24
апр
2013
  1. Социальная война
Вера Сорокина / Газета «Суть времени» №25 /
Большинство российских кредиторов гасят ипотеку досрочно, опережая график примерно вдвое. Это определяется спецификой психологии наших граждан: российскому заемщику (в отличие, например, от американского) тяжело ощущать себя должником

Кредитное рабство

Эксперты утверждают: в России в прошедшем 2012 году рост кредитов, выдаваемых физическим лицам, был фантастическим — на 54,8 %. Кредитные истории появились у 60 млн россиян. При населении страны 143 млн чел. (из которых 26 млн — дети). Это — половина совершеннолетних жителей России. Они, так или иначе, брали кредиты, и знакомы с ними не понаслышке.

Больше половины взятых кредитов (57,3 %) — это кредиты потребительские. Их брали, в основном, для покупки товаров длительного пользования (компьютер, мобильный телефон, бытовая техника и пр.). Срок таких кредитов до 3 лет, процентная ставка — 10–25 % годовых. В реальности эта ставка намного больше. Но мы здесь скрытых процентов и других банковских технологий кредитной «накрутки» не касаемся.

Помимо потребительских, у населения популярны автокредиты и ипотечные кредиты. По сумме последние составляют 21,3 % кредитования в России. В 2012 году у нас насчитывалось около 700 тыс. человек, взявших ипотечный кредит.

Причем большинство российских кредиторов гасят ипотеку досрочно, опережая график примерно вдвое. Это определяется спецификой психологии наших граждан: российскому заемщику (в отличие, например, от американского) тяжело ощущать себя должником. Кроме того — на фоне рекламного сладкоголосия о кредитном потребительском рае — жизненный опыт подсказывает нашему гражданину, что в России такой «рай» долго не продержится. А поскольку на долговую кабалу ипотеки решаются, как правило, семейные взрослые люди, они, по мере возможности, спешат от нее избавиться поскорее.

При этом среди россиян, взявших кредит в 18–24 года, 45 % оказывались не в состоянии внести необходимую сумму банку хотя бы раз в течение года. Для людей от 45 до 59 лет аналогичный показатель составляет 26 %. Минимальное число нарушений сроков процентных платежей — среди заемщиков предпенсионного возраста.

Важно отметить, что стремительный рост кредитования в России никак не связан с ростом доходов населения — он связан с самой политикой кредитования. В последние два года банки все чаще выдают кредиты без тщательной проверки клиентов, фактически обменивая свой риск невозврата кредита на невнятность кредитного договора и высокие процентные ставки. При этом, естественно, расширяется доступ к кредитованию для тех, кому ранее он был закрыт, и в «кредитные истории» все чаще попадают люди, не имеющие ни опыта, ни знаний для того, чтобы не «влипнуть» в долговые махинации.

Я лично этого опыта не имею (кредиты не брала). Но в течение прошлого года видела около своего дома автобусные остановки, оклеенные сотнями объявлений о «доступных и быстрых кредитах на любую сумму». Как только технические службы их счищали, объявления в том же количестве мгновенно вновь появлялись. Замечу, что такого рода завлекающие объявления на телеэкранах, в интернете, на рекламных щитах, заборах, троллейбусах и пр. почему-то моего внимания не привлекали. Эти же обклеенные объявлениями остановки слишком похожи на ловушку для лохов.

КРЕДИТ за ЧАС!!!

БЕЗ ЗАЛОГА И ПОРУЧАТЕЛЕЙ!!!

НА ЛЮБЫЕ НУЖДЫ!!!

НИЗКИЙ %

Телефон:***

«Ну и что?» — скажет молодой и не очень молодой российский обыватель. — «Весь мир, и прежде всего, США, давно живет в долг. И хорошо живет... И потом, никто же не заставляет брать кредит, это решение исключительно добровольное».

Заставляют ли — об этом поговорим ниже. Сейчас же — о том, как американцы живут в долг.

Американцы не копят на черный день, поскольку в их банковской системе годовой доход по сберегательным депозитам исчисляется десятыми долями процента. У американцев не принято просить в долг у родных и знакомых — они предпочитают брать ссуды в банке, и затем исправно, часто пожизненно, выплачивают кредиты. И так живет уже не первое американское поколение.

Но это возможно только потому, что банковская система США приучала население к кредитованию много десятилетий. Более того, по американским меркам, человек, ни разу в жизни не бравший кредит, вообще не заслуживает доверия. Законопослушный американец «почти обязан» быть заемщиком банков. А для того, чтобы эти нормы работали, в США активно действуют конторы, которые проверяют — причем за отдельную плату самих заемщиков, их кредитное прошлое, и выставляют им «кредитный рейтинг». Хотя многие американцы считают, что система кредитного рейтинга в стране доведена до абсурда, пока что о ее изменениях речи нет.

Способствует обширному кредитованию и то, что в США физическое лицо может объявить себя банкротом — если человеку нечем расплачиваться, то его долги будут списаны — но заодно обнулится кредитный рейтинг. Но пока он на приличном уровне, взять в банке кредитную карту без проверки платежеспособности — для клиента не проблема.

В результате принципа «заработай сегодня — потрать завтра» придерживаются в Америке в основном приезжие из Индии, Китая, Восточной Европы. Но уже их дети, выросшие в Америке, перенимают кредитную активность коренных американцев.

А эта кредитная активность уже давно приобрела опасный характер. В 1930–1960-е годы американская семья «по одежке протягивала ножки». И если потребление семьи росло, жена-домохозяйка искала работу. А если кто-то работу терял, то семья начинала экономить. Сегодня же американская семья просто наращивает свой кредит «в ожидании лучших времен». И сейчас, по данным статистики, 43 % американских семей тратят за год больше, чем зарабатывают. То есть постоянно «живут взаймы».

Граждане США начинают жизнь взаймы сразу после школы — со студенческого займа. Получив диплом университета, молодой специалист уже, как правило, имеет долг в $40–50 тыс., который будет выплачивать не один год. Примерно 2/3 выпускников имеют задолженность по кредиту за обучение, а общий объем долгов студенческого кредита в США приближается $1 трлн.

Знаменательно, что, как выяснили исследователи из Университета штата Огайо, задолженности по кредитной карте молодого человека (18–27 лет) поднимают его самооценку. Наличие этих долгов дает самоощущение, что он самостоятелен, кредитоспособен, сам управляет своей жизнью, вырвавшись из-под родительской опеки.

Особенно часто этот синдром проявляется у выходцев из семей с низким или средним доходом. Вместо того чтобы выплачивать кредит на обучение, выпускники, начиная трудовую деятельность, наращивают размеры долга, и лишь к 28–34 годам начинают беспокоиться по его поводу.

Но к этому времени к долгам за обучение прибавляются кредиты на автомобиль (в Америке, где общественного транспорта мало, автомобиль — необходимое средство передвижения). Около 70 % автомобилей в США покупают по автокредитам, причем длительным: 45 % новых автокредитов выдается более чем на 6 лет. А после того как у молодого человека появляется семья, опять-таки в долг приобретается дом или квартира.

Помимо крупного кредитования, большинство американцев еще попадают в «кредитные пластиковые сети» потребительского искушения.

Впрочем, в Америке все перечисленное не так страшно, если у членов семьи есть работа. Или им не нужна серьезная (в смысле затратная) медицинская помощь. Согласно докладу, опубликованному в журнале American Journal of Medicine, счета за медицинские услуги являются в США главной причиной более чем 60 % личных банкротств. И это — несмотря на то, что 75 % граждан, обанкротившихся из-за медицинских счетов, имели медицинскую страховку.

Именно это кредитно-потребительское безумие Америки, как сейчас уже вполне доказано, стало «спусковым крючком» сначала американского, а затем и мирового кризиса, в котором мы до сих пор пребываем. Огромное множество ничем не обеспеченных (прежде всего, ипотечных) кредитов, выданных лицам с якобы благополучным кредитным рейтингом, финансовые инструменты, созданные на основе этих необеспеченных кредитов, их распространение по всему миру — и в итоге глобальный финансовый крах.

По данным экспертов МВФ за 2012 г., из-за неуплаты ипотечных кредитов 2,5 млн американцев лишились своей собственности. Плюс еще 1,5 млн владельцев квартир и домов постоянно задерживают платежи по ипотеке и также находятся под угрозой потери жилья.

К тому же сократилось количество рабочих мест (и, значит, возможностей выплачивать кредиты). Снизились реальные зарплаты. Все это ведет к неуклонному росту количества попавших в «кредитную ловушку» американских домохозяйств. Средний доход домохозяйств падает (менее $50 тыс.), а средний долг растет ($75 тыс.). То есть в благополучной Америке растут масштабы реального долгового рабства.

Но вернемся в Россию. У нас «кредитный прогресс» все более напоминает американский. Россияне активнее тратят, чем сберегают. И тратят больше, чем могут себе позволить. В последние два года взять кредит в России (особенно потребительский) стало не просто, а очень просто. Иногда даже не надо посещать офис банка: кредитную карту можно заказать в интернете или по телефону, и ее доставят на дом по почте. Точно так же для кредита уже не нужна, как прежде, куча справок — достаточно предъявить паспорт.

Конечно, за такой сервис нужно платить — прежде всего, высокими процентными ставками. И банки уже не единственные игроки на финансовом поле.

Россия переняла опыт США по развитию системы микрозаймов (в 2008 г. типичный микрозайм в США составлял $300 наличными на две недели под 391 % годовых). В 2011 г. у нас вступил в силу закон «О микрофинансовой деятельности», согласно которому любой желающий может создать кредитную компанию, зарегистрировать ее в реестре Федеральной службы по финансовым рынкам, и выдавать деньги (под собственные условия). С тех пор каждый месяц в России открываются сотни подобных компаний (в марте 2012 г. их было 1189).

Деньги на короткий срок (например, на неделю) выдаются за 15–30 минут без справки о доходах, без поручителей, по одному документу, но с высокой процентной ставкой. Так, в 2012 г. малоизвестная компания «Мини-Займ Экспресс» (создатель Ю. Глоцер) начала выдавать кредиты населению (прежде всего, пенсионерам) через отделения «Почты России». Место знакомое, но условия кредитования драконовские: взяв 3000 рублей, через неделю нужно вернуть 4499 руб., а через месяц — почти 5000. Такая вот помощь пенсионерам. Доходность операции для компании-кредитора — 2600 % годовых!

Но даже такой заем пользуется спросом у малообеспеченных слоев населения. Они не могут получить деньги в банке: плохая кредитная история, банк отказывает. Как правило, это сотрудники бюджетной сферы, рабочие, пенсионеры.

Объем рынка микрозаймов уже достиг 18,5 млрд рублей, выдано около 2 млн кредитов, и рынок будет расти.

Спросят: «А что плохого в том, чтобы бедный человек взял определенную сумму под слабое обеспечение и не отдал эту сумму? Бедный человек станет чуть-чуть богаче. Что же касается банка — то на его корыстный интерес нам наплевать».

Отвечаю. Неужели вы считаете, что банк настолько глуп, чтобы давать деньги, не имея четкого представления о том, как он их будет возвращать? Да, у него нет метода возвращения кредита путем изъятия заложенного имущества на основе качественных, четко проработанных договорных отношений между кредитором и кредитуемым. Но в нашей стране существуют многочисленные способы изъятия денег — или их эквивалента — путем нажима на слабого, растерянного, неграмотного человека, залезшего в долг. Российские банки не будут ввязываться в судебные тяжбы, аналогичные тем, которые ведутся в Америке. Они будут добиваться возврата иными способами — тем более резкими, чем слабее и беззащитнее тот, кто влез в кредитную кабалу.

По состоянию на декабрь 2012 г. в России задолженность населения перед банками составила 7,6 трлн руб., из них 317,3 млрд руб. — просроченная задолженность. Причем незакрытые кредиты есть у четверти россиян, а средний долг на одного работающего — 87 тыс. руб.

С учетом сказанного мною выше это означает, что большая часть граждан нашей страны (причем в первую очередь граждан, не способных постоять за себя мощно и грамотно) погружается в настоящее долговое рабство. Да-да, именно в рабство! Погружение в это состояние и есть часть социоцида, осуществляемого через предоставление кредита.

Долговое рабство существовало в различных культурах. В древние века при рабовладельческом строе — повсеместно (в Месопотамии, Египте, Греции, Риме). Должников, неспособных выплатить долги, отдавали в рабство кредитору (нередко с семьей, или в залог отдавались дети). Где-то были смягчающие условия, ограничивающие долговое рабство 3–5 годами, но чаще в рабстве должник оставался пожизненно.

Сегодня Всемирная организация труда указывает на существование долгового рабства в Индии, Пакистане, Китае, государствах Африки и Латинской Америки. В Нигере, например, до 2003 г. 8 % населения страны находилось в долговом рабстве, нередко внуки и правнуки отрабатывали долги своих дедов и прадедов.

Вывод: кредитное рабство в России — это еще одна из технологий архаизации общества, его геттоизации. Еще одна из технологий создания такой зоны «Ч», выход из которой фактически невозможен.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER