logo
Статья
  1. Наша война
  2. Мутные воды подсознания «Русской народной линии»
Обработка данных и анализ результатов опроса были внезапно прерваны сообщением наших товарищей о том, что, дескать, в интернете появилось несколько публикаций с якобы разоблачением анкеты, по которой проводился опрос. Уже само выражение «разоблачение анкеты» ммм... несколько удивило. Пришлось отвлечься от анализа данных и написания отчета для газеты и срочно идти читать «разоблачения»

Мутные воды подсознания «Русской народной линии»

Их оказалось аж 8 (восемь!) штук. И все они были опубликованы на широко известном в узких кругах сайте «Русская народная линия» (к сожалению, многие читатели нашей газеты входят в эти узкие круги, потому что деятельность «Русской народной линии» в последнее время во многом посвящена клевете на С. Е. Кургиняна) с одновременно и «оригинальным», и «современным» лозунгом «Православие, Самодержавие, Народность».

То есть сайт (если мне не изменяет память) претендует на создание и выражение новой теории официальной народности — ни больше ни меньше. Скорее, претендовал. Потому что в последние годы вместо работы в этом важнейшем направлении сайт целиком и полностью сосредоточился на разного рода заказных околополитических кампаниях [понимаем, понимаем: Православие и Народность подождут, поскольку они приходят и уходят (Самодержавие вот совсем ушло), а кушать хочется всегда]. И одной из таких кампаний оказались статьи, посвященные нашему опросу (жутко интересно всё же: кто заказчик? Православие? Народность? А может, само Самодержавие?).

Ну… что сказать? Давно уже я так не смеялась, дорогие читатели! Чуть ли не до колик, честное слово. Но, отсмеявшись, я просмотрела публикации еще раз и поняла, что это не только смешно, но и очень тоскливо. И даже как-то обидно за читателей «Русской народной линии», которых авторы, очевидно, считают неграмотным и бездумным быдлом, которое поверит в любой злонамеренный вздор, опубликованный выдающими себя за православных авторами РНЛ. В том смысле, что «пипл схавает» всё, что эти выдающие себя за православных граждане этому «пиплу» подсунут. Причем «хавающим» всё, что попало, «пиплом» эти авторы считают православных. Всех. И это как-то неприлично, вам не кажется, уважаемые читатели? Поэтому — давайте разберемся. Посмотрим, что же хотят нам сказать эти выдающие себя за православных авторы.

Начнем с того, что первые две публикации этого «сериала» были опубликованы на сайте «Русской народной линии» 15 марта. Да, да — именно в день нашего Марша гражданского сопротивления. Причем один из текстов от 15 марта является информационным сообщением о некоем экстренном (!) заседании, состоявшемся якобы 4 марта. Представляете? 4 марта — экстренное заседание, а сообщение о нем — 15-го, через 11 дней. И, надо же! — именно в день важнейшей публичной акции «Сути времени» под руководством С. Е. Кургиняна. Случайность? Ну хорошо, предположим.

Итак, якобы «4 марта 2014 г. в Международном Славянском фонде в Москве состоялось экстренное заседание Постоянно действующего круглого стола в защиту семьи, детства и нравственности на тему: «Новые угрозы семье, детству и нравственности в современной России». Для полноты понимания настоятельно советую читателю представить себе постоянно действующий круглый стол. Хотя и непонятно, как, но он постоянно действует! Причем действует не абы как, а в защиту семьи, детства и нравственности! Вы только представьте: наша нравственность под защитой постоянно действующего стола… Когда по-настоящему представляешь себе это — дух захватывает!

Ну ладно, действует и действует. Но оказывается, что иногда в его действиях принимают участие люди! Представляете? Я — нет, но приходится верить написанному: 4 марта 2014 г. (как уже упоминалось, дата вызывает сомнение, но, возможно, всё дело в том, что я не представляю себе принцип, как именно может действовать постоянно действующий круглый стол: может быть, даты для него вообще не существуют, он же постоянно… ну, вы понимаете) «В его работе приняли участие сопредседатель Движения „Народный собор“ О. Ю. Кассин, вице-президент Академии геополитических проблем К. Н. Соколов, журналист В. Г. Савичев, координатор по связям с обществом Национально-освободительного движения Ф. Е. Степанов, публицист И. С. Леонов и другие; вела заседание председатель движения „Семья, любовь, Отечество“ Л. А. Рябиченко». То есть целых 7 человек (если посчитать «и другие» за одного человека)! Из них 2 «председателя движения», 1 журналист, 2 публициста, 1 пиарщик «и другие». Пиарщик — это «координатор по связям с обществом Национально-освободительного движения Ф. Е. Степанов», который при внимательном рассмотрении оказался представителем депутата Госдумы от «Единой России» Евгения Федорова и Координатором «Национально-освободительного движения» (НОД) по связям с обществом (кстати, несколько удивляет, что у национально-освободительного движения есть еще какие-то отдельные «связи с обществом», это как-то странно смотрится).

Экстренно собравшись, чтобы поучаствовать в действии и без них постоянно действующего круглого стола, граждане обсуждали «вопросы ювенального реванша, экспансии извращений, которые в связи со вновь открывшимися фактами [какими? — Ю.К.] стоят перед российским обществом особенно актуально… В контексте этой стратегии в российском правовом поле неизменно происходит трансформация законодательства… „. Сразу зафиксируем (нам это понадобится в дальнейшем), что круглый стол признает постоянное изменение (неизменно происходит трансформация» — в аутентичной лексике помощников стола-защитника) законодательства.

И дальше — главное.

Главное в том, что «В течение первых месяцев 2014 г. на территории России была распространена некая анкета «АКСИО-4», которая предлагала тем, кто её заполняет, обсудить, нужно ли легализовать в России педофилию, инцест, эвтаназию (в том числе, детскую) и прочие непотребства, а также изменить привычные представления о норме и примерить новые понятия. Анкета распространялась, прежде всего, среди православной аудитории (приходы, православные ярмарки, выставки), а также в школах и учреждениях дополнительного образования.

Автора анкеты и инициатора её распространения ещё предстоит определить, но опасность уже обозначена».

Итак. Мы понимаем, что тем «вновь открывшимся фактом», о котором говорится вначале, который поставил вопрос экспансии извращений «особенно актуально» и который, по-видимому, и был причиной экстренного сбора помощников круглого стола, стал наш опрос. И даже не опрос, а анкета опроса.

Дальше обратим внимание на то, что анкета наша называлась постоянно действующим столом «анкетой «АКСИО-4». Что это значит? АКСИО-4 — это рабочее, техническое название нашего опроса, которое используется только среди сутевцев, проводивших опрос. И узнать его можно только на сайте «Сути времени». И там же, на сайте, можно легко узнать, кто автор анкеты и кто инициатор опроса.

Но даже если авторы не знали изначально, чья это анкета и чей опрос (я лично в это не верю, что не знали), то узнать это легче легкого. Потому что набор слова «аксио» в поисковых системах «Гугл» и «Яндекс» приводит к однозначному результату (который можно видеть на рисунках).

Таким образом, очевидно, что участники круглого стола точно знают, чей это опрос («Сути времени»), кто его инициатор (С. Е. Кургинян), кто автор анкеты (Ю. С. Крижанская), кто (активисты СВ и РВС), как (на общественных началах) и по какой выборке (выборка должна быть репрезентативна населению России) его проводит. А также они точно знают, каковы цели опроса — зафиксировать общественное мнение граждан России относительно возможных изменений законодательства, касающегося семьи и детства — того самого, по поводу «неизменной трансформации» которого так пекутся работники ножа и топора круглого стола.

Это значит, что участники круглого стола нагло лгут, когда пишут о том, что анкета «предлагала тем, кто её заполняет, обсудить, нужно ли легализовать в России педофилию, инцест, эвтаназию (в том числе, детскую) и прочие непотребства, а также изменить привычные представления о норме и примерить новые понятия». Потому что анкета не предлагала «обсудить, нужно ли», а предлагала выразить отношение к возможному изменению законодательства (возможному — и по мнению самих участников круглого стола).

Так же нагло они лгут, говоря о том, что «анкета распространялась, прежде всего, среди православной аудитории». Потому что она распространялась среди всех категорий и социально-демографических групп российских граждан. И православных среди них оказалось (в полном соответствии с официально статистикой) 37%.

И уж совсем нагло брешут, когда пишут, что «автора анкеты и инициатора ее распространения еще предстоит определить». Потому что автор и инициатор всех опросов АКСИО им давно известны, что подтверждают публикации на том же сайте «Русской народной линии» по результатам предыдущих опросов АКСИО, начиная с первого (2011 г.), посвященного десоветизации.

Итак, по результатам внимательного прочтения этого сообщения об экстренном (в противовес постоянному) действии круглого стола-защитника нравственности, мы можем заключить, что публикация эта, как и десятки других на сайте «Русской народной линии», направлена против С. Е. Кургиняна и «Сути времени». А всё это кажущееся бессмысленным вранье является, по мнению участников, на самом деле искусным пиар-приемом, который позволит обмануть не столь придирчивого читателя, отвлечь его внимание от истинных задач опроса и перевести его на те «намеки толстые на то, чего не ведает никто», которыми наполнены все остальные публикации «сериала».

Причем уже прямо в этой статье, которая пафосно называется «Нравственность в российском пространстве: приказано уничтожить?», толстые намеки расцветают пышным цветом.

«Составленная специальным образом [а разве может быть по-другому? — здесь и далее выделение в тексте цитаты и примечания в квадратных скобках — мои — Ю.К.], она скрывает от неискушенного [в чем?] читателя [видимо, имелся в виду респондент?] свои истинные цели [которые внятно описаны во вступлении к анкете] и осуществляет определенное воздействие [вот тут верно! — странно было бы, если бы воздействие было неопределенным] на его восприятие [чего?]… Участники круглого стола обсудили текст анкеты и механизмы её внедрения [куда?], обозначили точки опасности [что это?] от последствий проведения подобного анкетирования [то есть, видимо, от отчета по результатам исследования, которого на момент публикации еще не было и быть не могло], наметили стратегии [то есть больше одной стратегии] действий в отношении данной технологии изменения массового сознания [приехали! — а то было принято считать, что изменения в массовом сознании происходят медленно: годами, десятилетиями, иногда веками… а тут оказывается, что провел опрос — и готово!]… »

Конечно же, для решения таких многозначительно-таинственных проблем необходима специальная экспертиза! И круглый стол принимает решение: обращается «к Независимому экспертно-аналитическому центру, созданному 3 апреля 2013 г. на базе „Постоянно действующего круглого стола в защиту семьи, детства и духовно-нравственных ценностей“ с поручением осуществить анализ данного факта [какого?] и связанной с ним технологии [неужели технологии изучения общественного мнения?] и создать аналитическую записку для широкого информирования общества».

На этом усиленное живыми представителями хомо сапиенс сапиенс действие постоянно действующего стола завершилось. Хотя… в советские времена был такой анекдот, связанный с изобретением нейтронного оружия. Тогда говорили (и это недалеко от реальности), что нейтронная бомба убивает людей и животных, нарушает функционирование приборов, но относительно безопасна для недвижимости — зданий, сооружений и пр. СССР предлагал запретить нейтронное оружие, но США, естественно, отказались, и даже стали его производить и ставить на вооружение. Соответственно, анекдот был такой: в ответ на то, что США сбросили на СССР нейтронную бомбу, которая убивает всё живое, а объекты материальной культуры «не трогает», СССР сбросил на США свою последнюю разработку — каучуковую бомбу, которая при ударе о землю уничтожает 20 тысяч человек. Бомба всё еще прыгает. Так вот, народ с круглого стола разошелся, а «бомба всё еще прыгает».

В тот же день, 15 марта, в день нашего Марша, была опубликована вторая статья об анкете АКСИО-4 на сайте «Русская народная линия». Это была статья того самого профессионального пиарщика, который по должности должен координировать связи «Национально-освободительного движения» с обществом — Федора Степанова. Не будем сейчас выяснять, почему вместо того, чтобы принять участие в Марше Гражданского сопротивления и митинге, НОД в лице его координатора по связям с обществом занимался написанием статьи, направленной на дискредитацию «Сути времени» и ее лидера. Видимо, у них связи с каким-то другим обществом — с которым мы не знакомы. И НОДу важнее всего задавить гражданское сопротивление, поскольку они наверняка видят в любой самоорганизации граждан конкуренцию себе, любимым (они же выдают себя за национально-освободительное движение!).

Так вот, этот Федор Степанов, выдающий себя за православного народного освободителя, написал статью под оригинальным названием «Война цивилизаций» и подзаголовком _«.Информационно-психологические технологии в войне цивилизаций на примере опроса Центра «АКСИО». Статья, надо сказать, поражает… не только какой-то беспросветной некомпетентностью автора, он и наглой плагиаторско-компилятивной его сущностью. Большая часть статьи — это винегрет из цельностянутых у разных авторов мыслей, концептуальных подходов и текстов, но плохо или неверно понятых, плохо пережеванных и бездарно переписанных. Причем многое он списал не у кого-нибудь, а прямо у С. Е. Кургиняна и у авторов газеты «Суть времени».

Списал Ф. Степанов очень многое, но не всё. Но то, что автор написал сам, это… Вот, например, один из центральных тезисов статьи — противопоставление государства и цивилизации (настоятельно рекомендую читателям перед чтением последующего сесть, а лучше — лечь, чтобы от смеха не упасть и не повредиться):

«Рассматривая Россию как цивилизацию, мы повышаем уровень самоуважения…; опираемся на опыт поколений…; легко отличаем истинные ценности от ложных установок в пропагандистской и идеологической войне…

И наоборот, смотря на Россию, как просто государство, мы впадаем в прострацию… Каждый на субъективном уровне интерпретирует свою реальность, дает оценочные суждения, определяет ценностные ориентиры… Мы смотрим на мир, как дети, «с чистого листа»… И главное — у нас абсолютно отсутствует иммунитет к чуждой пропаганде и идеологиям».

Понятно? То есть автор озабочен тем, что и вся прогрессивная общественность — низким уровнем самооценки у россиян. И Ф. Степанов изобрел чудодейственный способ ее повышения — надо просто рассматривать Россию как цивилизацию! При этом автор уверен, что уровень самоуважения россиян сразу же поднимется на недосягаемую высоту: слово-то красивое, заграничное… Более того, именно рассмотрение России как цивилизации — это опора на опыт поколений, которые, по всей видимости, тоже рассматривали Россию как цивилизацию — наверное, с той же целью — повысить уровень самоуважения. Но самое-самое главное, что произнесение слова «халва» делает жизнь слаще рассмотрение России как цивилизации само по себе позволяет легко отличать истинные ценности от ложных! Потому что, видимо, само слово «цивилизация» — оно как волшебная палочка, как цветик-семицветик и как золотой ключик в одном флаконе: произнесешь его — и истинные ценности сразу отличаешь…

Но помимо доброй и праведной волшебной цивилизации есть еще и злое, неправедное, но тоже по-своему волшебное слово «государство». Потому что если рассмотреть Россию не как цивилизацию, а «наоборот» как «просто государство» (тут особенно доставляет слово «просто»), то всё буквально переворачивается с ног на голову. Говорим, что Россия — государство, — и немедленно все выпадаем в осадок впадаем в прострацию! И там, в этой прострации, представьте себе, субъективно интерпретируем реальность (надо понимать, что при «цивилизации» мы реальность не интерпретируем, тем более субъективно)  это же прямо ужас какой-то! Да и солипсизм, простите за неприличное слово. Не останавливаясь на этом, каждый еще и оценочные суждения норовит дать кому-то… Да это ж кошмар! — у этого «каждого» — ни стыда ни совести! Но это еще не всё — этот «каждый» еще и позволяет себе вырабатывать ценностные ориентиры! Да как можно, это же вообще беспредел какой-то! Кто ему разрешил, каждому? Но самое страшное, что происходит от рассмотрения России как государства, — это, конечно, то, что, с точки зрения Ф. Степанова, мы впадаем в детство. И смотрим на мир с чистого листа (что это значит, я не понимаю, но звучит устрашающе). Представляете? Впадаем в детство — и это после того, (а может, и одновременно — еще страшнее) как субъективно интерпретировали реальность, давали оценочные суждения и определяли ценностные ориентиры. Вполне естественно, что в таком состоянии мы, как пишет автор, теряем «иммунитет к чуждой пропаганде и идеологиям». Каковой иммунитет, по всей видимости, заключен в слове «цивилизация». Нет волшебного слова «цивилизация» — и нет «иммунитета» к чуждой идеологии! Мы прямо как без кожи, а плывем в кислоте… действительно, трудно нам, бедным.

Эта теория противопоставления цивилизации и государства и связанных с этим последствий для общества и граждан — безусловная находка Ф. Степанова. Где именно он это нашел — отдельная тема. Хочется только отдельно подчеркнуть, до какой степени этот выдающий себя за православного автор не уважает своих читателей, о которых он якобы заботится. Он, очевидно, уверен, что православные читатели сайта «Русская народная линия» — необразованное быдло (из словаря Ожегова: «Быдло (просторечное, презрительное) — о людях, которые бессловесно выполняют для кого-нибудь тяжелую работу»), которые не знают о существовании теории цивилизаций и теории государства, которые не догадываются, что нельзя противопоставлять одно другому, и которые понимают, что невозможно в здравом уме и твердой памяти написать всё то, что написал Ф. Степанов. Но он же пишет! Да еще и с видом эксперта, мэтра, излагающего неразумным истинное знание. Это и есть та самая позиция «пипл схавает», о которой мы говорили выше.

К сожалению, автор на этом своем «вкладе в науку» не останавливается, а пишет дальше. Поскольку предметом его заботы является анкета АКСИО-4, он берет быка за рога. И тем же тоном знающего истину в последней инстанции пишет:

«Делается ли этот опрос из лучших побуждений, научного интереса или преднамеренно совершается акт информационно-психологической диверсии, но негативное результирующее воздействие на сознание участников опроса и общества, после опубликования итогов этих исследований будет одинаковым».

Вот как! Спасибо автору за предположение о лучших побуждениях, но откуда он взял вот это «негативное результирующее воздействие на сознание участников опроса и общества»? Может быть, он вообще первый раз слышит об опросах? Это вряд ли — их проводится такое количество, что чтобы о них совсем ничего не знать, надо предпринимать какие-то специальные меры. Например, жить в бункере (или в пещере) и не уметь читать. Но непохоже, что Ф. Степанов живет в пещере, и хотя иногда возникает обоснованное подозрение, что он не умеет читать, но оно сходу отбрасывается: он же умеет писать! И не только умеет, но и пишет, пишет… Значит, предположение о том, что автор впервые узнал об опросах — отметаем. Тогда что?

Может быть, он против опросов вообще? Но это ведь тоже странное предположение, поскольку опросы — общепринятый в демократических странах способ выявления мнения общества по актуальным и важным для общества проблемам. Поскольку демократия, в теории, — это власть народа, а у народа могут быть разные мнения по одному и тому же вопросу, то демократия естественным образом превращается во власть большинства — то есть той части народа, мнение которой преобладает. Например, на выборах президентов или депутатов побеждает тот, кто набрал большинство голосов избирателей. Как узнать, что думает большинство и существует ли оно? Без выборов и референдумов (которые очень дороги и сложно организуемы) это можно узнать более или менее надежно только одним способом — с помощью опросов общественного мнения (понятно, что можно еще это делать аналитически, то есть с помощью углубленных раздумий, но это почти всегда очень неточно и ненадежно). Ну, если не считать «способом исследования» метод «государственного тыка», когда решение властью принимается без предварительного изучения мнения народа, а о мнении большинства узнают потом — по реакции народа на это решение. Например, приняли как-то англичане решение запретить индийцам собирать соль на берегу океана и вообще добывать соль из морской воды — чтобы они покупали соль, которую продавали им англичане и таким образом англичан дополнительно обогащали. Но внезапно оказалось (!), что подавляющему большинству индийцев такое решение не нравится. И они начали под руководством Махатмы Ганди протестовать против него — то есть нарушать запрет и собирать соль. И делать так стали сотни людей, потом тысячи, потом миллионы… А кончилось всё тем, что Великобритания потеряла Индию в качестве колонии. Но зато экспериментально задним числом измерили общественное мнение Индии относительно предпочитаемого источника соли и важности «соляной» проблемы для индийцев… Почему-то кажется, что для англичан было бы лучше сделать по-другому… И если не провести опрос, то хотя бы подумать.

Так вот. Единственный надежный и одновременно не супердорогой (в широком смысле) способ измерения общественного мнения и выявления мнения большинства — это опрос общественного мнения. Потому их так много и проводится, потому о них так много и сообщается, что не знать о них может лишь человек, живущих в бункере (см. выше). Так что вряд ли Ф. Степанов вообще против опросов общественного мнения — это было бы как-то совсем неразумно.

Остается только одно предположение: Ф. Степанов выступает против именно нашего опроса. Это предположение разумно как минимум по трем причинам. Во-первых, потому что он представитель НОД — организации, которая считает себя конкурентом «Сути времени». Во-вторых, потому, что Ф. Степанов принимал участие в том самом действии того самого постоянно действующего круглого стола, которое было описано в начале статьи и которое было посвящено анкете АКСИО-4. И, наконец, в-третьих, потому, что Ф. Степанов писал эту статью для «Русской народной линии», которая, как мы уже тоже говорили, ведет очень бурную деятельность по «разоблачению» С. Е. Кургиняна и «Сути времени».

Казалось бы — столько причин, Ф. Степанов мог даже выбирать, о какой писать, объясняя свое отрицательное отношение к опросу АКСИО-4. Но нет! Вместо реальных причин своего недовольства он использует выдуманную! Оказывается, анкета АКСИО-4 ему не нравится потому, что это «акт информационно-психологической диверсии», который будет иметь одинаково «негативное результирующее воздействие на сознание участников опроса и общества после опубликования итогов этих исследований». Что же это за диверсия и почему влияние опроса будет негативным? Чтобы объяснить это, Ф. Степанов затягивает песню о так называемом «Окне Овертона». В связи с чем мне тоже придется высказаться по этому вопросу.

Ф. Степанов начинает свои рассуждения с сильного, но абсолютно ничем не подтвержденного и не соответствующего действительности утверждения: «В открытом доступе огромное количество научно-методических материалов воздействия на сознание людей и обработки массового сознания. Одной из таких методик является «Окна Овертона» (В цитате сохранено авторское согласование слов).

Тут всё — неправда. Что касается первого предложения — то мне, например, неизвестно, где находится тот «открытый доступ», где лежит это «огромное количество» методичек по воздействию на сознание людей и обработке массового сознания. Зато я твердо знаю как минимум три важных и имеющих отношение к обсуждаемому вопросу обстоятельства.

Во-первых, наука еще слишком мало знает и о сознании, и о массовом сознании, чтобы предлагать какие бы то ни было «методики» целенаправленного воздействия на них, а уж тем более — их обработки, если понимать под этим, конечно, тоже какую-то целенаправленную деятельность. И то, что мы постоянно и ежечасно воздействуем на чье-то сознание (а некоторые из нас — и на массовое сознание) и сами оказываемся под чьим-то воздействием, вовсе не означает наличие «методик».

Во-вторых, особенностью любых «методик», которые имеют отношение к психике (а, следовательно, и к сознанию) человека является то, что человек эти методики и принцип их работы может понять, осознать. И как только это происходит, методики перестают действовать. Например, одной из известных человечеству издревле «методик» воздействия на индивидуальное и групповое сознание является ложь. Это очень эффективная «методика». Но как только человек или группа людей осознают, что им лгут, «методика» перестает действовать. Причем не только в отношении конкретной лжи, но и в отношении источника воздействия, то есть лгуна. «Mendax in uno, mendax in omnibus» («Солгавший единожды лжет всегда»), — гласит латинская поговорка. А римляне жили две тысячи лет назад, но уже и тогда было известно, что осознанная объектом воздействия «методика» воздействия на сознание имеет предел эффективности.

В-третьих, в силу второго обстоятельства, если бы и существовала какая-то «методика» воздействия, то ее бы хранили в тайне как самую большую драгоценность и столько, сколько возможно. Поэтому слышать об «огромном количестве» «методик» «в открытом доступе» просто-таки странно. Возникает представление, что человек не понимает, о чем говорит.

Что касается собственно «методики» под названием «Окна Овертона», то ее не существует. Совсем. Это «панама», как говорили раньше (выражение происходит от одной из самых больших финансовых пирамид в истории, связанной с акциями компании по строительству Панамского канала, от краха которой пострадали более 700 тысяч человек). Но в последнее время в интернете разразилась прямо-таки эпидемия сообщений об «Окнах Овертона» как суперэффективной технологии изменения общественного мнения, поэтому стоит внести ясность.

История с «Окнами Овертона» не лишена загадочности и немного напоминает приключенческий роман.

15 июня 2010 г. в книжные магазины Америки поступил политический триллер Гленна Бека «Окно Овертона». Книга моментально стала бестселлером и оставалась лидером продаж до сентября.

Автор романа Гленн Бек — очень известный в США человек. Он и политический радио- и телеведущий, несколько лет ведший общенациональные новостные программы, и автор и исполнитель популярного сатирического ТВ-шоу. Кроме того, он плодовитый писатель, книги которого несколько раз возглавляли список бестселлеров. Бек участвовал в президентской кампании Митта Ромни (он мормон, и Ромни — мормон, так что мормон поддерживал мормона). В 2009 г. попал в десятку «самых замечательных людей США», а в 2010-м оказался среди 100 «самых влиятельных людей США» в категории «Лидеры». Журнал The Times назвал его новой популистской суперзвездой телеканала Fox News.

Взгляды Бека очень разнообразны. Свою политическую ориентацию он определяет как «консервативную с либертарианским уклоном». Бек поддерживал агрессию США в Ираке, постоянно критикует ключевые для демократов концепцию глобального потепления как недоказанную и американскую стратегию чистой энергии и безопасности как форму перераспределения богатства. Бек требует отмены Киотского протокола, а деятельность Альберта Гора в области энергетики сравнивает с нацистской компанией против евреев. Одновременно он поддерживает однополые браки (а куда деваться? — у мормонов же многоженство).

Главная претензия критиков к Беку состоит в том, что, добиваясь популярности и денег любой ценой, он постоянно эксплуатирует склонность публики к раскрытию бесконечных заговоров. У Бека заговоры повсюду. Не явился исключением и его роман «Окно Овертона». Содержание этого фантастического триллера вкратце сводится к следующему. Главный герой — пиарщик по имени Ной Гарднер, абсолютно аполитичный человек вплоть до того момента, когда он встречает Молли Росс — женщину, которая знает, что скоро Америка будет потеряна навсегда. Гарднер считает это очередной теорией заговора, но вскоре Америка подвергается нападению. Тогда прозревший герой начинает борьбу. И вот в этой его борьбе заметную роль играет теория «Окон Овертона», которую в романе (повторим, это фантастический триллер на псевдополитическую тему) использует злобный (и при этом, что очень важно, лево-радикальный) начальник главного героя и потом разоблачает герой.

Роман «Окна Овертона» имел большой успех и вызвал лавинообразный интерес к «Центру публичной политики МакКинака», вице-президентом которого работал «автор концепции» Джозеф Овертон вплоть до своей гибели в авиакатастрофе в 2003 году. «Технология» «Окон Овертона» чуть ли не мгновенно стала популярной не только в Америке, но и во всем мире, она подавалась и обсуждалась как гениальная манипулятивная технология, с помощью которой якобы можно «впарить» обществу любую систему взглядов.

Между тем, сам Джозеф Овертон ни о какой теории, концепции и уж тем более технологии никогда не говорил и не писал (среди полного компендиума его статей, собранного на сайте «Центра публичной политики», где он работал, я вообще не смогла найти ни одной хотя бы отчасти теоретической: все статьи посвящены конкретным кампаниям, которые вел Овертон, и не содержат никаких упоминаний про «окна»). Однако про Овертона известно (из блогов его коллег), что, рассуждая о политике, он использовал метафору «окна политических возможностей». Суть этой метафоры состояла в том, что в каждый момент времени есть некое «окно возможностей» — то есть рамки, определенные медленным историческим развитием общественного сознания или какими-то резкими тектоническими сдвигами, связанными с крупными потрясениями типа войн. Если политик умеет чувствовать эти рамки и одновременно умеет из них не выпадать, то он будет успешен, считал Овертон. Если же политик не видит ограничений «окна политических возможностей» и выпадает из него, предлагая то, к чему общество не готово, то он неминуемо будет проигрывать на политической арене. Надо сказать, что эти представления вполне разумны и правильны, но никакой «технологии», конечно же, не содержат.

Откуда же взялась «технология» и кто ее автор? И здесь начинается самое интересное. Через несколько лет после смерти Овертона, в 2008 г., его коллега, президент «Центра публичной политики МакКинака» Джозеф Леман на одной из телепередач знакомится с Гленном Беком. И рассказывает ему о метафоре «окна политических возможностей» (об этом он пишет в своем блоге).

По-видимому (тут я перехожу в область предположений), встреча с Беком навела Лемана на мысль превратить «окно» в коммерчески успешный продукт, который бы вывел возглавляемый им Центр на новые рубежи. И тогда Леман выдумывает и описывает «технологию», придумывает примеры ее «использования» (например, широко известный пример о способе приучения общества к каннибализму), называет свою разработку в память коллеги «Окна Овертона» и приписывает ему.

Дальше всё это раскручивается как чисто коммерческий продукт, по всем правилам. Создается сайт, делается реклама… Но… не так-то просто раскрутить в Америке новый интеллектуальный продукт в области пиара — конкуренция, знаете ли, серьезная.

И тогда было придумано, на мой взгляд, гениальное решение, которое привело к роману Гленна Бека (интересно, что одновременно с романом вышла книга самого Джозефа Лемана «Окно Овертона»: сделано в Мичигане»; наверное, совпадение?). В романе у Бека «технология» применяется как оружие массового поражения — с ее помощью опасные левые радикалы постепенно захватывают власть в стране. Поскольку Бек — консерватор, а роман вышел во время правления демократов, то успех роману придала и политическая составляющая. Как писал один из американских критиков, «на самом деле эта теория специально создана для параноиков и сумасшедших правых, которые думают, что Обама является тоталитарным марксистским диктатором, свихнувшимся на мировом господстве… «Окно Овертона» является идиотской теорией, маскирующейся под «прорыв» в понимании политики. Ее ведущим сторонником является Гленн Бек с телеканала Fox News…»

В общем, роман вышел, имел успех, и «технология» приобрела всемирную известность. По сути, Гленн Бек осуществил product placement (скрытую рекламу) «технологии» и «Центра публичной политики» в своем очень «рейтинговом» романе. И задача Джозефа Лемана была блестяще решена — дела пошли в гору: с того времени Леман, как написано в справке о нем на сайте Центра, лично подготовил (то есть учил и консультировал) более 600 специалистов для think tank (фабрик мысли) — из 47 стран и 47 штатов США.

Вот такая вот история о рекламе, современной литературе и трудной судьбе пиарщиков в США. А что же «Окна Овертона»? А их нет! Это выдумка, мистификация. Которая в результате всех этих приключений стала очень популярной.

А как же вот эта вся «теория», спросят читатели? Неужели там всё неправильно? А вот эти вот «этапы» большого пути, на котором, как пишет Ф. Степанов, «совершенно чуждые обществу идеи, включая морально недопустимые явления можно технологически преобразовать от уровня общественного презрения до уровня общественно-приемлемой нормы и законодательного закрепления». Ф. Степанов, как, впрочем, и многие другие, совершенно неправ. В основном, в том, что «можно технологически преобразовать». Ничего, конечно, «технологически преобразовать» нельзя: общество — слишком сложная система, и мы о нем слишком мало знаем, чтобы можно было на него как-то целенаправленно воздействовать, тем более в части идеального: ценностей, целей, норм и пр. И очень удивительно, что люди, называющие себя православными, так сильно в нее поверили: все-таки человек не всемогущ (пока), да и в принципе не может быть всемогущ вроде бы?

Но тот факт, что технология подобная невозможна, не значит, что в истории с «Окнами Овертона» всё неверно. Популярность «технологии» демонстрирует, что что-то и Овертон, и Леман подметили верное, чему каждый может найти какое-то подтверждение в собственном опыте или в собственных знаниях.

Действительно, все мы знаем, что представления людей о мире, обществе, человеке не стоят на месте — они постоянно изменяются, хоть и медленно. Представления людей, скажем, каменного века или эпохи феодализма были очень далеки от наших, мягко говоря. Но между их представлениями и нашими есть прямая связь — через людей, поколения, общества. И если взять какой-нибудь узкий вопрос и исследовать, как именно менялось восприятие этого вопроса людьми и обществом, то мы, вполне вероятно, сможем обнаружить в этих изменениях какие-то следы тех этапов трансформации общественного отношения, которые описаны в «Окнах Овертона». Только очень важно следующее: отношение людей и общества к различным аспектам жизни меняется под влиянием объективных причин — в большинстве случаев материальных, а и иногда и духовных, но всегда объективных. А не субъективных, как предполагает «теория «Окон Овертона». И это — самое важное отличие действительности от вымысла, который мы видим в «Окнах Овертона».

Мне в голову приходит пример из собственного опыта — как поменялись за время моей жизни гигиенические привычки и представления о необходимой частоте купания.

Когда я родилась, мои родители жили в коммунальной квартире в старом петербургском доме, где не только ванны не было, но не было и горячей воды. Взрослые раз в неделю или реже ходили в баню, маленьких детей мыли чаще — в тазах, для этого ведрами кипятилась вода (я этого не помню, но мне рассказывали), когда дети чуть подрастали, их начинали мыть тоже раз в неделю, а потом начинали брать с собой в баню. Естественно, в баню можно было ходить хоть каждый день, но этого никто не делал — зачем?

Потом наша семья переехала в новый дом, в кооперативную квартиру. Там была и ванна, и горячая вода. Но… Купались, мыли голову (или принимали душ) всё равно только раз в неделю, по выходным. Даже мысли о том, что можно это делать чаще, не возникало. А те, кто мылся чаще, казались какими-то странными людьми, чуть не больными. (Это можно соотнести со стадией «Окон Овертона», на которой нечто становится из невозможного возможным, но кажется еще очень радикальным.)

Прошло 5–7 лет, всё больше людей получали собственное жилье, в новых квартирах были ванны и горячая вода, да и в старых домах начали вешать газовые колонки и ставить ванны. Всё больше семей получали возможность не ходить в баню и мыться в любой момент. И привычки стали потихоньку меняться: детей купали по-прежнему раз в неделю, но взрослые стали купаться или принимать душ чаще — перед походами в театр, например, перед важными событиями, и вообще по случаю. (Это соответствует в «Окнах» этапу, когда нечто перестает быть удивительным, редким и радикальным, а становится в определенных ситуациях приемлемым для всех.)

Прошло еще лет 7, и общественная атмосфера изменилась: каким-то образом стало нормальным принимать душ или ванну каждый день или через день, и детей это тоже касалось: их стали купать чаще, иногда просто по их желанию. Но квартиры с ванными и горячей водой всё еще были далеко не у всех, поэтому процесс шел медленно, вслух говорить о том, что «правильно» купаться каждый день, не полагалось. Более того, были распространены представления, что мыться каждый день (особенно мыть голову) — по разным причинам вредно. Отголоски этих представлений до сих пор можно видеть в надписях на бутылках с шампунями: «Подходит для ежедневного применения». (Эти изменения могут быть примерно соотнесены с этапом «Окон», когда что-то из разряда приемлемого в отдельных ситуациях постепенно начинает становиться нормой для всех).

Еще через 5–7 лет не принимать душ или ванну каждый день стало почти неприличным, особенно в среде молодежи. Это стало обязательным, было совершенно непонятно, как без этого можно обойтись. Когда люди оказывались в местах, где возможности мыться каждый день не было (например, в деревне или в маленьком городе, где всё еще были проблемы с горячей водой), они начинали чувствовать острый дискомфорт, им казалось, что наличие душа или ванны — чуть не самая главная проблема в жизни, потому что «если с утра не принять душ, то весь день насмарку, невозможно работать» и т. п. И самое интересное, что никто при этом не вспоминал, что каких-то 5 лет назад он спокойно жил без ежедневного душа и никакого дискомфорта не испытывал. (Это примерно соответствует этапу изменения отношения от нормального до престижного и потому обязательного.)

Мысль, мне кажется, ясна: действительно, в изменениях представлений людей и общества в целом о том или ином явлении можно усмотреть некоторые стадии или этапы, в которых можно иногда с большими или меньшими натяжками «узнать» этапы «Окон Овертона». Другое дело, что изменения в обществе происходят совершенно не потому, что кто-то этого хочет и кто-то этим руководит. Совсем другое дело, что понять, в каких именно ситуациях есть что-то похожее на «Окна Овертона», а в каких — нет, нам еще только предстоит и для этого понадобятся годы исследований (и в этих исследованиях опросы общественного мнения очень пригодятся). Но всё же Овертон и Леман верно подметили некоторые черты в истории изменений отношения общества к различным проблемам. И именно этим объясняется популярность этой «теории». Но не только этим.

Дело в том, что в «объективном» виде (то есть при ясном понимании, что произвольно представления людей изменить нельзя) «теория» была совершенно бесполезна для пиарщиков — во всяком случае, нажиться на ней было крайне затруднительно. И тогда Джозеф Леман, который и является настоящим автором «Окон Овертона», воспользовался древним приемом, который использовали еще древнеегипетские жрецы.

В знаменитом романе Болеслава Пруса «Фараон» есть не менее знаменитый сюжет, когда жрец Херихор, узнавший дату солнечного затмения от жреца-астронома, использует это знание в острейшей политической ситуации: для устрашения и деморализации народной армии, которая намеревается взять храмы штурмом, для отражения атаки армии фараона и, в конечном счете, для свержения фараона.

Жрец, конечно, знал, что движение светил и планет не подвластны людям и не означают гнев богов. Однако он смог использовать свое знание таким образом, что люди приняли затмение за гнев богов, знание жреца о затмении — за доказательство особой связи жреца с богами. И, в результате, стал фараоном.

Вот точно так же, на мой взгляд, решил использовать Джозеф Леман известную ему и во многом верную метафору своего коллеги Овертона об «окне политических возможностей». Кстати, у того же Болеслава Пруса есть прекрасный кусок на эту тему — разговор двух жрецов о неизбежности гибели фараона, «выпавшего» из «окна политических возможностей»:

— Если бы маслина созрела в месяце мехир или в месяце тот распустилась фиалка, они погибли бы, как гибнет всё, что появляется на свет слишком рано или слишком поздно. А ты хочешь, чтобы в век Аменхотепов и Херихоров на троне удержался фараон, рожденный для времен гиксосов. Всему сущему определены своя пора цветения и свой час смерти. Рамсес Тринадцатый родился в неблагоприятную для себя пору — и должен был уступить место другому.

— И ничто не могло спасти его?

— Я не знаю такой силы. Мало того, что он не отвечал требованиям своего времени и своего положения, он вступил на престол, когда государство находилось в упадке. Рамсес был молодым побегом на гниющем дереве.

Джозеф Леман сумел повторить «фокус» Херихора и сделать так, что люди приняли медленные и направляемые ходом истории и развитием материальной и духовной среды процессы за рукотворные или потенциально рукотворные. А саму «теорию» приняли за реальную методику, применяя которую можно решать любые политические задачи. И автор получил почти то же, что и Херихор: славу, влияние и деньги, которые, в конце концов, в современной Америке почти равноценны пшент — короне фараонов (ну что значат возможности фараонов в сравнении с возможностями современного богатого американца? — у фараонов даже айфонов не было, не то что айподов!).

Но если древних египтян еще можно как-то понять: всё же они не были недостаточно образованны, чтобы адекватно воспринимать солнечные затмения, то понять наших современников не так просто. Конечно, существуют мифы о всесилии пропаганды и промывании мозгов, но это же мифы… Но как можно поверить, что произвольными манипуляциями с информацией можно изменить массовое сознание, непонятно. Тем более это непонятно для людей, которые считают себя профессионалами в области политики, пиара, «связей с обществом» и пр. Каждому профессионалу, казалось бы, должно быть ясно, что максимум, что можно сделать, — это исказить представления людей о текущих или прошлых событиях, дав им ложную информацию. Да и то — ненадолго, ровно до момента разоблачения лжи — см. выше. Но сознание? Воздействовать на идеальное: ценности, смыслы, нормы, представления о том, что такое хорошо и что такое плохо? Это — невозможно. Как минимум — пока.

Возвратимся к нашим… добровольным подельникам постоянно действующего круглого стола-защитника нравственности. Конкретно — к Ф. Степанову, который, кратко изложив в своей статье гуляющую по интернету «методику» «Окон Овертона», обнаружил затем в анкете АКСИО-4 сразу все приемы этой «методики», заключающиеся в назывании в анкете тех явлений, общественное мнение о которых мы хотели измерить. И сделал вывод: «Таким образом, опрос „АКСИО“ реализует технологию „окон Овертона“ [как мы только что выяснили, не существующую в природе] и тем самым способствует внедрению в нашу жизнь ОДНОЗНАЧНО чуждых и разрушительных элементов для Русской цивилизации и ее народа [не очень понятно, чьего народа, ну да ладно]. Предмета для исследования НЕТ [исследования чего? — если нашей анкеты, то я согласна: ну какой из анкеты предмет исследования?], всё и так очевидно и понятно [с этим тоже согласна, так как Ф. Степанову, как мы могли убедиться, всё всегда очевидно, даже когда он не понимает, что сказал]_«..

Еще раз: Ф. Степанов на основании того факта, что в анкете называются своими именами явления, мнения о которых мы изучаем, делает вывод о применении нами «смертельно опасной» «технологии» Овертона и о том, что мы внедряем эти явления в жизнь. То есть заявляет буквально следующее: если говорить «халва», то жизнь станет слаще, а если говорить другое слово, начинающееся на ту же букву, что и халва, то это будет способствовать «внедрению в нашу жизнь ОДНОЗНАЧНО чуждых и разрушительных элементов для Русской цивилизации и ее народа».

Кстати. Как всем известно, русский народ обладает самой изощренной в мире системой обсценной лексики [обсценная лексика (от лат. obscenus — «непристойный, распутный, безнравственный»), непечатная брань, нецензурные выражения, ненормативная лексика, сквернословие, срамословие) — сегмент бранной лексики различных языков, включающий вульгарные, грубые и грубейшие (похабные, непристойные) бранные выражения]. Мало того, почти каждый носитель русского языка употребляет время от времени (многие — очень часто) эту лексику. А есть люди, речь которых почти целиком основана на этой лексике. Так вот, значения большинства слов и выражений этого сегмента лексики русского языка, известные всем его носителям, за исключением малых (самых малых) детей, в большинстве своем относятся к тем самым, по выражению Ф. Степанова, «абсолютно мерзким явлениям» и «непотребностям», которые обсуждаются в нашем опросе. И которые на приличном международном языке называются инцестом, гомосексуализмом, педофилией и пр. Если осознать, насколько часто представители «русской цивилизации» используют (то есть произносят вслух) эти слова и выражения, а также еще более обсценные производные от этих слов и выражений, то, следуя логике Ф. Степанова, можно было бы сделать вывод, что россияне — самые развратные и самые безнравственные люди на планете. Однако результаты нашего опроса свидетельствуют прямо противоположное: россияне если и не самые нравственные люди в мире (у нас нет данных, чтобы это утверждать, так как нет данных по многим странам), то уж точно — самый целомудренный народ Европы. Почему-то постоянное (и не без удовольствия) употребление без преувеличения всем народом на протяжении веков этой обсценной лексики не привело к сдвигу «окна Овертона» и к изменению ценностей и идеалов России. Почему же? Если «методика» так здорово работает, что от одной анкеты, которую заполнили 43 687 человек, практически вся нравственность, с точки зрения Ф. Степанова, может пойти прахом? Что-то тут не вяжется, не находите, уважаемые читатели? Вот и мне так кажется.

Но Ф. Степанову кажется не так! Да и не «кажется» — ему всё «очевидно и понятно». И поэтому он завершает свою статью смелым до безумия заключением (сохранена авторская пунктуация):

«Возможны только два объяснения [нашего опроса — Ю.К.].

Первое — антигосударственная диверсия и люди ее реализующие — враги России. Второе — преступление по неосторожности / недопониманию, тогда это глупцы. И им следует прекратить заниматься деятельностью по проведению социальных и политических опросов. Не созрели».

Просто поражаюсь я на Ф. Степанова! Потому что если он склоняется к первой причине, то он должен был бы писать свои размышления не на сайте «Русской народной линии», а на сайте ФСБ. А если он склоняется ко второй — то писать вообще не стоило, поскольку ограничить мою деятельность вряд ли удастся. Почему же, почему же, почему же всё это написано на «Русской народной линии»? Думаю, что возможно только два объяснения. Первое — что статья Ф. Степанова — просто глупость. Второе — что это злонамеренная антикургиняновская глупость, и именно поэтому статья опубликована на сайте «Русской народной линии». Не буду делать секрета — я склоняюсь к первому варианту: на второй как-то Ф. Степанов не тянет. Не созрел.

Ну, а завершает свое выступление г-н Степанов уже обсужденной нами выше очевидной ложью: «В любом случае необходимо предметно разобраться в этой ситуации и понять, кто стоит за Центром „АКСИО“ и запросить у них официальный комментарий по проводимому опросу».

Ну что сказать? Скажу так:

Господин Степанов! Как вы наверняка знаете, за центром АКСИО стою я. И прошу считать эту статью запрошенным Вами официальным комментарием.

Юлия Крижанская

Продолжение следует.