Несмертельное оружие — это способ управления сознанием людей в целях, необходимых армии и правительству США

Иллюзии постклассической войны

Всем известный прагматизм и практицизм американцев не мешает им иногда сходить с ума. В этой и следующих статьях исследуем, как Соединенные Штаты сочетают рациональную гонку новых военных технологий с подходами, порой изумляющими своей нерациональностью, но находящими, тем не менее, свое место в сознании американского общества и — ни много ни мало — военной элиты.

Итак, есть передовой фронт науки — и есть нечто совсем другое. В Соединенных Штатах они порой смешиваются.

Например, уже существуют — где в относительно разработанной теории, а где даже в виде экспериментальных установок — различные виды оружия на новых физических принципах. Этот довольно расплывчатый термин объединяет такие принципиально новые виды оружия, как геофизическое, электромагнитное, лазерное, информационно-психологическое и ряд других.

Всем давно знакомый эффект «разгона облаков» для кратковременного (на один-два дня) улучшения погоды в дни важных праздников — на самом деле один из видов оружия метеорологической войны. Впервые обратную задачу — провоцирования дождя — американцы поставили перед собой во время войны во Вьетнаме. Они рассеивали в дождевых облаках йодистое серебро для создания наводнений, прорыва защитных дамб и затопления обширных территорий.

Существует (или разрабатывается в глубокой тайне) геофизическое оружие. Известно, что после Второй мировой войны в США проводились исследования образования молний («Skyfire»), управлению землетрясениями («PrimeArgus»), ураганами и цунами («Stormfury»). О результатах этих работ очень мало сведений. В частности, упоминается о том, что в 1961 году в США был проведен эксперимент по забрасыванию в верхние слои атмосферы более 350 тысяч двухсантиметровых металлических игл, которые резко изменили тепловой баланс атмосферы. Предполагается, что в результате этого произошло землетрясение на Аляске, а часть побережья Чили сползла в океан.

Новым стратегическим видом оружия считается радиочастотное оружие, воздействующее на электронику с помощью мощного электромагнитного импульса. Явление ЭМИ было впервые обнаружено в ходе первых испытаний американского ядерного оружия, позже стало понятно, что электромагнитный импульс можно получить и другим способом. Такое оружие, учитывая степень насыщенности электроникой современных систем управления практически в любой стране, способно вывести из строя все незащищенное оборудование государственного и военного командного комплекса.

Эти примеры приведены для того, чтобы показать, насколько активно в США исследуются любые новые явления в науке и технике. Но с той же энергией американцы бросаются изучать и использовать явления, не принятые фундаментальной наукой, более того, тут же пытаются применить их в военном деле. Дело порой доходит до повального увлечения элементарной мистикой, получившей ныне политкорректное наименование «паранаука».

Авторитетным исследователем паранормальных явлений и гуру в соответствующих вопросах среди американских военных считается военный психолог, доктор философии Джон Александер.

Его работы засекречены. Основное направление работы — исследование паранормальных способностей человека. Исследованиями занимается в Лос-Аламосской лаборатории, где создавалась первая атомная бомба. Деятельность пересекается с работами Майкла Джмура, который ведет разработку системы искусственной телепатии.

Александер — интересный человек. Он полковник «коммандос» в отставке, в свое время воевал в Таиланде и Вьетнаме, где командовал подразделением «зеленых беретов», проводил через линию фронта камбоджийских наемников и участвовал в ряде тайных операций, в том числе, в программе «Феникс» (поиск обломков НЛО). В те годы Александер увлекся буддизмом, изучал его различные течения в местных монастырях, и, как утверждается, приобщился к секретным буддийским практикам. Видимо, с тех пор у него появился стойкий интерес ко всем паранормальным явлениям.

Сочетание воспринятой им буддийской доктрины с ее заповедью не убивать живые существа и его собственной военной профессии дало странный результат — Александер стал сторонником и активнейшим пропагандистом так называемой нелетальной войны.

Александер не был первооткрывателем этого вида войны: и понятие нелетального оружия, и оно само использовались разведывательным, политическим и военным сообществом достаточно давно. В частности, еще в 1981 году военная полиция США использовала некое «новейшее эффективное оружие» против женщин-участниц демонстрации против ядерного оружия. По симптомам (а женщины жаловались на головокружения, разрывы глазных сосудов, ожоги лица даже в ночное время, тошноту, неспособность сконцентрировать внимание, сильнейшие головные боли, временный паралич, нарушения речи, необоснованное чувство паники) доктор Роберт Беккер, специалист в области воздействия электромагнитных волн на человеческий организм, определил, что использовалось микроволновое оружие.

Александер сделал другое — он привлек внимание генералов Пентагона к оружию этого вида и дал его первичную систематизацию. В 1980 году в американском военном журнале Military Review Александер опубликовал программную статью «Новое ментальное поле битвы» о будущих видах оружия. В ней полковник спецназа утверждал, что «есть системы оружия, которые действуют на мозг». И далее описывались экстрасенсорное восприятие, «телепатические модификации поведения», парапсихология, видение на расстоянии, выход из тела и прочие оккультные и нью-эйджевские чудеса, которые, по мысли автора, должны составить новый инструментарий военной разведки.

Надо отметить, что нью-эйдж, оккультизм, необуддизм, сатанизм, уфология и прочие «паранауки» занимают непропорционально большое место в духовном климате Америки. И ладно бы среди офисно-чиновного люда, которому больше нечем себя занять. Но когда подобному поветрию отдаются серьезные функционеры и руководители Пентагона и спецслужб, становится не по себе.

Итак, статья Александера получила широкую огласку и разноречивые отклики, полковником заинтересовались крупные военные чины, в основном представители сообщества специальных операций. В 1983 году, благодаря дружбе с генерал-лейтенантом Стабблабайном, который затем возглавил Управление военной разведки и безопасности США, Александер выбил средства под программу исследований телекинеза, которую он назвал «Джедай» (по аналогии с фильмом «Звездные войны», где фигурирует некий клан космических «рыцарей Джедай», обладающих тайной силой).

Следующая работа Александера была написана в соавторстве с Полем Вэллели, командиром 7-го подразделения психологических операций резерва сухопутных сил армии США на базе Президио в Сан Франциско, штат Калифорния, и далеко выходила за пределы рекламы экстрасенсорики и других паранормальных методик. Речь в ней шла как раз о тех самых чудесах, но уже в приложении к глобальным задачам — о пси-войне против всего человечества.

«Стратегическая пси-война, — утверждается в статье, — должна парализовать разум народа-врага любыми доступными средствами и поразить солдат противника до того, как они наденут военную форму... Как раз дома, и в общении в своем кругу они наиболее уязвимы для пси-воздействия...

В стратегическом аспекте пси-оружие должно поражать без разбора друзей, врагов и нейтралов по всему миру, и не примитивными листовками, разбрасываемыми на передовой, и не через громкоговорители агитотрядов спецпропагандистов, и не слабыми, неточными и узконаправленными средствами психотроники, но с помощью средств, находящихся в распоряжении США и способных достичь буквально любого человека на Земле. Конечно, это электронные СМИ, телевидение и радио.

Развитие спутниковой связи, техники видеозаписи и оптоволоконной технологии позволило проникать в умы людей по всему миру с такой силой, что раньше невозможно было и представить. Нам нужно только протянуть руку и взять волшебный Экскалибур (меч короля Артура), и он преобразит для нас весь мир, если только у нас хватит отваги и решимости подстегнуть такими средствами мировую цивилизацию. Без этого меча возможности вдохнуть нашу мораль в чужие культуры будут слабее. И если после этого они все еще пожелают морали, не удовлетворяющей нас, у нас не будет другого выбора, кроме как бороться с ними более грубыми методами».

Из цитаты видно, что нелетальное оружие (оно же несмертельное оружие, неразрушающий контроль и т.д.) — это, прежде всего, способ управления сознанием людей — в целях, необходимых армии и правительству США. Главный принцип — отказ от убийства. Все же остальное, коль оно ведет к достижению необходимого результата, — позволено.

После выхода этой работы Александер окончательно получил статус гуру в политических и военных кругах США. Ему удалось подружиться с вице-президентом США Альбертом Гором, которого он обучал методам нейролингвистического программирования. Новые знакомые помогли Александеру с финансированием многих его проектов.

В 1988 году Александер уволился из армии и поступил на работу в Национальные лаборатории Лос-Аламоса, где возглавил программу нелетальных вооружений. В Лос-Аламосе он попал под крыло Джанет Моррис.

Джанет Моррис — еще одна причудливая фигура в среде американских специалистов нетрадиционных военных действий. Она в основном известна в США как автор научно-фантастических романов. Однако это только верхушка айсберга. До 1980 года она была членом Нью-Йоркской Академии наук и членом Ассоциации военно-промышленной электроники (Association for Electronic Defense). Кроме того, она является директором по исследованиям Совета глобальной стратегии (USGSC), который одно время возглавлял бывший замдиректора ЦРУ Рэй Кляйн — легендарная и крайне неоднозначная фигура в американском разведывательном сообществе. Именно USGSC стоит у истоков национальной программы США в области несмертельного оружия, пролоббировав создание множества лабораторий по этой проблеме.

До определенного момента Александер, Джанет Моррис и другие поборники нового вида оружия действовали хоть и при поддержке отдельных групп в армии и спецслужбах США, но, так сказать, в самодеятельном порядке. Но с начала 90-х годов уже можно зафиксировать интерес к этой проблематике у высшей политической власти США.

При президенте Джордже Буше-старшем (1989–1993гг.) проект нелетального оружия вызвал интерес у министра обороны Дика Чейни. В 1990 году USGSC создал группу политического надзора за нелетальным вооружением, получившую поддержку у Председателя сенатского комитета по вооружениям сенатора Сэма Нанна.

Заместитель министра обороны Пол Вулфовиц был горячим сторонником идей Александера и в марте 1991 года направил Чейни меморандум «Нужна ли нам программа нелетальной обороны?». В нем он писал: «Лидерство США в области нелетальных технологий расширит наши возможности и укрепит наше положение в мире после завершения холодной войны». А к приходу в Белый дом президента Б.Клинтона (1993–2001гг.) уже существовало общее согласие по разработке несмертельного оружия.

В 1992 году сенатор Сэм Нанн вынес на рассмотрение предложение о возможности использования нелетального вооружения (non-lethal weapons, NLW) против Сербии, чтобы путем разрушения всей электросети Сербии заставить ее капитулировать.

Зимой 1994 года заместитель секретаря министерства обороны США Джон Дойч одобрил рекомендации для развертывания широкомасштабных исследований и активных внедрений Пентагоном нелетального вооружения. Рекомендации были даны по результатам продолжавшихся в течение 1993 года американских военных операций в Сомали (хотя, надо сказать, эксперты оценили результаты использования примененных там нелетальных вооружений как весьма неоднозначные).

Вслед за США новомодной тенденцией увлеклись и другие страны. Широкие научные изыскания по самым различным проблемам технического и психофизического воздействия на людей осуществляются в университетах Бонна и Фрайбурта (Германия), в лондонском, кембриджском, бристольском университетах (Англия), во Франции, Италии, Дании, а также в Австрии, Аргентине, Бразилии, Голландии. В Китае, Японии, Израиле, ЮАР ищутся новые приемы, способы, формы и методы воздействия на сознание и психику больших масс людей и армейских подразделений.

Таким образом, нелетальное оружие сегодня не только в США, но и в мире, как считается, является наиболее пионерным направлением военных исследований. На них ежегодно выделяются немалые и все увеличивающиеся суммы из государственных бюджетов.

Что конкретно представляет собой нелетальное оружие и так ли лучезарны его перспективы, как об этом говорят американцы, мы обсудим в следующей статье.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER