23
янв
2014
  1. Мироустроительная война
Мария Подкопаева / Газета «Суть времени» №61 /
По сути дела, уже созданы условия для распространения мироустроительного пожара на кавказский регион. А ведь Кавказ не зря издавна считается евразийским перекрестком, открывающим пути на Север и на Восток

Ирак: новый очаг мироустроительной войны

В декабрьских выпусках газеты «Суть времени», в рубрике «Мироустроительная война» была начата публикация обзоров деятельности западных «фабрик мысли» в последние годы — после начала «арабской весны» на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Задачей подобных публикаций и в дальнейшем останутся исследование и распознавание западных мироустроительных моделей в их приложении к развивающимся военным конфликтам. Сегодня это конфликты на Ближнем Востоке. Однако границы зоны мироустроительной войны зыбки и в дальнейшем могут меняться, расширяясь и включая всё большие территории.

Тем не менее, мы, внимательно изучая экспертные и аналитические сообщества, напрямую связанные с мироустроительством, не можем надолго отвернуться от аналитики самих мироустроительных конфликтов в ближневосточном регионе. Тем более, что конфликты эти отнюдь не затихают. И более того, в них в конце 2013 года оформился новый ближневосточный лидер исламского (суннитского) радикализма. Речь идет о группировке «Исламское государство Ирака и Леванта», близкой «Аль-Каиде» и действующей в Ираке и Сирии.

Относительно «дочерних» подразделений «Аль-Каиды» в Сирии и Ираке в конце года поступали противоречивые сведения. Причем эта противоречивость отражает не столько ошибочность предлагаемой информагентствами информации, сколько нервозность, колебания и рост общей напряженности в сирийской радикально-оппозиционной среде.

С одной стороны, сообщалось, что к началу ноября действующая в Сирии группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» сумела взять под контроль значительные территории на севере страны и превратилась в наиболее мощную оппозиционную силу в этой части Сирии.

С другой стороны, буквально вслед за этим появились сведения о том, что политика «Аль-Каиды» в регионе начинает меняться. Выяснилось, что лидер «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири определяет в качестве единственного подразделения своей организации на территории Сирии группировку «Джебхат ан-Нусра». И подчеркивает, что только эта группировка находится «в подчинении у центрального командования» (то есть у него).

Одновременно появилась информация о том, что объединение боевиков «Исламское государство Ирака и Леванта», которое только что активно действовало в Сирии, теперь действует только в Ираке.

А как же «обширные территории в Сирии»? Что может отражать противоречивость этих сведений?

Прежде всего, она, конечно, отражает конфликты между группировками и соединениями боевиков, воюющих в Сирии. И это явно прослеживается в заявлении аз-Завахири, распространенном каналом «Аль-Джазира» 9 ноября 2013 года. В своем обращении Аз-Завахири приказывает распустить группировку «Исламское государство Ирака и Леванта» и высказывает претензии в адрес его лидера Абу-Бакра аль-Багдади (еще в 2010 году ликвидированного в результате авиаудара), а также лидера «Джебхат ан-Нусра» Абу Мухаммеда аль-Джулайни.

Оба они, считает лидер «Аль-Каиды», в разное время совершили прегрешения. Лидер группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» создал ее, не посоветовавшись. А лидер «Джебхат ан-Нусра» отказался от участия в этой группировке — тоже не посоветовавшись. То есть лидер «Аль-Каиды» усматривает погрешности в управляемости в деятельности производных от базовой группировок. И стремится привести всю структуру власти в «Аль-Каиде» и ее окружении в должное состояние.

А что такое сегодня для «Аль-Каиды» должное состояние?

Вспомним, что группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» сложилась на основе группировки «Исламское государство Ирак». Которая, в свою очередь, возникла с опорой на те организационные принципы, которые положены в основание «Аль-Каиды». Уже из названия понятно, что объединение «Исламское государство Ирак» призвано бороться за фундаменталистское государство в понимании «Аль-Каиды» именно в указанной стране. А «Исламское государство Ирака и Леванта» расширяет территорию будущего государства суперфундаменталистов до указанной в названии зоны. И, таким образом, деятельность «Аль-Каиды» начинает сдвигаться в сторону создания некоей фундаменталистской сверхдержавы. Той самой, которую как раз и принято называть халифатом.

Теперь же аз-Завахири заявляет, что группировка усекается до своего первоначального формата — «Исламского государства Ирак» и должна действовать только в Ираке. А сирийская «Джебхат ан-Нусра» должна существовать далее как «независимая ветвь «Аль-Каиды» и действовать только в Сирии.

Возможные причины такого категоричного решения аз-Завахири можно перечислять долго. В них отражаются требования и большой, и малой политики. И то, что быстрого перелома в Сирии не случилось... И то, что против суннитских фундаменталистов фактически выстроился весь шиитский военно-политический фронт (алавиты Сирии, теократический Иран, ливанская Хизбалла и... казалось бы проамериканское шиитское правительство нынешнего Ирака)... А значит, необходимы перегруппировка и новое наступление.

Но, перечисляя эти в общем-то известные обстоятельства, мы не можем не обсудить и обстоятельства иные — так сказать, «совсем новые».

Дело в том, что к ноябрю 2013 года возмутившее лидера «Аль-Каиды» моджахедское объединение («Исламское государство Ирака и Леванта») возглавил инородец — некий «грузин чеченского происхождения», по выражению Wall Street Journal. Речь идет о Тархане Батирашвили, известном как Эмир Умар аш-Шишани, который выдвинулся после успешного захвата аэродрома близ Алеппо.

Такое лидерство в ирако-сирийском дочернем ответвлении «Аль-Каиды» неминуемо должно придавать всей перспективе театров военных действий совершенно определенное, причем и впрямь достаточно новое, направление. Вкратце, речь идет о том, что наряду с боевыми действиями в Ираке и Сирии «Аль-Каида» начинает планировать дальнейшее воздействие на Кавказ.

В арабской прессе получила распространение статья американского журналиста Дэвида Игнатиуса «Свержение Асада — только начало», вышедшая в конце ноября 2013 года. Автор заверяет читателей, что написал свою статью на основании доклада разведки «Сирийской свободной армии», предназначенного для госдепартамента США. Внутри «Исламского государства Ирака и Леванта» существует, как полагает Игнатиус, «наиболее опасная и варварская» группировка аш-Шушани, состоящая из 250 чеченцев. В целом он отмечает, что вся группировка представляет собой 5500 отлично подготовленных боевиков, постоянно носящих пояса шахидов.

Куда же должна быть направлена эта сила? По-видимому, она должна всё же не сразу обрушиться на Кавказ. И это начало проясняться в конце декабря, когда в иракской провинции Дияла силы безопасности наткнулись на склад оружия. В числе вооружений оказались 120 ракет системы «Град», а среди находок — план захвата боевиками «Исламского государства Ирака и Леванта» иракской провинции Анбар с целью создания там эмирата.

Если всё это правда, то картина получается следующая: международное объединение моджахедов (обладающее в том числе и чеченским ядром, а также брендом «Аль-Каиды») должно разом или постепенно перебазироваться в Ирак для захвата там провинции (в том числе при помощи системы «Град») и создания ультрафундаменталистского анклава.

Шутки шутками, а провинция-то оказалась захвачена к Новому году, и сейчас там идут боевые действия. То есть в нее вернулся тот самый клубок боевиков «Аль-Каиды», который сформировался в Ираке к концу 2000-х годов, потом переместился в Сирию, там еще дооформился и уплотнился... А затем передвинулся обратно в Ирак и в своем новом состоянии сумел сделать то, чего не мог сделать ранее — занять провинцию Анбар. Спрашивается, в каком направлении он двинется дальше или куда выпустит свои щупальца — и в случае удачи и закрепления в Ираке, и в случае неудачи и изгнания из Ирака? И в каком — уже новом — состоянии этот клубок достигнет Кавказа?

Между тем, в Сирии обсуждаемой группировке отнюдь не раскрывают объятий. В конце декабря возле Дамаска была проведена крупная операция, в ходе которой были окружены и уничтожены десятки боевиков «Исламского государства Ирака и Леванта». Сразу после этого сирийская авиация разгромила штаб-квартиру группировки возле сирийско-турецкой границы.

Параллельно свои меры приняли иракские власти: была закрыта иракско-иорданская граница, через которую боевики «Ирака и Леванта» перевозили оружие и боеприпасы.

В конце декабря на севере Ирака также была проведена крупная военная операция с захватом десятков рядовых боевиков и полевых командиров.

Но всё равно под Новый год в провинции Анбар разразился мятеж, и начались крупномасштабные военные столкновения суннитских племен с армейскими подразделениями. Буквально в течение пары суток с начала волнений боевики взяли под свой контроль города Фаллуджа и Рамади.

А 4 января 2014 года Агентство Франс-пресс уже объявило о том, что 300-тысячная Фаллуджа находится в руках боевиков группировки «Исламское государство Ирака и Леванта». Той самой, которую осенью прошлого года лидер «Аль-Каиды» аз-Завахири то ли отменил, то ли отозвал. Но группировка уже живет своей жизнью. И прочно держится за свое место в реальности — пока что ближневосточной реальности.

На самом деле резкая активизация группировки произошла не только в Ираке, но и в Сирии тоже. Сразу после захвата Фаллуджи в Ираке — это же объединение вступило в жесткий конфликт со всеми другими (!) оппозиционными формированиями в Сирии.

Насколько же серьезен этот конфликт? Оказывается, 7 января 2014 года группировка «Ирака и Леванта» призвала своих членов к уничтожению всех остальных представителей сирийской оппозиции. А ведь в среде моджахедов призывы такого рода понимаются буквально, и никак иначе. Если говорить о точной формулировке, то представителем данного объединения боевиков было сказано, что оно считает всех остальных сирийских оппозиционеров «законной целью» и будет их преследовать.

Примечательно в этом явлении то, что группировка «Ирака и Леванта» преимущественно международная, а базовая часть оппозиции, оказавшаяся для нее «законной целью», — все-таки сирийские граждане. Однако, по-видимому, эта правовая категория уже вообще в расчет не принимается. Ибо для халифатистов (на то они и халифатисты) нет ни сирийского («ущербно-национального») государства, ни сирийских («ущербно-национальных») граждан.

Очевидно, что аппетиты наиболее радикальных халифатистов в регионе растут буквально не по дням, а по часам. И что халифатистские заявления эта группировка делает в условиях войны с двумя армиями — иракской и сирийской, а также противостояния со всем шиитским миром. Нет сомнения, что речь идет о заявке на политическое лидерство и в мире международного исламского (суннитского) радикализма, и в международном сообществе боевиков. А также о заявке на роль центра притяжения для всего радикалистского моря, для его концентрации в зоне (пока что) двух стран — Ирака и Сирии.

Оправдается ли такая претензия группировки на новое военно-политическое качество — зависит от дальнейшего хода боевых действий. Некоторые политические комментаторы, в том числе и российские, сделали из происходящего вывод, что поскольку после Сирии очередной целью группировки «Исламское государство Ирака и Леванта» становится Ирак, то Россия тем самым получает передышку. Возможно, эти комментаторы правы. Однако, продолжая приведенное рассуждение, логично задаться вопросом: это передышка перед чем?

Весьма комфортно планировать, мониторить и анализировать мироустроительные войны, глядя на них из-за Атлантики, Ла-Манша или, на худой конец, из-за Средиземного моря. И ждать, пока вышедшие в региональные лидеры фундаменталисты еще раз совершат «переход в новое качество». Как они уже совершили его, превратившись из местного объединения боевиков в силу регионального значения, в сегодняшних лидеров мироустроительного конфликта в регионе.

Совсем другое дело — Кавказ. По сути дела, уже созданы условия для распространения мироустроительного пожара на кавказский регион. А ведь Кавказ не зря издавна считается евразийским перекрестком, открывающим пути на Север и на Восток. Уже сейчас боевики в Ираке берут на себя ответственность за предновогодние теракты в Волгограде и обещают теракты в период российской зимней олимпиады. Если так, то подключение кавказского региона к территории мироустроительной войны — не за горами. И это, пожалуй, главный для нас вывод из происходящего.

Передышка — дело хорошее. Вопрос в том, как ею распорядиться и к чему готовиться.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER