logo
  1. Война идей
Аналитика,
Как неслучайна ненависть, обращаемая «этими» нынешними уже не на историческую фигуру даже, а на ее гранитный образ!

Ленин и «эти»

В воскресенье, аккурат в момент сдачи номера, из Киева стали приходить горячие, очень горячие новости. И смели собою то, что уже было написано в данную рубрику. Смели, потому что когда начинается горячая фаза войны идей, невозможно разбирать идеи вообще, в их, так сказать, академическом измерении. А надо отвлечься от теории и посмотреть на происходящее, как оно того требует, — попросту.

Итак, в воскресенье вечером в Киеве, на Бессарабской, «попросту» скинули памятник Ленину. А потом еще и разбили его на куски кувалдами. Расправа над идеологическим врагом сопровождалась торжествующим воем и обязательной в таких случаях нецензурщиной. Видеосюжет, запечатлевший событие, как он ни мерзок, стоит посмотреть внимательно — сразу понятнее станет, что именно ждет Украину, буде эти «европейски ориентированные» придут к власти. А еще он интересен тем, что являясь практически калькой с известных событий в Москве в августе 1991-го, очень отличается от них специфическими «энергиями», которые гуляли в разбушевавшейся толпе. Кстати, толпе совсем немногочисленной по сравнению с той, что сносила Дзержинского. Даже просто мизерной — человек двести. Но зато заметно профессиональной. Да, это вам не младенческие годы демократии! Это совсем уже другое. Несопоставимое с полукарнавальным действом перестройки. В Киеве разворачивается всё же НЕ карнавал — как бы ни были на вид карнавальны персонажи, и как бы ни хотелось считать их таковыми. Несхожесть схожего — вот что обращает на себя внимание.

В чем разница? Да как раз в том, чем от карнавала, имитации шабаша на «Лысой горе», отличается подлинный Брокен. В украинском случае мы впервые сталкиваемся с грубой открытостью явления — «эти» уже и не пытаются косить под демократов. Новизна в том, что всё происходящее грубее, отвязаннее, что нынешние «рэволюцьонэры» не боятся, что их политический стиль отчетливо адресует к фашистскому путчу. Все-таки как ни клейми события 1991 года, но тогдашняя толпа и даже ее лидеры были куда как наивнее, воздух заглоченной «свободы» реально мутил головы, и это хоть как-то их оправдывает. Но по прошествии двадцати с лишним лет — о какой наивности речь? Технологично и холодно. Отработанно и заученно. Так, как и тренировали специалисты.

«Мы сейчас на Народном вече. Все решения принимаются на Вече. И прошу вас, чтобы сейчас мы приняли решение, которое станет основой для контроля над городом Киевом. Нам нужен революционный комендант города Киева. И его надо сегодня избрать. Я готов взять на себя эту ответственность и попросил бы вас проголосовать за это», — так идет самовыдвижение в вожди «восстания» Николая Катеринчука, народного депутата и лидера «Европейской партии Украины». «Вече» его единогласно поддерживает.

«Революция побеждает только тогда, когда она побеждает в столице, и мы с этого дня должны контролировать в Киеве каждую улицу, каждый двор, каждый уголок Киева. Я обращаюсь к киевлянам: уважаемые, без вас ничего не будет. Мы благодарим вас за то, что вы сегодня здесь, на Майдане, вместе с другими участниками, которые приехали со всей Украины. Но это должно быть не только в субботу и воскресенье. Это должно быть завтра и послезавтра. Должна быть полная мобилизация. Мы должны установить полный контроль над городом Киевом. Мы должны поставить блокпосты на всех въездах в Киев. Мы должны контролировать передвижение вооруженных формирований и милиции. Они должны спрашивать у вас разрешения о том, могут ли они куда-то ехать или нет».

Чувствуете стиль? То ли взятие Зимнего, то ли... И ужасно, нестерпимо этот «вождь» похож на Навального... И что-то напоминает, до боли знакомое... А!

Сядь на козла, садись на шест,
На вилах соверши свой въезд.
Но знай: ты попадешь туда
Сегодня или никогда.

Ну конечно, «Фауст»! «На Брокен ведьмы тянут в ряд, овес созрел, ячмень не сжат...»

«Поэтому я обращаюсь к вам, киевлянам. Мы должны с вами сказать снова: „Донецких — вон из Киева!“. Не дончан, а именно „донецких“. Но сейчас мы должны с вами начать важное дело. Каждый день мы должны формировать отряды ради безопасности каждого, кто есть в Киеве и на Евромайдане. И завтра мы выбросим Попова из кабинета, потому что он не выполняет свои обязанности».

Действительно, сегодня или никогда! Вот нерв происходящего. И — его внутренняя паника.

Хотя... Надо же, прежде не приходило в голову, что ленинское «вчера было рано, завтра будет поздно», это то же «сегодня или никогда». Однако как мало сущностного сходства между теми и нынешними лицами и движущими ими идеями! Притом что о благе для народа в сегодняшнем Киеве говорится не меньше, чем в тогдашнем Петрограде.

И как неслучайна ненависть, обращаемая «этими» нынешними уже не на историческую фигуру даже, а на ее гранитный образ! С ненавистью всё понятно — семьдесят лет под ленинским стягом вполне себе «смотрятся» на фоне нынешней безнадеги даже глазами аполитичного обывателя. И память о них приходится не стирать, а буквально выбивать. Кувалдами и НЛП-технологиями. Что и делается. Но не так успешно, как хотелось бы организаторам. Лидеры Майдана хорошо чувствуют шаткость своей позиции и, конечно, обреченность для них референдума. Потому торопятся сделать как можно больше «необратимостей», зашагнуть, используя инерцию рывка, как можно дальше на запретную прежде смысловую территорию — не в последнюю очередь, полагая повязать этим Запад. Вот уже министры иностранных дел Польши и Швеции высказали свое одобрение сносу памятника Ленину... А ведь официальные лица! Что еще одобрят под сурдинку «права на восстание»?

Вот тут начинается самое главное. Тут надо разобраться, что именно отличает настоящий Брокен от его имитации — карнавала. Ведь ощущение нового качества известного процесса довольно сильно. И наверняка не у меня одной.

Ну прежде всего налицо эта самая заряженность качественно другими, черными энергиями. Вроде там и там разгул стихии разрушения, вседозволенность и прочее. Однако карнавальное разрушение знает про себя, что оно временное. Это гульба, после которой неизбежно будут считать битые тарелки. Да, иной раз их бьют с очень далеко идущими последствиями — как это и оказалось в перестройку. Но сама перестроечная «пьянка» не осознавалась инфантильным, по сути, обществом как серьезный перелом. Скорее как праздник непослушания. Ну, то есть именно карнавал. Оторвались.

Теперь — иное. Иные люди, иная повадка. Я имею в виду радикалов, осуществляющих на Украине «оппозицию режиму». Тут не до шуточек. Лицо нового радикализма не стесняется жестокой гримасы. Оно ее демонстративно предъявляет. Подает как визитную карточку — мол, мы пришли, знакомьтесь. И всё это начисто лишено игрового начала. Как себя предъявляют? Нет, не только грозными обещаниями с трибуны Майдана, и не только «перформансом» с кувалдами. Шестьдесят два «беркутовца» с серьезными травмами и один погибший — мало? А сам эпизод, заснятый на видео, когда парней отнюдь не шутовски забивали на площади — всё той же, у еще стоящего Ленина? Почему-то это было представлено как бесчинство «Беркута» по отношению к митингующим. Но кто кого бил смертным боем, очень хорошо видно. И то, что действует не толпа под влиянием эмоций, а специально тренированные люди, и весьма грамотно — тоже ой как видно.

Это, кстати, второй яркий признак, отличающий Брокен от карнавала. Нет никакого хаоса. Где хаос, где беспечное коловращенье толпы, где «огонек»? Нету их. Угрюмые лица, слаженные действия, команды. Приказы собранным «полуведьмам» — ну совсем на манер процитированного. «Сядь на козла». «Садись на шест». «На вилах соверши свой въезд». «Шнеллер, шнеллер! Сегодня или никогда!». Многие узнают этот почерк. Проводят прямую аналогию с чередой событий 1941 года, после занятия Киева фашистами (тоже, кстати, начали со сноса памятника Ленину и обещания свободного перемещения в Европу).

Итак, слаженные действия хорошо подготовленных боевиков, порядок, черная энергетика. Бульдозеры, цепи... летящие в воздух команды... летающие в воздухе щиты — в общем, натиск. Из совсем нового — подключение детей десяти–четырнадцати лет. Немалой группой, маршем идущие с Майдана и автоматически, как зомби, с вытаращенными глазами выкрикивающие что-то про «Украйну» (об этом пишут с нескрываемым ужасом очевидцы). Или вот образчик того самого «черного»: очень натуралистически выполненный муляж головы Каддафи, насаженный на палку. Под ним: «Вiтьок! Шухер. Кранты!» Нормальненько так — для европейской-то страны?

И вот «этих», именно их, намерена интегрировать Европа. Она что — ослепла, оглохла? Или разворот к фашизму назрел и вполне вписывается в чьи-то планы? Похоже, второе. Сильно похоже.

Характерно, что некоторым — и не маргиналам-отморозкам, а представителям э-э-э... отечественного истеблишмента — видится, будто Европа недостаточно поддерживает украинскую оппозицию. Политолог Лилия Шевцова (Фонд Карнеги) сокрушается, мол, не вся «мощь либеральных демократий» идет в ход: «Но хватит ли у Запада понимания важности и трагизма исторического момента? ... А время уходит, и неясно, сколько еще будет стоять Майдан... Поражение Майдана станет новогодним подарком для Кремля. Но это будет поражение не только Украины. Это будет поражение западной цивилизации». Во как! Поражение западной цивилизации. А таскание по площадям «головы» растерзанного человека — это, надо понимать, торжество западной цивилизации. Вам не кажется, что после таких пассажей из-под миловидной маски этой дамы, приятной во всех отношениях, проглядывает что-то уже вполне ведьмовское? Тот самый Брокен?

Карнавал — лишь разминка, всё начинается им, а кончается... Да-да, правильно! — кончается полноценной фашизацией процесса. В промежутке — обязательное осквернение памятников и могил. Вот новое сообщение: «Евромайданщики осквернили братскую могилу рабочих „Арсенала“. Мемориал был установлен в память о погибших участниках Январского восстания 1918-го года на территории Мариинского парка. Здесь же находится братская могила рабочих и коммунистов. Январское восстание в Киеве вспыхнуло 29 января 1918 года после того, как Центральная рада провозгласила „независимость“ Украинской Народной Республики. 1–4 февраля восстание было подавлено петлюровцами. Активных участников расстреляли. 9 февраля 1918 года представители Центральной рады подписали сепаратный мирный договор с Германией и Австро-Венгрией, в результате которого Украина была оккупирована немецкими и австрийскими войсками».

Что ж, война «этих» (носителей идеи «независимости, плавно переходящей в оккупацию») с носителями коммунистической идеи — разгорается. Это закономерность. И тут можно только присоединиться к автору плаката.