logo
  1. Мироустроительная война
  2. На пороге изменений
Название статьи Парага Ханны весьма примечательно — «Конец национального государства?» И именно с вопросительным знаком в конце названия. То есть явно присутствует перекличка с известной статьей Френсиса Фукуямы «Конец истории?»

На пороге изменений

Более года в рамках рубрики «Мироустроительная война» газеты «Суть времени» велось слежение за развитием конфликтов в Северной Африке и странах Ближнего Востока. Отслеживались передвижения огромных человеческих масс и действия отдельных политических фигур, целых армий и диверсионных групп. Рассматривалось воздействие на мироустроительные процессы финансовых потоков и религиозных проповедей. И всё более остро вставал вопрос о том, что же представляет собой собственно мироустроительное планирование и управление конфликтами, результаты которого на Ближнем Востоке видны всему миру.

Вопрос этот непростой, готовых ответов на него нет. И в любом случае, никакой ответ на этот вопрос невозможен, если не начать изучение именно с этой точки зрения деятельности западных «фабрик мысли», и прежде всего американских. То есть организаций, весь смысл существования которых заключается в разработке аналитических материалов для формирования военных и политических стратегий.

В связи с этим кафедра «Мироустроительная война» начинает публикацию обзоров работ американских «фабрик мысли», наиболее ярко отражающих именно мироустроительный подход к анализу мировой политики вообще и ситуации в зонах мироустроительных конфликтов в частности. При этом не ставится задача исчерпывающего рассмотрения деятельности всех без исключения «мозговых центров», которых только в США в 2012 году насчитывалось 1823. Ведь даже в число т.н. топовых организаций входит 55 центров, к которым относятся и Брукингс институт, и РЭНД-корпорейшн, и Институт внешнеполитических исследований, и Гуверовский центр, и многие другие. Интерес в данном случае представляют те работы и высказывания «фабрик мысли» за последний период, которые отражают общее направление западной мироустроительной мысли.

В предлагаемом обзоре будут представлены выдержки из тех работ, в которых речь идет о прогнозе и планировании американской позиции именно в мироустроительном ключе. М.Подкопаева

Рассмотрим несколько примеров аналитики в мироустроительном ключе в «мозговых центрах» США.

Один из таких крупных американских «мозговых центров» — US Army College Quarterly (USAWC). Данный армейский колледж — это не скороспелая структура. Официально он действует в США с 1901 года. В последнее время приобрел скандальную славу один из его авторов — небезызвестный полковник Ральф Петерс, опубликовавший статью с полностью перекроенной картой Ближнего Востока. Эту карту мы рассматривали ранее на страницах нашей газеты.

А вот фрагмент из статьи Петерса «Постоянный конфликт», который тот же US Army College Quarterly опубликовал летом 1997 года:

«Да, другие культуры переосмысливают свою идентичность — обычно без заметного успеха — и они да, пытаются избежать нашего влияния. Но американская культура это инфекция удовольствия, и вам не обязательно умирать от нее, чтобы ваши целостность и конкурентоспособность были подорваны. ... Нам не следует бояться пришествия фундаментализма или реджекционистских режимов. Они просто гарантируют провал своих народов, увеличивая при этом наше превосходство».

Разве в этом рассуждении не заложена уже будущая «арабская весна»? И даже задача точно обозначена: приход фундаменталистов к власти гарантирует провал народов.

В 2012 году тот же армейский колледж публикует обзорную работу, посвященную проблемам американской стратегии. Работа называется «Управление конфликтами и миростроительство (миротворчество): опоры новой американской большой стратегии».

В работе ясно обозначена проблема сверхдержавы: «Время бросает вызов большой стратегии. Будут или нет существовать США, определится в результате ответа на этот вызов... Необходим мысленный эксперимент, чтобы понять, как такая стратегия может выглядеть. В особенности два ее элемента — миростроительство (точнее — миротворчество, peacebuilding) и управление конфликтами».

В докладе приводится высказывание профессора Рэнделла Швеллера из Университета Огайо: «Большинство созданий новых договоров и глобальных управлений и учреждений в настоящее время возглавил не элитный клуб великих держав, но, скорее, субъекты гражданского общества и неправительственные организации [НПО], работающие со среднего звена государствами. Не создавая больше порядка и предсказуемости, этот взрыв так называемых институтов глобального управления увеличил хаос, случайность, фрагментацию, неоднозначность и непроницаемую сложность международной политики».

С опорой в том числе и на это высказывание в докладе сделан следующий вывод: «...Обстоятельств, которые могли бы дать перспективу создания миропорядка, в настоящее время просто не существует».

А значит, складывающаяся картина такова: старый миропорядок закончился, по-настоящему рулят «субъекты гражданского общества», а не государства, хаос растет, происходят непрерывные изменения, идут непрекращающиеся конфликты.

Можно сказать, что обозначенная здесь непрерывность изменений мироустройства — является основным предлагаемым обстоятельством для целого ряда материалов, выпускаемых и иными авторитетными американскими «фабриками мысли».

В ноябре 2012 года Международный центр Вудро Вильсона для специалистов (Woodrow Wilson International Center for Scholars) публикует на своем сайте статью Дэвида Рейески «Управление на пороге изменения».

Главные термины, вокруг которых строится текст статьи — «изменения» и «порог». Установочный тезис выглядит так:

«Представьте себе на минуточку мир, который быстро меняется в трех измерениях:

Структура: смещение от иерархичности к сетевому устройству;

Правообладание: переход от частного патентованного к открытым общедоступным моделям;

и Обмен: движение от классических рынков и товаров к подаркам и экономике вкладов.

Эти изменения ... бросают вызов традиционным представлениям о том, как мы управляем. Для публичных лиц, определяющих политику, эта формирующаяся указанными смещениями область создает возможности для конструирования политики следующего поколения, лидерства и управляющих стратегий, которые могут работать на пороге изменения».

Итак, вот в чем заключается самозадание и предмет исследования: как управлять, работая «на пороге изменения».

Каким образом автор видит эти «пороги»?

Читаем: «Пороги зачастую представляют собой пограничные пространства, где новшества процветают, где высока терпимость к неоднозначности, и где часто бывает конфронтация с тем, что Питер Бернштейн назвал «дикостью» — это мир изменения и неопределенности, который не приемлет простых решений, разрушает прогнозы и может зачастую приводить к просчетам правительства и руководителей, принимающих решения».

А теперь представим себе, как это выглядит, когда речь идет о Ближнем Востоке, например. Как выглядит, с точки зрения ливийской картины чудовищных разрушений, эта самая «дикость», а особенно «высокая терпимость к неоднозначности»? И что же это за «управляющие стратегии», которые должны в Сирии «работать на пороге изменения»? Уж не иностранные ли моджахеды с химическими подразделениями?

Однако и эти самые пороги интересуют автора «мозгового центра» именно в привязке к проблеме управления в условиях неопределенности:

«Мы попали в точку, которую недавно скончавшаяся политолог Элинор Остром однажды назвала ситуацией институционального выбора, когда несколько вариантов управления существуют одновременно. Определение подходов к управлению, которые работают в развивающихся системах, является важным управленческим вызовом».

Далее становится очевидно, что речь идет о переносе стиля деятельности хакера в сферу управления процессами:

«Если люди взламывают компьютерный код, биологию и производство, то почему бы не привнести того же самого смаку и инноваций в общественно-политические принципы путем установления общих рабочих площадок для политических зануд и других людей и групп, работающих в пограничных зонах?»

Вот что такое американская мироустроительная мысль в обнаженном виде — то есть тогда, когда аналитика еще не превратилась в политику. И далее — лирическое завершение тезиса:

«Переменчивость, свойственная этим пограничным зонам, и их трансграничный характер потребуют такого типа руководства, которое ранее было описано скорее как искусство, нежели наука, и должны содействовать эффективному взаимодействию между рядом действующих и появляющихся социальных акторов для того,... чтобы гарантировать всем партиям возможность выразить свои перспективы и интересы».

Это уж прямо законченное описание сирийского совета оппозиционных объединений. Уж наверное, для собственной территории США такой принцип управления не применили бы. И согласитесь, применять такую установку можно там, где процесс хаотизации зашел уже далеко (как например, в Сирии и Ливии). А вот, скажем, Египет до этого состояния пока еще не доведен.

Следующий текст, который хотелось бы рассмотреть в данном выпуске, принадлежит одному из известнейших аналитиков, пишущих о процессах в современном мире. И в нем не придется додумывать — где же подразумевается Сирия, где Ливия, а где еще неназванные страны. В этом тексте всё названо своими именами.

Перед нами совсем свежая статья эксперта Фонда Новая Америка (New America Foundation) Парага Ханны, вышедшая 15 октября 2013 года в The New York Times.

Начнем с того, что название статьи Парага Ханны весьма примечательно — «Конец национального государства?» И именно с вопросительным знаком в конце названия. То есть здесь явно присутствует перекличка с известной статьей Френсиса Фукуямы «Конец истории?» эпохи конца биполярного мира. В сегодняшней статье Парага Ханны очерчен конец мира национальных государств.

В статье обсуждается доклад Национального разведывательного совета США, публикуемый раз в пять лет и содержащий долгосрочные прогнозы. Сообщается, что в текущем году вышеназванный совет выпустил свой последний доклад под очевидно мироустроительным названием «Альтернативные миры». Доклад включал вероятные сценарии того, каким образом будет выглядеть мир через одно поколение от сегодняшнего.

Особое внимание автора статьи привлек один из сценариев доклада — «Безгосударственный мир».

Вот как его характеризует Параг Ханна:

Один сценарий — «Безгосударственный мир» — описывал планету, на которой урбанизация, технология и накопление капитала привели к такой картине. Правительства забрасывают реальные реформы и передают множество своих обязанностей третьей стороне, которая затем организует анклавы, действующие по своим собственным законам.

Воображаемой датой этих сценариев в докладе указан 2030 год. Но по крайней мере для «безгосударственного мира» можно было бы поставить и 2010: хотя многие из нас могут этого и не осознавать, но «безгосударственный мир» уже описывает многое из того, как глобальное общество уже действует. Не сказать, чтобы государства уже исчезли или исчезнут, но они становятся только лишь одной из форм управления среди многих.

Быстрый обзор мира показывает следующее. Там, где рост и инновации были наиболее успешными, гибридная связка публичного с частным и отечественного с зарубежным лежит в основе чуда. Это не государства, это «пара-государства», или в просторечии «особые экономические зоны»».

Что же за зоны имеются в виду? Это своего рода мир городов. Параг Ханна продолжает:

«... Мы должны думать за рамками четко определенных наций и «национального строительства». Мыслить надо в направлении интеграции быстро урбанизирующегося мирового населения прямо в региональные и международные рынки. Это, а не следование по пути посредничества центрального правительства, является вернейшим путем к увеличению доступности основных товаров и услуг, снижению бедности, стимулированию роста и увеличению общего качества жизни».

Главные слова здесь — сеть городских центров. А дальнейшее развитие мироустроительной мысли недвусмысленно указывает на то, какой именно регион пока что разрабатывается таким образом.

«Нигде больше, кроме как на Ближнем Востоке, важность переосмысления понятия «государство» не играет такой роли. Грустно осознавать бессмысленность кучи ежедневной аналитики по Сирии и Ираку, которая не может уловить того, что нет государства, обладающего божественным правом на существование. ...

Арабский мир не будет воскрешен в своей былой славе до тех пор, пока его карта не будет перерисована так, чтобы быть похожей на собрание автономных национальных оазисов, соединенных Шелковым путем коммерции».

Ну, так что? Кто решится сказать, что речь идет о россказнях подворотни, маргиналах шестого разлива или примитивной теории заговора?

Перед нами аналитик международного класса. И этот аналитик предъявляет свежий результат обобщений королей американских спецслужб, властителей дум западного спецсообщества.

Таков лишь первый взгляд на открытые материалы «фабрик мысли», участвующих в формировании американского курса, в том числе в зоне мироустроительных конфликтов. Изучение этих материалов мы продолжим в следующих выпусках.