Президент сделал достаточно крупный и демонстративный шаг: объявил, что будет каждые две недели собирать у себя в Кремле заседание «расширенного правительства» для обсуждения актуальных проблем страны

Кризис: что дальше?

Официальных сводных итоговых данных по состоянию мировой и российской экономики за 2013 год еще нет. Однако то, что уже известно, дает достаточно оснований для вполне определенных выводов и оценок.

Мировые экономические официозы полнятся утверждениями о том, что глобальный кризис завершается. Или, более осторожно, перевалил за пик самых тяжелых неприятностей. В подтверждение приводятся данные о преодолении кризиса и начале явного экономического роста в США, которые, мол, и становятся в очередной раз главным «мотором» послекризисного подъема мировой экономики.

Действительно, ключевые американские фондовые индексы непрерывно растут и поднялись выше докризисных пиков.

Действительно в США (по официальной статистике) падает безработица и увеличивается спрос и на потребительском рынке (расходы домохозяйств), и на инвестиционные товары.

Действительно, и МВФ, и Всемирный банк, и главные рейтинговые агентства неуклонно повышают прогнозы роста американской экономики на 2014 и следующие годы.

А вслед за этими оптимистичными оценками идут и «улучшенные» данные о развитии мировой экономики в завершившемся году, и «улучшенные» прогнозы мирового экономического будущего.

Однако, во-первых, этот оптимизм заражает далеко не всех, потому что оптимистические оценки и прогнозы насчет завершения кризиса и начала подъема мир слышит ежеквартально уже шестой год подряд.

Во-вторых, сквозь густой слой официозного оптимизма все-таки иногда прорываются сухие оценки профессионалов-экономистов, умеющих считать и сопоставлять данные.

Эти экономисты указывают, что официальные цифры роста американского (и мирового) ВВП в денежном выражении оказываются гораздо ниже, чем гигантские объемы «новых денег», влитых в экономику «количественными смягчениями» Федерального резерва США, а также аналогичными «смягчениями» (плюс немереными кредитами) центробанков ЕС, Китая, Японии и других стран. И задают серию очень серьезных вопросов, которые в целом сводятся к знаменитой фразе героя песни Высоцкого: «Где деньги, Зин?!»

Эти экономисты отмечают, что называемые разными ведомствами США данные о создании новых рабочих мест, с одной стороны, расходятся порой в полтора раза, с другой стороны, «не бьются» с публикуемой затем официальной статистикой занятости и, с третьей стороны, впоследствии практически всегда подвергаются «уточнениям» в худшую сторону.

Эти экономисты подчеркивают, что и американская, и мировая статистика всё настойчивее оперирует долларовыми показателями всех экономических процессов, но при этом избегает детализаций в части физических объемов производства товаров и услуг. И поясняют, что когда начинаешь оперировать не долларами, а «счетными» товарами и услугами, то вместо роста экономики неизменно получается падение «почти всего». Кроме, быть может, добычи нефти и газа и — главное — прибылей финансового сектора.

Эти экономисты указывают, что объявленная Обамой три года назад программа «реиндустриализации» национальной экономики в очень большой степени пробуксовывает. Поскольку (и это наглядно показывает произошедшее в прошлом году официальное банкротство крупнейшего американского индустриального города, Детройта, а также предбанкротное состояние множества других городов, графств и даже штатов Америки) инвестиции в «реиндустриализацию» почти полностью поглощаются близкими к военно-промышленному комплексу корпорациями робототехники и биотехнологий, а также фармацевтикой, нанотехнологическими фирмами и опять-таки корпорациями финансового сектора.

Были в прошедшем году и крупные публичные события, которые существенно опускают официозный оптимизм на грешную землю и заставляют задаваться вопросом, что в действительности происходит. Поскольку эти события — скандальные глобальные аферы, организованные базисными институтами той самой неолиберальной экономической модели финансового капитализма, в рамках которой почти весь мир развитых стран живет уже более 30 лет.

Еще в 2010 г. началось расследование американской Комиссии по ценным бумагам и фондовым рынкам (SEC) в отношении крупнейших глобальных инвестиционных банков. Далее к расследованию SEC подключились Минюст и генеральная прокуратура США. Выяснилось, что глобальные банки, которые придумывали и выпускали «мусорные» вторичные ценные бумаги на основе ипотечных закладных (именно обрушение пирамиды этих бумаг запустило мировой кризис), одновременно вели тайную прибыльную спекулятивную игру со своим же «финансовым мусором».

В начале 2013 г. Минюст США потребовал от уличенных в этих аферах банков, включая Bank of America, Wells Fargo, JP Morgan Chase, Citigroup, Goldman Sachs, Morgan Stanley, выплатить в бюджет более $100 млрд компенсаций. А в конце года банк JP Morgan Chase согласился выплатить за прекращение уголовного дела по своим махинациям «компенсацию» в $13 млрд.

То же самое расследование SEC выявило, что глобальные банки платили большие деньги рейтинговым агентствам (прежде всего, крупнейшему агентству Standard & Poor’s) за то, чтобы агентства присваивали «мусорным» бумагам высший рейтинг надежности — ААА. Причем изъятая прокуратурой в ходе расследования внутренняя переписка Standard&Poor’s показала, что эксперты агентства задолго до кризиса понимали, что эти бумаги «мусорные» и что на них строится именно финансовая пирамида.

В начале февраля 2013 г. генеральный прокурор США Эрик Холдер подал в суд гражданский иск против Standard & Poor’s по обвинению в «завышении рейтингов ипотечных облигаций, приведшему к финансовому кризису». Причем к этому иску подключаются прокуроры ряда штатов США, которые проводят собственные расследования деятельности не только Standard & Poor’s, но и двух других агентств «большой рейтинговой тройки» — Moody’s и Fitch Ratings.

В том же 2013 году подвергся скандальной переоценке так называемый доклад Рогоффа-Рейнхарт. Этот аналитический документ, вышедший в 2010 г., доказывал, что превышение определенных уровней бюджетного дефицита и госдолга резко замедляет экономический рост. Именно на основании этого доклада Еврокомиссия и Европейский Центробанк буквально «выкручивали руки» Греции, Португалии, Испании, Италии, Кипру, требуя жесткой бюджетной экономии. Однако весной 2013 г. появились серьезные исследования, показавшие, что в рекомендациях доклада Рогоффа-Рейнхардт были грубые сознательные подтасовки.

А еще появились публикации, доказывающие, что и согласованная беспрецедентная «заливка» кризиса деньгами центробанков, и согласованные меры делиберализации национальных бюджетов, и рост протекционизма в мировой торговле, и резкое наращивание стоимости программ господдержки экономики (включая национализации банков, страховых компаний и предприятий) — всё это говорит о катастрофическом провале «неолиберальных» стратегий. И о том, что перед «рыночным» миром стоит проблема выбора новых моделей (или даже новой парадигмы) экономической политики.

На таком вот фоне в России проходит подведение первых экономических итогов 2013 г. В СМИ начали просачиваться (пока неофициальные) статданные по России за прошедший год: рост ВВП — 1,3%, рост промпроизводства — нулевой, падение инвестиций — на 1,5%, девальвация рубля к доллару — на 7%, к евро — на 14%, утечка капитала — до $70 млрд. При этом, по оценке главы ЦБ Э. Набиуллиной, только к октябрю 2013 г. не менее $22 млрд были выведены из России «в рамках сомнительных операций».

Но одновременно начали появляться и другие «неофициальные» данные. Например, в связи с «антиоффшорными» заявлениями президента Путина (это мы обсуждали в предыдущей статье) сообщается, что более 90% крупной российской собственности (включая госкорпорации) зарегистрировано в оффшорах и там же проводится 90% крупных корпоративных сделок.

То есть поставленная Путиным задача добиться выплаты «оффшорными» компаниями налогов в России неизбежно встретит ожесточенное сопротивление не только со стороны российских владельцев этих корпораций, но и со стороны политических и экономических «хозяев» оффшорных юрисдикций. И, значит, серьезно рассорит Путина и его соратников с очень большой частью отечественной и мировой элиты.

Появились и первые развернутые оценки последствий вступления России в ВТО. Производство в России автомобилей зарубежных марок за прошедший год выросло на 6%, а вот продажи машин российского автопрома резко упали. При этом, как мы и предсказывали полтора года назад, «фора» производству автомобилей в России за счет «барьера утилизационного сбора» для импортируемых машин была незамедлительно оспорена в ВТО. В результате с начала нынешнего года требование закладывать в цену утилизационный сбор относится и ко всем машинам, которые делают в России. Что неизбежно приведет к росту цен на автомобили как зарубежной, так и российской сборки, а также к падению спроса на отечественную технику.

В ряде сегментов сельского хозяйства в результате вступления в ВТО намечается всё более глубокий провал. Свиноводство ушло «в минус» без каких-либо перспектив возврата к прежним темпам развития, немногим лучше ситуация в мясном и молочном животноводстве. Ранее снижавшаяся зависимость рынка России от импорта продовольствия вновь начала расти.

Производство отечественной мебели и фурнитуры упало на 10–12%, в «дешевых» сегментах продукции легпрома также намечается спад.

Если большинство крупных компаний серьезных неприятностей для себя от вступления России в ВТО пока не видят, то 34% средних предприятий связывают явное ухудшение условий своей деятельности именно с «фактором ВТО».

Резко обостряется экономическое положение большинства субъектов Федерации. Злые языки из либерального лагеря утверждают, что без наращивания (непонятно из каких средств) финансовых трасфертов из Москвы к лету в России начнутся массовые банкротства регионов.

Знаменательно, что эти злые языки всё чаще приглашаются рассказать о России в статусные западные СМИ и информагентства. Так, 30 декабря 2013 г. подборку высказываний о состоянии экономики России дал сайт агентства Reuters.

Кое-какие из них стоит процитировать.

Бывший глава Минфина А. Кудрин: «Год прошедший, как и год будущий, будут самыми плохими с 2000 года, если не считать год кризиса, 2009. И это не временное конъюнктурное ухудшение. Россия попала в новую тенденцию, связанную с отжившей старой моделью роста... Новая модель не формируется активно, и пока этого не произойдет, мы находимся в среднесрочной, а может быть и долгосрочной стагнации... 2014 год я бы назвал годом прозрения, столкновения с реальными проблемами... тут-то начнется осмысление реалий, перед которыми мы стоим. Социальное неблагополучие будет нарастать заметно и неприятно». Временно улучшить ситуацию Кудрин предлагает за счет «уменьшения доли государства в экономике», а именно — приватизации госкомпаний.

Бывший ректор Российской экономической школы и соратник Ходорковского, а ныне парижский беглец С. Гуриев: «Придется нарушать обещания не только среднему классу, придется экспроприировать не только пенсии, придется нарушать обещания, связанные с зарплатами учителей, врачей... проблем будет всё больше и больше».

В начале января вышел аналитический доклад американского мозгового центра Stratfor под многозначительным названием «2014 год станет для России критическим». В нем утверждается, что у России есть лишь год определенной «свободы рук» до тех пор, пока США не помирятся с Ираном и не обратят свое «державное внимание» на страны-соседей России. «Стратфор» указывает, что одновременно будут расти такие внутренние вызовы для российской власти, как «разногласия внутри Кремля и экономическая нестабильность». И что «Путин сможет справиться с нестабильностью в Кремле и на улицах, но... сделает государство более зависимым от самого себя и тем самым — более уязвимым в долгосрочной перспективе».

Очевидно, что и провальная экономическая политика правительства, приведшая к плачевным результатам 2013 г., и алармистские прогнозы на будущий год, и всё более явные признаки «антипутинских» демаршей части расколотой элиты (включая многолетнего соратника Кудрина) — вынуждают Президента реагировать. И он делает достаточно крупный и демонстративный шаг: объявляет, что будет каждые две недели собирать у себя в Кремле заседание «расширенного правительства» с участием губернаторов и глав крупных муниципалитетов для обсуждения актуальных проблем страны.

Первое заседание прошло 15 января, причем без премьера Медведева, который в это время выступал на «Гайдаровском форуме». Злые языки тут же предположили, что Путин фактически переводит кабмин на свое «ручное» управление и объявляет войну «команде Медведева».

Знаменательно, что на следующий день, 16 января, интернет-портал «Взгляд.ру» посвятил обстоятельный материал бывшему соратнику Путина Кудрину. В нем сообщается, что решения о спасении в 2008–2009 гг. «предбанкротного» банка «Кит-Финанс» (выделении ему 135 млрд руб. и покупке у банка по завышенной цене пакета акций «Ростелекома») принимал лично тогдашний глава Минфина Кудрин. Причем именно тогда банк покинул его владелец Александр Винокуров. Который за год «внезапно» стал долларовым миллиардером, после чего у жены Винокурова Натальи Синдеевой, появились «очень большие деньги» на быструю «раскрутку» телеканала «Дождь»...

В таком вот контексте 15–17 января в Москве проходил очередной «Гайдаровский форум», объявленный «международной площадкой для концептуального и практического обсуждения проблем мировой и российской экономики». О небезынтересных деталях этого форума, а также обрамляющих его событиях и высказываниях — в следующей статье.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER