Эксперты прогнозируют как минимум обострение конфликта внутри элиты Татарстана, а также рост антироссийских настроений и расширение коммуникаций с исламистами татарстанских и башкирских правозащитников и националистов

О некоторых сепаратистских тенденциях в России

Внимательный взгляд на процессы, протекающие в российских регионах в последние месяцы, не может не обнаружить несколько общих и достаточно тревожных тенденций, имеющих прямое отношение к проблематике диффузных сепаратистских войн. Какие-то из этих тенденций мы уже обсуждали в нашей газете, а какие-то выявляются впервые. Однако нельзя не отметить то, что все эти тенденции всё более явно обнаруживают взаимные связи. И это делает совсем не беспочвенным предположение о том, что управляют этими тенденциями из единых подрывных центров.

О каких же тенденциях идет речь?

Тенденция № 1 связана с непосредственной угрозой радикального ислама почти на всей территории России. Причем уже в значительной части российских регионов фиксируется деятельность исламистских организаций и подпольных террористических групп, наращивающих свою численность за счет вербовки представителей коренного русского населения.

Например, в первой половине декабря 2013 года в Новосибирском областном суде рассматривалось уголовное дело незаконного вооруженного формирования (НВФ) «Новосибирский джамаат». В ходе следствия было установлено, что бандгруппа, возникшая в 2011 году под руководством члена северокавказского НВФ А. Кунашева, вначале занималась грабежами для накопления финансовых средств и приобретения оружия, причем часть денег направлялась «братьям по джихаду» на Северный Кавказ.

Как выяснилось, в дальнейших планах банды было нападение на местное отделение полиции для пополнения оружейного арсенала, а затем «уход в леса» для ведения «партизанской войны». При задержании членов НВФ в 2012 году были изъяты вооружение и взрывчатка, которых хватило бы для совершения нескольких крупных терактов. По одной из версий следствия, «Новосибирский джамаат» являлся ячейкой исламистской сети «Кавказский эмират» Д. Умарова и боролся за «создание на территории области самостоятельного шариатского государства».

В этом случае особенно примечательно, что все рядовые члены бандформирования были русскими, принявшими ислам и завербованными либо в новосибирских тюрьмах и колониях, либо через местную «спортивно-криминальную среду». Причем о «росте числа русских подростков-ваххабитов в Сибири» с большой тревогой говорят и православные, и мусульманские священнослужители.

Мы уже сообщали в нашей газете о миграции исламистов в уральские и северные российские регионы с развитым нефтегазовым комплексом. Этот процесс не прекращается и, скорее, нарастает. В начале января 2014 года в Нижневартовске (Ханты-Мансийский автономный округ) был задержан очередной представитель запрещенной в России международной террористической организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Тогда же городская прокуратура обратилась в суд с требованием «закрыть интернет ресурс этой организации, содержащий экстремистские материалы».

В данном случае прокуратура решительно и своевременно отреагировала. Но, к сожалению, это происходит далеко не везде.

В сентябре и ноябре 2013 года в Казани вновь (как и в 2012 году) появились автомобили с символикой «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». Местные правоохранительные органы на публичные акции сторонников «создания мирового исламистского государства» (халифата) отреагировали далеко не сразу, объясняя свою пассивность «пробелами в федеральном законодательстве». Однако, как утверждают эксперты, «дело не в пробелах». Дело в том, что исламисты в Татарстане имеют растущую негласную поддержку со стороны части местной элиты.

Более того, похоже, что ряды покровителей исламских радикалов в Татарстане скоро пополнятся, ибо налицо тенденция № 2 — расширение и укрепление связей местных исламистов с правозащитниками и националистами.

Подчеркнем, что эти связи уже обозначались и раньше. Так, например, после июльских терактов 2012 года в Казани, в результате которых верховный муфтий республики И. Файзов получил ранение, а известный духовный авторитет В. Якупов был убит, начались аресты подозреваемых в этих преступлениях исламистов. Ответом на действия правоохранительных органов стали митинги («против притеснения мусульман»), организованные местным отделением «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» с участием татарских националистических организаций (являющихся, в свою очередь, сторонниками «независимости Татарстана»). Среди последних — Милли меджлис татарского народа (т. н. Национальное правительство в изгнании), Всетатарский общественный центр (ВТОЦ), союз татарской молодежи «Азатлык» («Свобода»). Все эти акции сопровождались статьями либеральных журналистов, обличавших власть в «гонениях на мусульман». И вскоре эта кампания в защиту хизбовцев была поддержана исламистами в Дагестане. Где, как мы уже писали, родилась провокационная идея провести большой «митинг против исламофобии» в Москве.

Теперь события развивается по очень похожему сценарию, ведущему к нарастанию в части татарстанской элиты антироссийских настроений.

Как мы уже сообщали, в ноябре 2013 года исламисты совершили в Татарстане несколько террористических акций. Среди них: обстрел самодельными ракетами нефтеперерабатывающего завода в Нижнекамске и поджоги православных храмов. Аресты подозреваемых в этих преступлениях вызвали в СМИ и социальных сетях кампанию публикаций и жалоб «родственников потерпевших», в которых говорилось о, якобы, «жестоком обращении с задержанными» и даже «пытках». Масштаб кампании побудил нового муфтия Татарстана Камиля Самигуллина к созданию специальной комиссии, которая слухи о пытках не подтвердила, но поспособствовала рождению новой многообещающей инициативы.

5 января 2014 года в Набережных Челнах собрались правозащитники и представители националистических организаций из Татарстана и Башкирии, решившие создать Мусульманский правозащитный центр. Эта структура, учреждение которой намечено на 1 февраля, должна взять под свою опеку мусульман, подозреваемых или обвиняемых в экстремизме, а также членов их семей.

Интересен круг участников данного начинания. Среди них, например, один из лидеров татарского национального движения второй половины 1990-х годов, писатель Айдар Халим, известный, в том числе, своими оскорбительными высказываниями о русском народе (например, в книге «Убить империю!»). А также «ветеран татарского сепаратизма» и «обличитель российской колониальной политики», глава Милли Меджлиса татарского народа Фаузия Байрамова.

Что принесет эта правозащитная инициатива на фоне принятия Госдумой РФ законов, ужесточающих наказание террористам, участникам бандформирований и членам их семей?

Эксперты прогнозируют как минимум обострение конфликта внутри элиты Татарстана, а также рост антироссийских настроений и расширение коммуникаций с исламистами татарстанских и башкирских правозащитников и националистов. А как максимум — вовлечение в этот разрушительный для государства процесс участников правозащитного движения и «националистов-уменьшителей» в других регионах России.

И здесь необходимо обратить внимание на тенденцию № 3, заключающуюся в появлении у татарстанских националистов и российских «белоленточников» (куда входят и значительная часть либералов, и «националисты-уменьшители») еще одной темы для общего консенсуса — поддержки украинского Майдана.

Еще 15 декабря 2013 года на сайте ВТОЦ (организации, выступающей за «консолидацию всех тюркских культур и создание конфедерации на территории Поволжья и Приуралья») от имени «политэмигранта, проживающего в Киеве», Н. Кашапова было опубликовано заявление в «поддержку Евромайдана».

Кашапов пишет: «Соотечественники! Граждане Украины! Все те, кого в эти дни объединяет слово «Майдан» — такое украинское, но уходящее своими корнями в тюркские языки! Далеко не случайно на многотысячном Майдане... вы видите сегодня и флаги крымских татар... Это естественно! Ведь европейский выбор Украины — это и выбор многострадального крымско-татарского народа... Сейчас крымские татары, как и все участники Евромайдана, протестуют. Против чего? Кто сорвал подписание соглашения об ассоциации Украины с ЕС?.. Ведь им предшествовала настоящая экономическая война, развязанная путинской Россией против Украины... Крымские и казанские татары всё это видят, быть может, острее, чем многие украинцы... Крымские татары, от души раздающие митингующим плов на Евромайдане, видят в Европе реализацию многих своих надежд и чаяний. Поэтому они поддерживают Майдан во всем. Слава Украине! Слава демократии!»

Здесь стоит напомнить о заявлении лидера Меджлиса («Крымско-татарского Национального собрания») Мустафы Джемилева в сентябре 2013 года о том, что в Сирии воюют крымские татары, являющиеся «приверженцами течения Хизб ут-Тахрир». И оговорить, что эта информация находит подтверждение и в других открытых источников.

А 25 января 2014 года, в разгар кровавых событий в Киеве, новостные агентства распространили «данные экспертов», согласно которым, «в составе боевых групп Майдана есть ветераны войн в Сирии, Чечне и Южной Осетии (на стороне Грузии). При этом депутат от «Партии регионов» О. Царев заявил, что «по информации сирийских спецслужб, около 400 наемников с Украины перед Новым годом начали возвращаться на родину».

Таким образом, можно с большой долей вероятности предположить, что в столкновениях на Украине вместе с боевиками из праворадикальных партий («Свобода» О. Тягнибока, Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона (УНА-УНСО), «Тризуб» имени Степана Бандеры и «Патриот Украины») участвуют и крымские татары из местной ячейки «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами».

А тем временем в Казани татарстанские националисты поддерживают местных «хизбовцев» и, видимо, собираются через правозащитную организацию защищать исламистов от «произвола правоохранительных органов».

Но это еще не всё.

17 декабря 2013 года (спустя два дня после письма в поддержку Евромайдана на сайте ВТОЦ) в соцсети «ВКонтакте» создается группа «Истинные Татары», от лица которой помещается следующий текст: «Татары активно поглощаются другими народами... Всё идет к тому, что через какую-то сотню лет татар как самостоятельного народа на Земле не будет... Мы должны спровоцировать мощную миграцию в Татарстан татар. Если нам удастся спровоцировать возвращение хотя бы полумиллиона татар, мы здорово усилим наши позиции».

Возникает вопрос: этот призыв относится и к татарам из «Хизб ут-Тахрир» и других исламистских организаций? Призывающие хотят перенести условный Евромайдан на улицы российских городов?

Обратим внимание на то, что 22 декабря на сайте ВТОЦ появился известный сепаратистский лозунг представителей белоленточного движения «Хватит кормить Москву!» с припиской «Наверное, Кавказу тоже надо стать суверенным?»

Тревожит и то, что наши «белоленточники» из разных регионов России всё чаще демонстрируют подчеркнутую солидарность с действиями участников протестных акций и погромов на Украине.

Например, в середине декабря на Евромайдане выступил активист оппозиционного движения «Общее дело» (из Екатеринбурга) Н. Богданов, заявивший о том, что «в России всё больше вменяемых людей, которые считают, что у нас один враг — это империя и это «совок». Братья, мы с вами!». Тогда же рок-журналист, участник белоленточных протестов 2011–2012 годов А. Троицкий заявил в Киеве, что «украинцами гордится весь демократический мир».

А вот и мнение «спецжурналиста» С. Белковского («Московский комсомолец» от 24.012014): «В.Янукович... покусился на главную национальную парадигму своей страны: Украина — не Россия. Ибо если Украина не идет в Европу, ее самостоятельное национально-государственное существование теряет смысл».

По сути, антигосударственная позиция наших белоленточников, в основном выступающих за децентрализацию власти в стране, регионализацию и ослабление России, общеизвестна и довольно часто предъявляется обществу. Но одно дело — публичные провокационные заявления, а другое дело, когда авторы подобных заявлений пытаются получить властный статус.

И здесь мы переходим к тенденции № 4 — стремлению представителей «оранжевой оппозиции» проникнуть в региональные органы власти.

В данном случае речь идет, например, об участии депутата Госдумы РФ, известного оппозиционера Ильи Пономарева во внеочередных выборах мэра Новосибирска, которые должны состояться 6 апреля 2014 года. Фактически И. Пономарев был одним из авторов идеи выдвижения единого кандидата от объединенной оппозиции, куда вошли все крупные партии, кроме «Единой России». Таким образом, по мнению участников этого предвыборного соглашения, создается реальная «альтернатива кандидатуре от партии власти».

Вопрос в том, какая будет альтернативная программа развития региона в случае победы И. Пономарева — участника белоленточного автопробега 2012 года с лозунгом «Хватит кормить Москву!», сторонника переформатирования федеративных отношений и независимости Сибири? Что будет происходить с Россией, когда в качестве «альтернативных проектов развития сибирских регионов» гражданам придется выбирать между планами «Новосибирского джамаата» и сепаратистской программой И. Пономарева?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER
Cтатьи газеты «Суть времени» № 62