствии со священными обязанностями»: «Мы находимся в одних рядах с «Исламским государством»‌* в этой продолжающейся войне между Исламом и немусульманами». Он приветствовал «Исламское государство»‌* и пожелал ИГИЛ‌* в скором времени взять под контроль Мекку, Медину, а также палестинские территории.

Как оценить эти присяги ИГИЛ‌* со стороны группировок Африки, с одной стороны, и стран Центральной Азии, с другой? А также угрозы «Исламского государства»‌* заняться Кавказом и Россией? В целом описанная картина напоминает состояние дел в Европе в самом начале Второй мировой войны. Тогда западные страны вели напряженные переговоры по поводу того, какое именно направление наступления будет основным для фашистской Германии — западное или восточное. Результатом в том числе и этой дипломатии стал разворот нацистской военной машины на Восток и порожденная им Великая Отечественная война.

При всех оговорках, просматривается сходство тогдашней ситуации с нынешней. С этой точки зрения, угрозы игиловцев начать действия на Кавказе, база ИГИЛ‌* в Афганистане, присяги талибов и узбекских исламистов — это подготовка к наступлению в сторону Китая (на восток) и в сторону России (на север). Последнее для США, видимо, предпочтительно. А авиаудары по позициям ИГИЛ‌* в Ираке или Сирии будут иметь эффект, сходный с тем, который имели обстрелы городов и сел Донбасса украинской армией — вытеснение огромного числа людей за пределы страны. Только в случае ИГИЛ‌* это будут вооруженные люди.

С каждым днем становится всё более понятно, что в «большом исламском котле», разогретом до состояния кипения, вываривается агрессивный субстрат, способный так или иначе задеть практически все регионы мира. Западная коалиция пока что ставит перед ним свои сомнительные заграждения в виде авиаударов. А восточная? Состоится ли такая коалиция? Какую стратегию она будет искать? И в какие сроки?