logo
  1. Мироустроительная война
Аналитика,
В Ираке сунниты всегда были меньшинством — всего около 20 % иракских арабов. Но эти 20 % отчаянно борются за свое существование. И именно на них сейчас делают ставку США, формируя силы, способные противостоять отрядам ИГ*

Иракские сунниты в войне с «Исламским государством»

* организация, деятельность которой запрещена в РФ

В прошлых выпусках рубрики «Мироустроительная война», разбирая большой ближневосточный конфликт, мы вплотную подошли к вопросу о том, кому на Ближнем Востоке придется встать в ряды сопротивления наступлению «Исламского государства»*.

Эта тема была затронута при обсуждении курдского сопротивления, безусловно, имеющего огромное значение. Но сама проблема намного более объемна. И в ней ключевое место занимает вопрос о том, какое общее отношение к ИГ будет сформировано в большом суннитском мире. А ведь именно этот вопрос и является сущностным — что скажет о заявке на халифат суннитская многовековая традиция. Ведь халифат объявлен от имени суннизма. Подчеркнем, дело тут не в силовом подавлении противников, на которое ИГ оказалось более чем способно, а в религиозно-идеологическом признании или непризнании халифатистов со стороны большой уммы. И не потому ли так силен террор, что этого признания нет? И что для создания настоящего халифата мало лагерей боевиков с наемными инструкторами?

Обозначенная тема обширна. Исследовать ее необходимо внимательно и деликатно. Одной газетной статьи для этого, конечно же, не хватит. Но начинать нужно.

Мировые СМИ полны сообщений о боях между боевиками «Исламского государства» и курдскими отрядами в Ираке и Сирии. О попытках иракской армии закрепиться на позициях, отбитых у боевиков, о воздушных ударах западной авиации по формированиям ИГ, о беженцах, терактах и контрабанде иракской нефти. Гораздо более редко и невнятно упоминается та часть собственно иракского общества, которая десятки лет управляла Ираком при режиме Саддама Хусейна, затем была разгромлена Западом и расколота на мелкие племенные группы. Речь идет об иракских суннитах. Для них строительство халифата ИГ* означает окончательную утрату надежд на восстановление иракского государства, опорой которого они так долго служили.

В Ираке сунниты всегда были меньшинством — всего около 20 % иракских арабов. Но эти 20 % отчаянно борются за свое существование. И именно на них сейчас делают ставку США, формируя силы, способные противостоять отрядам ИГ*.

24 ноября Пентагон направил в конгресс запрос о дополнительных ассигнованиях на 2015 год, чтобы вооружать не только иракскую армию и курдские боевые формирования, но и суннитские племена, противостоящие ИГ*. Суннитским племенам планируется поставить вооружений на 24 млн долларов.

В самом деле, пока трудно предположить, что халифатисты ИГ раскроют объятия своим братьям по вере. Вместо этого происходит планомерное жестокое подавление суннитских племен боевиками ИГ.

29 октября 2014 года иракские силовики объявили, что ими обнаружено массовое захоронение с останками 150 членов суннитского племени, воевавшего против «Исламского государства». Захоронение находилось недалеко от города Рамади в иракской провинции Анбар, где боевики ИГ расправились над мужчинами из нескольких деревень.

3 ноября сообщено, что боевиками ИГ* в провинции Анбар убито еще 50 деревенских жителей и похищено 17. Среди погибших было шесть женщин и четыре ребенка. Все жертвы принадлежали к племени Абу-Нимр.

Можно, конечно, считать суннитские племена Ирака не самой многочисленной и организованной силой, которая вряд ли сумеет самостоятельно противостоять международной армии боевиков ИГ*.

Но в том-то и дело, что ход ближневосточной мироустроительной войны определяется не только численностью и обученностью сопротивляющихся джихадистам племен (хотя эти характеристики жизненно важны). Повторим, ход конфликта будет зависеть и от позиции всего суннитского мира. Не хозяев миллиардных фондов, торгующих оружием и боевиками, а вековых носителей религиозных основ в суннитских общинах. Совсем не всё тут решают нефтедоллары (хотя без них, без оружия и международной поддержки с интервентами не справиться). Многое зависит от способности населения Ирака к сопротивлению одновременно вооруженному и идеологическому террору халифатистов. А поскольку ИГ* — это крайняя форма радикализации именно суннизма, то традиционные сунниты оказываются одним из первых объектов воздействия халифатистов. И в этом смысле суннитские 20 % процентов в Ираке имеют огромное значение, до конца еще не оцененное.

В связи с этим важно понимать, какие именно объединения сегодня представляют суннитское сообщество Ирака, находящееся в более или менее непримиримой оппозиции прошиитскому режиму в Багдаде.

Формирование суннитских группировок в Ираке началось сразу после обрушения режима Саддама Хусейна. Группировки эти, созданные на региональной и племенной основе, устойчиво существуют более десятка лет. И для большинства из них базовой является суннитская провинция Анбар.

Основные наиболее крупные объединительные процессы в суннитской вооруженной оппозиции Багдаду происходили с 2011 года, то есть на подъеме «арабской весны».

Наиболее активные действующие племенные формирования иракских суннитов — это Общий Военный Совет Иракских Революционеров (ОВСИР), Исламская Армия Ирака (считалась наиболее влиятельной группировкой 2000-х), «Мужчины Армии Накшбанди», «Советы Спасения». Кроме них, к известным суннитским объединениям Ирака относятся «Ансар аль-Ислам» (в 2008 году она была второй после «Аль-Каиды» влиятельной вооруженной группировкой Ирака и имела до 700 боевиков), «Джейш муджихидин» («Армия муджахидов»), а также «Бригады революции 1920 года».

Взаимоотношения этих группировок с ИГ были различными на разных этапах и колебались в диапазоне от взаимной поддержки до взаимного неприятия. Что же касается накшбандийцев, которых возглавляет известный соратник Саддама Хусейна Иззат Ибрагим Ад-Дури, то их, как правило, относят к союзникам ИГ. Необходимо отметить также, что это единственная группировка, название которой прямо указывает на принадлежность именно к суфийскому исламу. Казалось бы, такая принадлежность должна исключать сотрудничество с радикалами-исламистами из ИГ*. Но на деле всё иначе.

«Мужчины Армии Накшбанди» являются наиболее непримиримыми противниками нынешнего режима в Багдаде (и в период действия кабинета министров Нури ал-Малики, и после смены кабинета). Этот режим «Армия Накшбанди» считает одновременно проамериканским и проиранским. Она отказывается от какого-либо политического сотрудничества с Багдадом и формулирует свою позицию предельно жестко. Ее представители заявляют, что армия «не сложит оружия, пока Ирак не будет освобожден от американской сионистской сафавидской оккупации».

Сам термин «сафавидская оккупация» адресует отнюдь не к Ирану в его нынешних границах, а к имперскому Ирану — в границах Сафавидской империи, в которую входила большая часть нынешней иракской территории. В суннитском мире, действительно, давно звучат обвинения США в том, что они способствуют расширению шиитского влияния (что и именуется «сафавидской оккупацией»). И именно таково особое мнение «Мужчин Армии Накшбанди». Их убежденность в том, что оккупация может быть одновременно американской, сионистской и «сафавидской», их представления о том, что США и Иран ведут одну игру в четыре руки (да еще и вместе с Израилем), явно выходит за рамки общепринятых норм понимания международной политики. Ведь взаимоотношения США и Ирана никак (а уж тем более Израиля и Ирана) нельзя назвать теплыми. Но «Мужчины Армии Накшбанди» таковы, каковы они есть. И их надо принимать такими, как они есть. Поскольку другими они не станут. А придерживаясь описанной выше точки зрения, они будут проводить определенную линию, поддерживая «Исламское государство»*.

А вот остальные суннитские группировки — это конкуренты ИГ*, которые заинтересованы не в строительстве ультрарелигиозного государственного образования, а в получении ими или собственной доли в управлении Ираком, или же автономии. Провозглашение халифата для них является угрозой их собственным проектам, а теперь практически и угрозой существованию.

И хотя все эти группировки складывались в Ираке с начала 2000-х годов, пик их активности приходился на разные годы.

«Исламская армия Ирака», например, возглавляемая бывшими кадровыми офицерами иракской армии, в середине 2000-х считалась крупнейшей группировкой. Она настойчиво избегала смешивания и с другими вооруженными формированиями суннитов, близкими «Аль-Каиде», и с группами баасистов. Ее политическая установка — это федеративное устройство Ирака, а зоны присутствия — провинция Анбар и районы вокруг Багдада. Эта группировка сложилась в период сопротивления американцам рассыпанных остатков иракской армии после разгрома режима Саддама Хусейна.

А вот «Советы спасения» имеют другой генезис и к США относятся совершенно по-другому. В «Советы спасения» входят представители суннитских племен. Пик активности советов пришелся на 2006 год, когда они помогали США вытеснять «Аль-Каиду» из суннитских районов. Конечно, сегодня эффективность такого рода мер выглядит весьма относительной, учитывая нынешние достигнутые договоренности ИГ* и «Аль-Каиды» о совместных действиях. И тем не менее — «Советы спасения» суннитских племен долгое время выполняли неблагодарную задачу сопротивления присутствию «Аль-Каиды» в Ираке, сотрудничали при этом с США, насчитывая в пике деятельности до 100 тысяч бойцов (!).

Что же произошло потом? Политическим результатом усилий «Советов» должно было стать включение представителей суннитских племен в состав органов федеральной власти, участие в деятельности госструктур и так далее. И такая политика в стране действительно проводилась. Но продолжалась она лишь до вывода американских войск из Ирака.

Попутно отметим, что сам этот вывод закончился к концу 2011 года — то есть в разгар «арабской весны». Так что последовавшие за этим иракские антиправительственные выступления, а также всё более ожесточенные столкновения суннитских группировок с правительственными силами, вылившиеся в нынешнюю тотальную войну халифатистов против всех остальных сил в регионе — уж очень напоминают, образно говоря, организованный пожар на заранее разграбленном складе боеприпасов.

Так вот, сразу после выхода американских войск из Ирака договоренности по поводу подключения суннитов к управлению страной были нарушены. В этом суннитские лидеры обвиняют прошиитское руководство страны. Возникший конфликт привел к тому, что в 2012 году «Советы» присоединились к антиправительственным выступлениям в провинции Анбар. Сейчас уже можно сказать, что эти выступления превратились для суннитских племен в ловушку, поскольку привели к созданию и оформлению в Ираке международных формирований «Исламского государства Ирака и Леванта», в которых «Советы спасения» раствориться не пожелали. А потому снова перешли на сторону правительственных сил. Но дело было уже сделано: «Исламское государство» успело сложиться как серьезная военная сила и начать разгром своих конкурентов.

Очевидно, что именно «Советы спасения», как старый союзник США, оказываются одним из первых кандидатов на получение вооружений.

На этом список важнейших суннитских вооруженных объединений Ирака далеко не заканчивается. Его рассмотрение мы продолжим в следующем номере.

Продолжение следует.

* «Исламское государство» (ИГ/ИГИЛ/ISIS/ Daesh — ДАИШ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.