logo
Статья
  1. Наша война
«Социологическое» оружие имеет свои явные ограничения. Эти ограничения просты, но неумолимы: «желательное» общественное мнение ДОЛЖНО БЫТЬ хоть в каком-то сегменте общества, иначе его зафиксировать невозможно

Массовые опросы против общественного мнения

Передача в приемную Президента Российской Федерации 141 428 писем протеста против законов, открывающих ювенальной юстиции двери в нашу страну Передача в приемную Президента Российской Федерации 141 428 писем протеста против законов, открывающих ювенальной юстиции двери в нашу страну

Летом 2011 г. Движение «Суть времени» провело масштабное исследование, посвященное отношению граждан к советскому периоду истории страны. Опрос был проведен по всем правилам науки: выборка была достаточно большой (опрошено 24526 человек в 1357 населенных пунктах в 79 областях, краях и республиках России) и репрезентативной (то есть состав опрошенных соответствовал по основным социально-демографическим параметрам структуре российского населения), респонденты находились случайным образом, вопросы были сформулированы таким образом, что не допускали двояких толкований. Соответственно, можно было уверенно утверждать, что результаты данного опроса отражают реальное общественное мнение граждан России по обсуждавшимся в исследовании вопросам.

Основной результат опроса был таков:

undefined

То есть практически ВСЁ ВЗРОСЛОЕ НАСЕЛЕНИЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (по совместительству — избиратели) СЧИТАЕТ, ЧТО РОССИИ НУЖНО ПРИЗНАТЬ ВЕЛИЧИЕ СССР. И это притом, что ПОЛИТИКА (всех ветвей власти, включая представительную) СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ — ЦЕЛИКОМ И ПОЛНОСТЬЮ ОСНОВАНА НА АНТИСОВЕТИЗМЕ.

Что из этого следует?

Поскольку, согласно Конституции, «Россия есть демократическое федеративное правовое государство», а демократия, как всем известно, — «власть народа» (от греческогоδῆμος– «народ» и κράτος — «власть»), то было бы логично, в принципе, если бы российские власти, ознакомившись с результатами такого опроса, немедленно бы выполнили волю народа — и официально признали бы величие СССР, его достижений и идей, на которых он был построен.

Вы весело смеетесь над нашей наивностью? А почему, собственно? Ведь ничего смешного вроде бы сказано не было? Демократия — действительно власть народа (ну, хотя бы большинства народа), опросы — это глас народа («Vox populi vox Dei» — «Голос народа — голос Бога», — говорили римляне), так почему бы власти и не выполнить волю народа? Тем более, в ситуации, когда политика властей прямо противоречит мнению и желаниям большинства народа, то есть эта политика воистину антинародная (извините за тавтологию), а значит, в определенной степени для властей опасная.

Конечно, мы знаем, почему вам смешно. Потому что каждый (вне зависимости от уровня образования и понимания тонкостей политики) «нутром чувствует», что, несмотря на все разговоры о важности общественного мнения, о ценности мнения каждого гражданина, учитывать это самое общественное мнение — если оно противоречит интересам власти –власть не будет никогда. И что опросы общественного мнения нужны власти только тогда, когда их результаты власти выгодны.

Вот, например, такие:

«МОСКВА, 6 ноября 2012 г. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) представляет данные о том, как россияне оценивают сегодня Октябрьскую революцию... Россияне склонны видеть скорее положительные последствия Октябрьской революции. Так, 27% полагают, что эти события дала толчок социальному развитию (против 34% в 2002 году), 21% — что революция открыла новую эру в истории России (против 25% в 2002 году). Однако за последние десять лет такие оценки стали менее популярны. Напротив, чаще респонденты стали признавать революцию катастрофой для нашей страны (с 10 до 18%), а также препятствием на пути социально-экономического развития (17%)».

undefined

Чем хороши такие результаты? Тем, что к ним можно «пришить» практически любые выводы — в зависимости от пожеланий «клиента». При выборке в 1600 человек (обычной для опросов ВЦИОМа) разница в 4–7 процентных пункта — на уровне ошибки измерения (которая зависит от размера выборки: чем больше выборка — тем выше точность результатов). Соответственно, практически с равной уверенностью можно сказать, и что «россияне склонны видеть скорее положительные последствия революции...», и что «напротив, чаще респонденты стали признавать революцию катастрофой для нашей страны». А каково общественное мнение относительно Революции? А... его как бы и нет. Как в известном анекдоте: «И ты прав, и ты прав...»

Подчеркнем: мы ни в коем случае не хотим сказать, что наши уважаемые коллеги из ВЦИОМа что-то делают неверно или, не дай бог, манипулируют данными. Ни в коей мере. Ту важны не сами результаты опроса, а именно отношение к ним со стороны властей предержащих. Которым объективно выгодны результаты, допускающие самые широкие интерпретации, вплоть до прямо противоположных.

Почему? Потому что опросы, исследования общественного мнения в современной России (и не только в России, но нам это менее интересно) — это пример превращенной формы. Той самой, о которой говорили классики философии — когда форма пожирает, уничтожает содержание.

Ведь по существу исследования общественного мнения — важнейший институт демократии. Потому что демократия должна (по определению) учитывать и опираться на мнение народа (а поскольку полного единодушия в обществе не бывает, то — большинства народа). Кроме того, общественное мнение — важнейший и единственный достоверный канал обратной связи от общества к власти. А в современной России опросы превратились в симулякр, в пустую форму, за которой не признается никакого содержания.

Даже более того, опросы в некотором смысле превратились в свою противоположность. Если в теории они призваны быть инструментом проектирования политики, выгодной (а значит, поддерживаемой) большинству населения, то в современной российской практике они стали одним из средств, с помощью которых меньшинство навязывает свою волю большинству — запугивает его или манипулирует им. То есть из инструмента демократии опросы превратились в орудие (и оружие!) господства и подавления.

Соответственно, социология (и опросы общественного мнения в частности) потеряла свое институциональное значение — что ставит под сомнение как само существование «демократии» в нашей стране, так любые разговоры любого ранга лиц об «учете мнения населения» при принятии государственных решений.

Очень интересные выводы делает в своей статье «Парадоксы российской социологии» одна из ведущих социологов страны Р.Рывкина: «Если сопоставить состояние социологической науки в СССР и в постсоветский период ... придем к парадоксальному выводу: в СССР социология была социальным институтом, а в постсоветскую эпоху перестала им быть. ... Конечно, идеология исследователей была разной — от прокоммунистической до диссидентской, но профессиональные нормы работы в сфере эмпирических исследований были довольно стандартизированными. И, главное (о чем мы тогда не задумывались), как диссидентствующие, так и прокоммунистические социологи были ориентированы на анализ и решение проблем страны. <…>

Советская социология продуктивно работала на промышленных и других предприятиях, решала социальные проблемы многих трудовых коллективов страны. Разработанная социологами методология социального планирования безусловно была полезной как с принципиальной стороны (как форма заботы об интересах работников), так и в практическом смысле. Социальное планирование усиливало стимулы к труду, улучшало обстановку на предприятиях, помогало управлять коллективами.

Институциональный характер советской социологии бесспорен. Не менее бесспорно и то, что сегодня свой институциональный характер российская социология утратила».

Что же в таком случае представляют собой опросы общественного мнения в современной российской действительности? И как к ним нужно относиться?

По сути дела, опросы общественного мнения, утратив свое основное содержание — важнейшего института демократического государства — сохранили свое влияние на общество, свою, так сказать, «убойную силу». Опросы — довольно мощное оружие в политической (да уже и в экономической) войне. Которое постоянно используется привластным меньшинством для управления большинством. Но и не только.

Вспомним наш первый опрос, который был проведен Движением «Суть времени» в апреле 2011 года, на пике очередной волны «десталинизации», активно проталкиваемой новыми перестройщиками. Тогда в результате опроса более 30 тысяч граждан России, удалось установить, что 90% граждан — против «десталинизации».

undefined

И, хотя полученные нами результаты были подвергнуты всем видам нападок и «сомнений», хотя нас пытались обвинить в непрофессионализме, фальсификации и во всех смертных грехах заодно... тем не менее, программа «десталинизации» была приостановлена. Десталинизаторы Федотов и Караганов из Совета по правам человека при Президенте, как и «прикрывавший» их тогда Президент Д.Медведев в виду приближающихся выборов не решились игнорировать мнение подавляющего большинства населения. И свернули программу. То есть «социологическое» оружие — в данном случае находившееся в руках большинства — сработало — вопреки укоренившейся практике игнорирования мнения «большого народа» на всех уровнях.

Конечно, о силе этого оружия знаем не только мы, но и наши противники. Сторонники «десталинизации» также пытались и пытаются использовать опросы как оружие и с их помощью внушить обществу, что оно «на самом деле» должно поддержать десталинизаторов. Вот пример — результаты исследования ВЦИОМа об отношении к Сталину. Эти результаты даже не требуют особых комментариев: каждый легко увидит вполне «определенную» их направленность, выраженную в формулировках и вопросов, и предлагаемых вариантов ответов, а также в характерном описании результатов в стиле «и ты прав, и ты прав».

«По данным ВЦИОМ, в течение последних лет растет доля россиян, считающих Сталина мудрым руководителем — с 16% в 1998 году до 21% в 2009 году. Больше становится тех, кто называет Сталина жестоким тираном — их число выросло с 28% до 35%.

Более популярным становится мнение о большом вкладе Сталина в победу в войне против фашизма (с 31% до 35%). Между тем, как и прежде, большинство россиян не видит необходимости в том, чтобы во главе нашей страны стоял политик типа Сталина — 58%, в 2005 году — 52%. Значительно снизилась доля тех, кто согласен с тем, что сейчас нам нужен именно такой лидер — с 42% до 29%.»

undefined

undefined

undefined

Однако «социологическое» оружие имеет свои явные ограничения (если не говорить о случаях очевидных фальсификаций результатов опросов, которые неинтересно обсуждать, и на которые, конечно, ни один уважающий себя специалист не пойдет). Эти ограничения просты, но неумолимы: «желательное» общественное мнение ДОЛЖНО БЫТЬ хоть в каком-то сегменте общества, иначе его зафиксировать невозможно. Даже если пытаться манипулировать мнением людей с помощью специальным образом сформулированных вопросов, необходимо осознавать, что «искомые» ответы есть, кому давать. В противном случае — ничего не выйдет.

То же самое — и с восприятием результатов опросов. Сейчас распространено мнение, что публикация результатов опросов якобы значительно влияет на общественное мнение — люди начинают ориентироваться на преподанное им «мнение большинства» и склонны к нему присоединяться. В какой-то степени это верно, но только в том случае, если человек не имеет никакой информации о том, каково же на самом деле мнение людей по тому или иному вопросу, и единственным источником такой информации для него служит опрос. (К слову, такое бывает крайне редко, и либо касается совсем уж далеких от жизни людей и потому не интересных им вопросов, либо вопросов сложных, в которых самостоятельно трудно разобраться). Однако вряд ли с помощью публикации соответствующих результатов опросов мнением людей можно манипулировать по проблемам, которые они хорошо знают. Если, например, в моем окружении большинство относится к Сталину положительно, то никакие опросы не убедят меня в том, что всё наоборот. Кстати, провал именно таких попыток мы можем наблюдать: несмотря на многолетние упорные публикации «результатов опросов», демонстрирующие отвращение народа к Сталину, несмотря на соответствующую массированную пропаганду, результат — строго обратный. Сейчас даже яро антисоветский и антисталинский «Левада-центр» вынужден признать, что отношение к Сталину в стране улучшается, а не ухудшается.

«Отношение к личности и эпохе Иосифа Сталина в общественном сознании россиян претерпело серьезные изменения в последние 25 лет, сообщил вчера директор «Левада-центра» Лев Гудков на конференции «История сталинизма» в Петербурге. По данным опроса, в настоящее время 48% опрошенных признают положительную роль Сталина в истории страны, 22% оценивают его личность как резко негативную. Гудков подчеркнул, что еще в 1998 году негативно к Сталину относились 60% опрошенных. Среди причин, которые вызвали такое крутое изменение в общественном сознании, Гудков назвал смену поколений, утрату личного опыта, формирование общества потребления, влияние СМИ и художественной литературы».

Однако война не прекращается. И вынужденное признание улучшения отношения к Сталину — только тактическое отступление. Вот совсем свежие данные того же «Левада-центра» — на этот раз нас пытаются убедить, что большинство граждан России против переименования Волгограда в Сталинград.

«Опрос проведен 19–22 октября 2012 года. ... Статистическая погрешность данных этих исследований не превышает 3,4%».

Согласитесь, трудно поверить в такие результаты, зная, например, о том, что Сталин победил в голосовании «Имя России», да даже и на основе данных того же «Левада-центра», приведенных выше. Однако они все стреляют и стреляют... Вероятно, надеясь, что хоть в кого-то попадут. И ведь попадут! — если не вести против них постоянное наступление, с применением всех видов вооружений, в том числе и «социологического».

Характерно, что «опросное» оружие НЕ БЫЛО ПРИМЕНЕНО для поддержки продвижения ювенальной юстиции. Понимаете, почему? Потому что наши враги знают, какой результат они получат, если проведут опрос на соответствующую тему. А они не хотят его получать!

Зато проведенный Движением «Суть времени» сбор подписей (это ведь тоже своего рода опрос!) против законов, открывающих ювенальной юстиции двери в нашу страну, как и обсужденный выше опрос по «десталинизации», ударил точно в цель — враги временно отступили.

Эта победа не дает нам повода расслабиться — борьба еще впереди. Но дает возможность еще раз убедиться: «социологическое» оружие в руках «большого народа» обладает большой поражающей силой. О том, как сделать его еще более мощным – в следующей статье.