logo
Статья
/ Участники

Мы увидели энтузиазм и человеческое сочувствие, и интерес

Приветствую всех собравшихся!

Я хочу начать с того, что когда мы ведем какую-то деятельность, мы всегда задаем себе вопросы: какая у нас конечная цель и зачем мы это делаем? И занимаясь гуманитарной помощью, наверное, каждый из нас задавал себе этот вопрос. В нашей сегодняшней действительности и у детей, и у взрослых — у всех — отнимают... хотят отнять право на совместное, какое-то общее чувство, на общее самосознание, на общую историю, на историческую правду, в конце концов, и вопрос — удастся ли это сделать? Почему я говорю именно об этом? Потому что начиналось всё это у нас с одной-единственной школы, в которую мы пришли и не знали, что будет дальше, будет ли какой-то отклик. Пришли мы в эту школу и увидели там энтузиазм и человеческое сочувствие, и интерес.

И после этого — для нас это было неожиданностью — возникла некая волна, которая не была продиктована чьим-то указом, она была именно инициативной волной. И после этих месяцев работы сейчас в качестве статистики можно привести такие цифры: 197 школ в России откликнулись и отправили свою помощь или вот-вот отправят свою помощь конкретной или конкретным школам в Донбассе. Для нас это, естественно, означает огромный объем работ, но, с другой стороны, мы понимаем ценность этих связей. В проекте участвуют школы из 52 городов Российской Федерации, от Мурманска до Красноярска.

(Аплодисменты.)

Возможным это стало только благодаря искреннему отношению к этому проекту, которое было и есть и в нашем движении, и в родительском сообществе, и у самих детей. Без самих детей было бы невозможно ничего, потому что были такие случаи, когда ребенок, узнав о том, что есть такой проект, предлагает всей школе в нем поучаствовать. Были случаи, когда дети-беженцы хотели помочь школе, из которой они уехали. Количество гуманитарной помощи, переданной в рамках проекта из одних детских рук в другие, — более 22 тонн.

(Аплодисменты.)

Я еще зачитаю статистику, которая относится к РВС, — о гуманитарной помощи, которая была собрана не детьми (вот эти 22 тонны, о которых я только что сказала, — это собрали только дети!), а которую закупали на средства РВС. Это продовольствие на сумму 3 миллиона 318 тысяч рублей, лекарственные средства на 1 миллион 421 тысяч рублей. Причем это лекарственные средства как для больниц, так и для индивидуальных случаев, когда тяжелобольные люди нуждаются в этой помощи. Также были приобретены и отправлены в Донбасс канцтовары, оборудование для школьной столовой, одежда и обувь еще на 700 тысяч рублей.

(Аплодисменты.)

Это всё стало возможным только благодаря тому, что есть коллектив, который это может брать в свои руки.

(Аплодисменты.)

Реплика Марии Мамиконян, Председателя РВС

Все здесь сидящие родители понимают, что в каком-то смысле результат вот этой деятельности, вот этой связи между школами, может, даже важнее нашим детям в России, чем детям там, в Донбассе.

Хотя там, конечно, они принимают от сверстников эти посылки, даже письма и какие-то подарочки, открытки... они принимают это с огромной благодарностью. Но ведь здесь же взаимный процесс. И, может быть, даже важнее в каком-то смысле, что наши дети вдруг понимают, что можно быть солидарными, что нужно помогать другим, и делают это с невероятным восторгом, из раза в раз, во множестве школ, в разных регионах...

Это совершенно удивительное явление — после 25 лет приучения общества к тому, что должен быть капитализм и атомизация, вдруг это так замечательно происходит среди детей даже... И да, восстановление страны возможно только на этих путях — когда стоят какие-то там пяти-шестиклассники, вот так, взявшись за руки, стоят мальчишки, передают привет туда, на Донбасс, говорят: «Ребята, держитесь! Держитесь!», и при этом поднимают свои кулачки в приветствии «Рот Фронт» — не очень уверенно, потому что они про это знают, но никогда не делали. Вот это — совершенно невероятное впечатление от такой солидарности детей!

(Аплодисменты.)

Реплика Сергея Кургиняна, лидера движения «Суть времени»

А я хочу сказать о труде.

Во-первых, это всё надо отдать — а ведь всё собрано из небогатых семей, в которых далеко не так просто собирать эти деньги. Во-вторых, надо купить, в-третьих, это надо погрузить, в-четвертых, это надо доставить, в-пятых, нужно перевезти через границу, в-шестых, надо доставить до места, иначе... даже комментировать не буду... это бессмысленно, — это надо передавать из рук в руки.

Это особая совершенно трудовая деятельность бескорыстная, которую я, например, вдруг обнаружил в современной молодежи. Я считал, что этого уже никогда не будет, но это — колоссальный импульс, превращенный в труд, а не оставшийся только в чувствах, или, не знаю, только в готовности отдать деньги. Это дело, которое доводят до конца — с риском, организованно, на протяжении года, как все догадываются, без копейки денег, кроме тех средств, которые тратятся на медикаменты и всё прочее.

Это колоссальный труд, и сама способность к нему обнаруживает, что есть надежда, есть возможность того, что общество действительно пробудится, и тогда нам никто не страшен — никакие объединения никакого Запада!

(Аплодисменты.)