Согласие убрать ракеты с Кубы было не отступлением перед США, а напротив, победой. Ракеты сыграли свою роль, не покинув своих пусковых установок

Карибский ядерный кризис

Первое и очень серьезное военно-политическое столкновение между СССР и США, главным аргументом в котором с обеих сторон могло быть использование ядерного оружия, произошло в октябре 1962 года. В историю XX века оно вошло под названием «Карибский кризис». И хотя ядерное оружие так и не было применено, обе стороны были к этому близки как никогда ранее.

После перестройки и распада СССР российская либеральная пропаганда, следуя западным установкам, создала миф, согласно которому главным виновником обострения ситуации вокруг Кубы объявлялся СССР и лично Н. С. Хрущев.

Этот миф гласил, что советский лидер, решив насолить американцам, приказал тайно направить на Кубу советские ракеты. Президенту Джону Кеннеди, естественно, не понравилось, что буквально под носом у США размещаются советские ракеты, — и он пригрозил ядерной войной. Хрущев под напором фактов (американцы сделали фотоснимки с воздуха) был вынужден признать правду, после чего с позором и международным скандалом ракеты демонтировали и вывезли с Кубы. В результате этой авантюры СССР потерпел чуть ли не самое крупное политическое поражение, потерял авторитет в глазах ООН и мирового сообщества.

Практически все в описанной версии событий — упрощение и подтасовка. В этой статье мы опишем реальную, очень сложную и драматичную политическую и военную проблему взаимоотношений двух великих держав, которая сложилась задолго до самого Карибского кризиса и получила разрешение благодаря нему.

Предыстория

К 50-м годам экономика Кубы фактически находилась под полным американским контролем: более половины сахарной промышленности (основной для острова), свыше 90 % электроэнергетики, нефтеперерабатывающей и добывающей промышленности, связь, туристический бизнес и т. д.

Сделавший Кубу сырьевым придатком США диктатор Фульхенсио Батиста вдобавок превратил «райский остров» в игорный и публичный дом для приезжающих туда американцев. Основная же масса населения жила в условиях полной нищеты, о демократических свободах никто и не помышлял: в стране была отменена конституция, запрещены многие политические партии, в том числе и Коммунистическая.

Военно-полицейская диктатура в сочетании с глубокими социально-экономическими противоречиями не могли не породить мощного движения протеста. Оно и стало основой кубинской революции, победившей в 1959 году. Ее лидер, Фидель Кастро, стал руководителем страны, вскоре объявившей о присоединении к лагерю социалистических стран.

Сразу после революции США ввели против Кубы систему дискриминационных экономических мер (эмбарго на поставки Кубе основных товаров, за исключением продуктов питания и медикаментов). А когда в 1962 году революционное руководство Кубы национализировало американские нефтеперерабатывающие заводы, США объявили об ужесточении эмбарго и установлении военно-морской блокады Кубы (отметим, эмбарго продолжается до сих пор).

Тогда же президент США Д. Эйзенхауэр поставил перед ЦРУ задачу свержения нового кубинского режима. ЦРУ развернуло масштабные диверсионные и подрывные действия. На Фиделя Кастро было совершено несколько неудачных покушений. Шла подготовка вторжения на Кубу десанта из состава кубинских иммигрантов, вооруженных на деньги ЦРУ. 15 апреля 1961 года самолеты ВВС США подвергли бомбардировке Гавану, Сан-Антонио-де-лос-Баньос и Сантьяго-де-Куба, а 17 апреля в районе Плайя Хирон был высажен десант. И хотя он через 72 часа был уничтожен революционной армией Кубы, стало ясно, что интервенция со стороны США неизбежна.

Позиция СССР по отношению к Кубе поначалу была выжидательной. Во время своей борьбы с режимом Батисты в 1950-х годах Фидель несколько раз обращался к Москве за военной помощью, но получал отказ. Москва скептически относилась к лидеру кубинских революционеров да и к перспективам революции на Кубе тоже, считая, что там слишком велико влияние США.

Тем не менее, Советский Союз в 1960 году признал новое кубинское государство, а Кубу посетил заместитель Председателя Совета министров СССР А. Микоян.

Однако в том, что касалось декларируемой социалистической ориентации Кубы, продолжали оставаться вопросы. Для советского руководства не были понятны ни форма правления Фиделя Кастро, очень скоро перешедшего от коллективного к единоличному руководству страной, ни модель «кубинского социализма», ни те достаточно авантюристичные действия по разжиганию революции в Латинской Америке, которые предпринимали кубинские руководители. Поэтому никакой особой поддержки, кроме закупок кубинского сахара, СССР Кубе не оказывал. Правда, в самом Советском Союзе на пропагандистском уровне поддерживалось очень доброжелательное отношение к кубинской революции (песни, лозунги, митинги солидарности и т. д.)

И все-таки непрерывно обострявшаяся мировая военно-политическая ситуация вскоре заставила Политбюро кардинально пересмотреть свое отношение к роли Кубы.

Диспозиция ядерных сил

В конце 50-х — начале 60-х годов политика США по отношению к СССР носила выраженный экспансионистский характер. Американские военные базы появились вдоль границ СССР, и размещенное там ядерное оружие напрямую угрожало экономическим и политическим центрам страны.

В 1961 году США начали размещение 15 ракет средней дальности «Юпитер» около Измира, в Турции. Эти ракеты технологически даже превосходили тогдашние межконтинентальные баллистические ракеты, поскольку те еще не могли постоянно находиться на боевом дежурстве. «Юпитеры» же, имея подлетное время всего около 10 минут, держали в постоянном напряжении западные территории Советского Союза.

Следует подчеркнуть особую угрозу, исходившую с турецкого ракетоопасного направления. На юге у СССР тогда не было мощных радаров, способных предупредить о ракетном нападении. К тому же расстояние, которое ракеты пролетали через Черное море, было так невелико, что они были способны в течение 15 минут нанести удар по основным промышленным центрам СССР.

Турецкие ракеты были лишь частью ракетного пояса, постепенно охватывающего Советский Союз. До этого аналогичные ракеты, нацеленные на СССР, американцы расположили в Европе — шестьдесят ракет «Тор» около Ноттингема в Великобритании и тридцать ракет «Юпитер» среднего радиуса около Джоя дель Колле в Италии.

К этому следует добавить американские подводные лодки, вооруженные баллистическими ракетами, которые опять же могли накрывать всю западную территорию СССР, имея преимущество в скрытности и огневой мощи. Наши подводные ракетоносцы (в основном дизельные) тогда еще во многом уступали американским, а об их постоянном дежурстве вблизи берегов Америки и речи не шло.

В августе 1961 года в связи со строительством стены между Восточным и Западным Берлином отношения между СССР и Западом превратились в угрожающие.

Одновременно США усилили давление на Кубу, не желая терпеть рядом с собой коммунистический режим. Согласно данным советской разведки, готовилось масштабное вторжение. В связи с неоднократными обращениями кубинских руководителей к СССР было принято решение о поставках кубинской армии обычных вооружений. С сентября 1961 года до конца марта 1962 года советские корабли доставили на остров до 400 танков, 40 истребителей МиГ-15 и МиГ-19, радиолокационные установки и т. д.

С начала апреля 1962 года США стали проводить крупные учения в Карибском море по отработке десантирования морских пехотинцев. Одновременно, по плану «Мангуст» (наличие которого США сегодня отрицают), готовились мощные силы, которые насчитывали 86 тысяч человек личного состава, до 180 кораблей, 430 истребителей-бомбардировщиков и палубных штурмовиков, до 600 танков, свыше 2-х тысяч орудий и минометов, до 12 НУРС «Онест Джон».

Советское руководство было поставлено перед сложным выбором. Оставлять Кубу наедине с мощной американской армией означало обречь её на поражение. Даже ввод на остров советского военного контингента не давал уверенности в том, что это удержит США от агрессии.

Получалось, что единственным средством остановить экспансию и одновременно добиться некоторого ядерного паритета, было размещение на Кубе наших ракет с ядерными боеголовками. Советские ракеты средней дальности Р-12 (около 3600 км) с подлетным временем менее 20 минут могли бы держать под прицелом Вашингтон и около половины авиабаз стратегических ядерных бомбардировщиков ВВС США. Кроме того, радары системы раннего предупреждения США были направлены в сторону СССР и были мало приспособлены к обнаружению запусков с Кубы.

Решение было принято в мае 1962 года. При этом действия СССР были не только вынужденными и ответными, но и абсолютно законными с точки зрения международного права — СССР нейтрализовал угрозу ядерного нападения на свою территорию и помогал Кубе защититься от готовящейся агрессии США.

Для реализации этого решения в Советском Союзе была разработана беспримерная по масштабу и сложности военно-стратегическая операция «Анадырь». Целью операции было не нападение на США, а защита Кубы от готовящейся агрессии путем демонстрации военной силы. Боевые действия предполагались лишь в случае прямого нападения или вторжения противника на Кубу.

Операция «Анадырь» началась в июле 1962 года. На остров, расположенный в 11000 км от СССР и в 150 км от США, через Атлантический океан, в условиях военно-морской блокады, судами гражданского флота были тайно доставлены 50 тыс. советских солдат и офицеров, артиллерия, танки, автомобили, самолеты, вертолеты, боеприпасы, стройматериалы — и ракеты среднего радиуса действия. Сразу же ракеты и прочая военная техника готовились к постановке на боевое дежурство — по ночам, скрытно, во влажном тропическом климате, под угрозой американских авиационных бомбардировок.

Несмотря на строжайшую тайну, в сентябре руководство США заподозрило неладное. 4 сентября президент Джон Кеннеди заявил, что США ни в коем случае не потерпят советских ядерных ракет в 150 км от своего берега. Советские представители уверили американцев, что ракет на острове нет, что подтвердило и ЦРУ.

Только 14 октября, больше чем через месяц, американский самолет-разведчик сумел сфотографировать стартовые площадки для ракет. Были засечены площадки ракет Р-12 и обнаружено до 10 тысяч советских военнослужащих.

На самом деле, американцы не смогли обнаружить ни весь советский контингент (более 40 тысяч), ни стартовые площадки тактических ядерных ракет «Луна». Поэтому предложение американских генералов, высказанное на совещании с президентом Кеннеди — немедленно разбомбить советские ракеты с воздуха и начать вторжение на остров силами морской пехоты — было безрассудством. Не только потому, что удар тактическими ядерными ракетами полностью уничтожил бы силы вторжения, но и потому, что это привело бы к войне с Советским Союзом. Такая перспектива Кеннеди не устраивала, так как никто не был точно уверен в исходе войны.

Начались напряженные дипломатические переговоры. Но 27 октября советские войска на Кубе сбили зенитной ракетой один из самолетов-разведчиков США.

Ситуация накалилась до предела. Кеннеди принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и военную атаку на остров. Многие американцы покидали крупные города, опасаясь скорого советского удара. Мир оказался на грани ядерной войны.

Однако 28 октября советский и американский лидеры пошли навстречу друг другу, приняв взаимные условия: СССР выводил ракеты с Кубы, США, в свою очередь, выводили ядерное оружие из Турции и принимали обязательство не совершать актов военной агрессии против Кубы.

Из этой политической ситуации СССР вышел с честью. Согласие убрать ракеты с Кубы было не отступлением перед США, а напротив, победой. Ракеты сыграли свою роль, не покинув пусковых установок. Америка поняла, что не может безнаказанно окружать СССР цепью ракетных баз. Две сверхдержавы приняли негласное соглашение не вторгаться в зоны влияния друг друга.

В этом была сила акции, проведенной Советским Союзом. В этом был триумф военно-стратегической операции «Анадырь».

В одном из своих выступлений после октябрьских событий 1962 года Фидель Кастро заявил: «Во всем величии будет сиять страна, которая во имя защиты маленького народа, на тысячи миль отдаленного от него, положила на весы термоядерной войны благополучие, выкованное за 45 лет созидательного труда и ценой огромных жертв! История не знает подобных примеров солидарности. Это и есть интернационализм!»

Фидель Кастро говорит о высочайшем интернационализме СССР. Добавлю от себя, что в этой ситуации было также проявлено точное понимание национальных интересов Советского Союза и разумный расчет, достойный мировой сверхдержавы.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 31