logo
  1. Диффузные сепаратистские войны
Аналитика,
В западной прессе растет число публикаций, в которых исламистов в Татарстане и Башкирии стремятся представить жертвами бюрократов-исламофобов. А также благородной оппозицией, противостоящей диктаторскому режиму

Опасная игра в «борьбу с терроризмом»

Широкомасштабная операция против террористической группировки «Исламское государство» («ИГ»), осуществляемая США и их союзниками, по-прежнему сопровождается заигрыванием совокупного Запада с исламистами и желанием использовать ресурс радикального ислама против России. Для развития этой опасной игры западные кураторы и спонсоры киевской хунты активно используют те возможности, которые дает гражданская война на Украине.

Еще в мае 2014 года ветеран боевых действий во Вьетнаме, американский эксперт по вопросам безопасности Гордон Дафф в одной из своих статей заявил о том, что «страны НАТО и Саудовская Аравия создают на Украине базу для операций боевиков «Аль-Каиды» против России». И для реализации данной цели «проводится набор джихадистов из разных стран Европы». Одной из структур, созданных за счет такого набора, стал сформированный под патронажем ЦРУ «Батальон добровольцев им. Д. Дудаева», который уже находится в Днепропетровской области («вотчина» олигарха Коломойского) и готовится для участия в карательных операциях на Донбассе.

Тогда же, в мае, в западных СМИ появилась информация о том, что сотни хорошо подготовленных боевиков при помощи саудовских спецслужб были переброшены из Сирии в Киев для «содействия украинской армии».

А в начале октября стало известно о доставке из Ирака, Турции и Сирии «чеченских и киргизских боевиков для участия в военных операциях на Украине... и дальнейшего использования их против России». Причем этим пополнением планировалось усилить «дудаевский батальон» и сильно потрепанные в боях подразделения радикалов из числа крымских татар (и их союзников из «Хизб ут-Тахрир») и «Правого сектора».

При этом эксперты особо обращают внимание на то, что при посредничестве американцев были налажены коммуникации между лидером украинских «правосеков» Д. Ярошем и руководством «ИГ», которое ранее публично объявило войну России.

То есть, фактически речь идет о крупной операции по «перекачке» исламистского «ресурса» из Ирака и других горячих точек дальнего зарубежья на юго-восточную Украину. С дальнейшим использованием этого ресурса (значительную часть которого составляют выходцы из стран бывшего СССР) в Крыму и на юге России.

Одновременно нельзя не отметить попытки активизации «исламистского фронта», направленного против России, на Кавказе и в Поволжье. В числе исламистов, отличившихся в боевых действиях в Сирии, немало уроженцев Северного Кавказа и Татарстана, получающих в Сирии «боевой опыт» именно для переноса его на территорию нашей страны.

Например, во главе татарского отряда, с 2012 года воюющего с войсками Б. Асада, стоит выходец из Набережных Челнов Айрат Вахитов (по прозвищу Салман Булгарский). Чеченским полком «Джануд аль-Шам» на территории Сирии командует Мурад Маргошвили (Муслим аль-Шишани), с 2004 года тесно связанный с лидерами исламистского подполья в России.

Одним из крупных боевых командиров «ИГ» является этнический чеченец, уроженец Грузии Тархан Батирашвили (Омар аль-Шишани), принимавший участие в карательных операциях против Южной Осетии в августе 2008 года. Вот его недавнее заявление относительно планов на будущее: «Я приеду... и покажу русским. Со мной уже идут тысячи людей... Наша цель ясна... Наш путь лежит к халифату». А заместитель Омара аль-Шишани — Абдул Карим Крымский — еще в мае 2014-го призвал «мусульман Украины объявить России джихад».

По предварительным оценкам, в «ИГ» воюет порядка тысячи русскоговорящих джихадистов, значительная часть которых являются грузинскими чеченцами — уроженцами Панкиси. Напомним, что во второй половине 1990-х годов именно в Панкисском ущелье Грузия при поддержке стран НАТО создавала базы для подготовки боевиков исламистского подполья, активно действовавших на территории России.

В настоящее время Тбилиси планирует вновь открыть сеть этих «учебных центров», якобы для помощи США в борьбе против «ИГ». Но не получится ли так, что на этих базах опять будут формироваться диверсионные подразделения для террористических атак против нашей страны?

Зарубежные источники подтверждают факт участия исламистов из террористической организации «Имарат Кавказ» как в боевых действиях в Сирии, так и в карательных операциях в Донбассе в составе батальонов «Азов» и «Айдар». Именно с этим эксперты связывали временное снижение активности незаконных вооруженных формирований на Северном Кавказе. Но с осени 2014-го года, после некоторого затишья, степень террористической угрозы в Северо-Кавказском Федеральном округе вновь возросла. Чему свидетельством недавний теракт в Грозном, а также предотвращение крупных диверсий в Дагестане и на Ставрополье.

6 октября в результате спецоперации, проведенной в дагестанском селе Кироваул, был уничтожен один из первых боевиков, недавно вернувшихся из Сирии. И нет сомнений в том, что такие «возвращенцы» из различных исламистских организаций, повоевавшие в «горячих точках», в ближайшее время будут активно пополнять ряды исламистского подполья в России.

Например, на стороне сирийской оппозиции воюет порядка 500 боевиков из исламистской организации «Хизб ут-Тахрир» (проявляющей активность в Крыму, Башкирии, Татарстане, Курганской и Челябинской областях). А деятельность такой террористической организации, как «Исламское движение Узбекистана» (объявившей недавно о присоединении к «ИГ»), была уже выявлена в Тюменской области, Республике Марий Эл, Красноярском и Пермском краях.

Кроме того, продолжается вербовка новых «адептов» в исламистские вооруженные формирования не только через социальные сети, но и через «спецпункты», размещенные в городах с большими мусульманскими общинами. В числе таких городов — Волгоград и Астрахань.

14 октября на заседании Национального антитеррористического комитета (НАК) директор ФСБ РФ А. Бортников заявил: «В этом году произошло более чем двукратное сокращение количества преступлений террористической направленности, но... бандформированиям по-прежнему удается пополнять свои ряды новыми членами не только в Северо-Кавказском регионе, но и ... в Сирии». То есть, ясно, что если не проводить эффективную «предупредительно-профилактическую» работу, рано или поздно этот «исламистский потенциал» может развернуться на полную мощь в различных регионах России.

Однако, как показывают исследования, посвященные взращиванию и поддержке исламистских структур спецслужбами Запада и арабских государств, упомянутая «предупредительно-профилактическая» работа должна включать не только борьбу с радикальным исламом на своей территории, но и противодействие представителям тех стран, которые... объявили «войну международному терроризму».

Так, по данным российских правоохранительных органов на октябрь 2014 года, «в оказании различной помощи террористам, действующим на Северном Кавказе, задействовано более 60 международных экстремистских организаций, 100 иностранных фирм и 10 банковских групп. Офисы большинства этих структур располагаются в Северной Америке и Европе. Только в США поддержкой и сбором средств для северокавказских экстремистов занимаются почти 50 организаций».

И заметим — организаций отнюдь не маргинальных.

Среди них, например, «Американская мусульманская помощь» под руководством шейха Кишама Мухаммада Каббани. Этот религиозный авторитет возглавляет также «Высший исламский совет Америки», объединяющий порядка 15 миллионов мусульман США.

В этом же списке — созданный в 1999 году (начало «второй чеченской войны») ненавистником России З. Бжезинским «Американский комитет за мир на Кавказе», куда входят многие влиятельные элитные фигуры, имевшие отношение к внешней политике, обороне, разведке и крупному бизнесу США. Обратим внимание на то, что этот Комитет функционирует под эгидой такой правозащитной организации как Freedom House, финансируемой американским Госдепом, Управлением международного развития США и «Национальным фондом поддержки демократии». И напомним, что эти структуры давно и теснейшим образом включены в поддержку чеченских сепаратистов, а также организацию «оранжевых революций» на постсоветском пространстве и госпереворотов, осуществляемых в ходе так называемой «арабской весны» в странах Ближнего Востока и на Севере Африки.

Американцы, создававшие в конце 1970-х годов исламистские движения для работы против советских войск в Афганистане, после развала СССР стали курировать подготовку чеченских боевиков и оказывать информационную, финансовую, военную поддержку сепаратистам «Чеченской республики Ичкерия». В этом «проекте» им активно помогали спецслужбы Саудовской Аравии, Пакистана, Турции, Грузии и европейских союзников по НАТО.

Теперь эта же «компания» пытается расширить антироссийский «исламистский фронт» против России, включив в него и Поволжье, и Украину.

О Поволжье. С конца 2010 года в Татарстан стали довольно часто приезжать — под видом журналистов — бывшие работники зарубежных дипломатических ведомств и спецслужб. Эти «журналисты» не ограничивались беседами с представителями руководства республики, исламского духовенства и экспертами. Они искали встреч (и интервью) с религиозными фундаменталистами: ваххабитами и членами «Хизб ут-Тахрир». А такую свою любознательность объясняли желанием решить проблему «мирного сосуществования христианства и нетрадиционных течений ислама у себя, на Западе».

Работающие в Поволжье специалисты по радикальному исламу убеждены, что подобные «полевые исследования» призваны прозондировать возможности, имеющиеся у радикального ислама. А также оценить, в какой степени международная помощь может содействовать наращиванию этих возможностей. Причем речь идет о возможностях дестабилизации ситуации в России. Такое мнение экспертов подтверждается и фактами прямой вербовки местных радикалов.

Например, имам соборной мечети Альметьевска Назир Аухадеев был платным агентом, снабжавшим сотрудника диппредставительства Саудовской Аравии информацией о количестве мусульман, уже настроенных достаточно радикально. О тех группах внутри мусульман, которые можно, что называется, подогреть. А также о характере взаимодействия мусульман, принадлежащих к этим группам, с чиновниками и остальным населением региона.

При этом в западной прессе растет число публикаций, в которых исламистов в Татарстане и Башкирии стремятся представить жертвами бюрократов-исламофобов. А также благородной оппозицией, противостоящей диктаторскому режиму.

Можно предположить, что этот подход имеет целью включить зарубежных «специалистов по исламу» в кампанию реабилитации тех ваххабитов, которые после войны в Сирии собираются вернуться в Поволжье для усиления местного террористического подполья. Ибо Запад уже представляет их как «борцов с диктатурой злодея Асада».

Очевидно, что такое заигрывание с радикальным исламом может дорого обойтись Западу. Эксперты говорят как минимум о трёх тысячах религиозных фанатиков из европейских стран, воюющих на стороне «Исламского государства» и желающих приступить к созданию халифата у себя на родине. Причем, как показывают трагические события на Украине, эти фанатики готовы идти на союз с неонацистами, которых предостаточно в Европе и США.

Впрочем, для нас проникновение в тайну западного безумия, побуждающего элиты так называемых «просвещенных» стран содействовать террористам, ненавидящим эти страны, имеет второстепенное значение. Намного важнее — оценить исходящую из этого угрозу для России и своевременно принять необходимые меры.