logo
  1. Информационно-психологическая война
Аналитика,
Криминальной структуре, захватившей государственный аппарат Украины, не остается ничего другого, как навязывать населению мысль, что флаг, герб и гимн — не просто необходимые, а достаточные признаки государственности

Истоки и причины национально-символьного безумия

Все видели, как «герои революции» обезобразили центр моего родного Киева прошлой зимой. После успеха февральского путча СМИ резко потеряли интерес к Майдану, хотя он еще полгода прекрасно функционировал, заставляя выть порядочных киевских следователей. Милиция буквально не советовала появляться там после шести вечера и сама неукоснительно соблюдала эту рекомендацию.

Лишь в начале августа смрадный бандитский табор погрузили в самосвалы и вывезли на помойку. Оставшиеся обитатели немного побузили и разбрелись кто куда. О Майдане в центре Киева теперь напоминают разрисованные стены зданий, реликты вроде импровизированных мемориалов «Небесной сотне» и раскуроченный постамент памятника Ленину на Бессарабской площади. Последствия в виде онкологических заболеваний, вызванных ядовитым дымом горелых покрышек, не так заметны и не всем очевидны.

С начала путча на улицах Киева редко можно было встретить людей и авто без ленточки или флажка Украины. Затем появилась мода вывешивать из окон домов государственные флаги. После победы путчистов начал нарастать шквал перекраски всего и вся в «державные» цвета. Стены домов, двери подъездов, заборы, перила и опоры мостов, столбы, канализационные люки, урны и даже мусорные баки — всё испачкано желто-синей краской. Пик безумия пришелся на 24 августа — день так называемой «незалежности», но и сейчас в городе регулярно встречаются группки бомжеватого вида «активистов» с банками, кисточками и коробкой «На фарбу» (На краску). Ладно бы покрасить по человечески — майданные горе-маляры даже это сделать не способны. Они просто мажут всё подряд синей и желтой краской, даже не очистив поверхность от грязи и толком не зашкурив. Создается впечатление, что продажа краски государственных цветов — единственный растущий показатель украинской экономики.

Разбираясь в истоках «жовто-блакитной» истерии, следует вспомнить богатство символов, присутствовавших на Майдане. Одним из ключевых был лозунг: «Слава Украине! — Героям Слава!». Форма этой кричалки позаимствована галицкими нацистами у нацистов немецких, приветствовавших друг друга фразой: «Heil Hitler! — Sieg Heil!», но в данном случае не так важна ее история, сколько содержание. Ведь каждый символ, помимо формы, имеет некий смысл, который влияет на реальность. Именно смысл определяет силу и характер влияния символа на ход событий. Например, под красным флагом свободы, равенства и братства вершилась Революция во Франции и Великая Октябрьская социалистическая революция у нас. Красным знаменем над Рейхстагом завершилась Великая Отечественная война.

Истошный вопль «Слава Украине!» всегда вызывал у меня отторжение. Во-первых, слава не возникает на пустом месте и не зависит от частоты и громкости выкриков. Слава — это побочный результат успешной деятельности. Чем весомее результат — тем громче слава. Например, советский лозунг «Слава труду!» восхвалял процесс деятельности советского человека, в основе которого лежала свобода от эксплуатации другими людьми. Результат этой деятельности был и остается непревзойденным по сей день. Во-вторых, Украина не существует сама по себе, ее образуют люди, и только с их помощью Украина как целое может прославиться. Достаточно вспомнить патриотическую песню «Славься» на музыку Михаила Глинки (ею завершается опера «Иван Сусанин»):

Славься, славься, ты Русь моя, Славься, ты русская наша земля! Да будет во веки веков сильна Любимая наша родная страна!

Славься, славься из рода в род Славься великий наш русский народ! Врагов, посягнувших на край родной, Рази беспощадной могучей рукой.

Слава, слава героям бойцам, Родины нашей отважным сынам! Кто кровь за Отчизну свою прольет, Того никогда не забудет народ.

Страна и народ являются коллективными сущностями, которые могут славить себя (славиться) конкретными действиями, поступками и качествами своих представителей: героизмом и отвагой бойцов, разящих врага, революционными открытиями ученых, победами спортсменов, достижениями изобретателей, рабочих, поэтов и т. д. Кричать: «Слава Украине!» — то же самое, что и: «Слава мне, любимому!» — то есть коллективно самоудовлетворяться с аналогичным результатом. По этой причине бандеровских нацистов нельзя считать патриотами, поскольку патриотизм — это созидательная любовь к Родине.

Так называемых украинских националистов никогда не интересовало развитие страны, без которого ее невозможно прославить. Приобретенная во многом их трудами дурная слава украинских проституток и гастарбайтеров — не в счет. «Слава Украине!», о которой кричали на Майдане, не выражается в людях и их достижениях. А что остается от Украины за вычетом людей? Правильно! — атрибутика в виде флага, гимна и герба. По этой причине воздействие лозунга «Слава Украине!» на реальность сводится к повсеместному распространению госсимволики.

Свидомые украинцы полагают, будто слава Украины увеличится, если выкрасить забор в цвета флага, нацепить футболку с «тризубом», набить «патриотическую татуировку» или как можно громче, чаще и массово петь гимн. Жгучее желание принести максимальную славу Украине толкает адептов украинства на всё более бессмысленные поступки. Они искренне считают, будто испачкать звезду на московской высотке — значит одержать мощнейшую победу над Путиным, а водрузить флаг над первым попавшимся свинарником в стиле «Зарницы» равно взятию населенного пункта бандой карателей. В последнем случае реальность беспощадно наказывает нацистов руками ополчения Донбасса.

Чтобы понять причины проведения глупой, показушной и бездарной псевдопатриотической кампании, вписать ее в общий ход событий, необходимо рассмотреть историю украинской «незалежности» и нынешнего периода как непрерывный процесс инволюции, то есть упрощения украинского общества и государства как его производной.

Почему проиграла банда Януковича? Пресловутые «донецкие» (иных уж нет, а мем остался, забавно, да?) и не только они достигли немалых успехов на ниве распила страны. Бандиты встраивались в государство, создавали криминальные сообщества внутри его аппарата, принимали законы, позволяющие эффективно грабить страну. Одним словом, украинская государственная машина из средства продления и развития народом своего исторического предназначения превратилась, в большей своей части, в воровской инструмент. С его помощью ничтожно малый процент людей осуществлял национализацию убытков и приватизацию прибылей. Естественно, содержание инструмента в рабочем состоянии требовало некоторых издержек: на создание видимости демократии и избирательного процесса, на симуляцию правосудия и законности в целом.

Нарастающая фиктивность государства просто не могла не вызвать ответного отторжения у народа. Лозунги: «Украина это Европа! Мы хотим в ЕС!» — на практике означают: «Нам вообще не нужно это государство!». Вялая реакция противников нацистского путча говорит ровно о том же. В ином случае на Востоке поднялась бы волна протеста против впадения Украины в колониальную зависимость от Европы под теми же желто-голубыми флагами. Но ее не было. Таким образом, украинское общество едино в своем отказе от проекта «незалежного» государства.

Предыдущая «преступная власть» упустила этот момент. Ее огромный неповоротливый гнилой механизм разрушило сборище мелких бандитских шаек при широком участии проамериканских СМИ. Инволюция вышла на новый уровень. Государство в роли средства грабежа больше не нужно. В новых условиях оно слишком затратно и вообще неэффективно. Криминально-олигархические группы, уловив суть происходящего, тут же начали обзаводиться частными бандформированиями — новым инструментом грабежа, пришедшим на смену старому. Личные банды карателей сколачивают все: Порошенко, Коломойский, Тимошенко и даже Ляшко.

В ситуации, когда идет война и ее исход не очевиден, крайне важной становится вера населения в наличие государства. Достаточным условием существования государства является национальный консенсус на всей его территории и рамка закона. Майдан уничтожил и то, и другое, а война на порядок усугубила ситуацию. Криминальной структуре, захватившей государственный аппарат Украины, не остается ничего другого, как навязывать населению мысль, что флаг, герб и гимн — не просто необходимые, а достаточные признаки государственности. Для этого и предназначена дешевая желто-голубая пиар-кампания. Естественно, только краской дело не ограничивается. Под воздействием непрерывной мозгомойки, развернутой в украинских СМИ, мало кто задумывается, что флагом, гербом и гимном может обзавестись, например, частная корпорация. Было бы желание. В результате тем, кто не видит подвох, объясняют, что патриотизм и любовь к Украине — это пойти убивать сограждан на Донбасс и погибнуть там за интересы Порошенко и Коломойского.

Тошнотворной популяризации государственных символов явно недостаточно для разжигания войны. Нужно полноценное взращивание ненависти, и это — второе направление работы бандеровских пропагандистов. В последнее время активно внедряется мем: «Путин — х***о». Его популярность сравнима с популярностью лозунга: «Слава Украине!». Таким образом, бандеровцы пытаются направить недовольство от катастрофического падения уровня жизни на фигуру Путина. Он по умолчанию виноват во всех бедах, включая войну, инфляцию, сокращение рабочих мест и отсутствие тепла в батареях.

Матерная кричалка, пришедшая из среды футбольных фанатов, открыто, без «запикивания», произносится в эфире радио и телевидения, фигурирует в рекламе. Некоторые родители учат ей малолетних детей. Но и это не предел. 30 и 31 августа в Киеве, в центре «Художественный Арсенал», состоялся благотворительный фестиваль под названием «Укроп». Собранные с его помощью средства пошли на поддержку карательной операции в Донбассе. На фестивале была представлена пластиковая фигура стоящего на четвереньках человека, похожего Путина. На груди красовалась табличка с оскорбительной надписью «х***о», а на шее находилась удавка от виселицы. Всем желающим, в особенности детям, предлагалось попинать «Путина» ногами и сымитировать его казнь через повешение. Таким образом, их сызмальства приучают к приемлемости публичного мата, унижению и расправе над людьми.

Национально-символьное безумие требует гибкого лечения. Где-то будет достаточно внедрить конструктивные символы, а где-то потребуется полноценная денацификация. В любом случае нельзя упускать эту сферу из виду, особенно на территории свободного Донбасса.