logo
Статья
  1. Диффузные сепаратистские войны
Когда Крым находился в составе Украины, то на территории полуострова нашли пристанище многие исламистские организации, запрещенные в России

Осенняя блокада Крыма

* организация, деятельность которой запрещена в РФ

Киевская хунта всё более активно использует в своей антироссийской политике так называемый «крымско-татарский фактор». С лета 2015 года хунта активизировала использование этого фактора сразу по нескольким главным направлениям.

Направление № 1 — информационно-пропагандистская война, осуществляемая при непосредственном участии живущих на Украине лидеров Меджлиса крымско-татарского народа М. Джемилева и Р. Чубарова. Причем эта война ведется с опорой на нарастающую поддержку Украины со стороны США, стран Евросоюза и Турции.

Яркой демонстрацией такой внешнеполитической поддержки стал, к примеру, II Всемирный Конгресс крымских татар, прошедший 1–2 августа 2015 года в Анкаре. В Конгрессе приняло участие более 400 делегатов из 14 стран, включая Турцию, США, Канаду, Германию, Польшу, Румынию, Литву, Украину и бывшие республики Средней Азии.

В первый день Конгресса глава МИД Украины П. Климкин зачитал делегатам обращение П. Порошенко, в котором говорилось о планах «разработки «дорожной карты» по предоставлению Крыму — исторической родине крымско-татарского народа — статуса национально-территориальной автономии в составе Украинского государства».

Таким образом, власти Украины пообещали радикалам из Меджлиса то, что те требовали в своей «Декларации о национальном суверенитете крымских татар» в 1991 году. На протяжении 23 лет Киев не шел на расширение прав крымско-татарского народа (составлявшего порядка 12 % населения полуострова), понимая, что это может привести к неуправляемому росту межнациональных конфликтов, пагубному для Украины.

Теперь, после присоединения Крыма к России (весной 2014 года в результате всеобщего референдума), киевская хунта пытается эти конфликты спровоцировать, понимая, что они будут пагубны для России. И — подкидывает «меджлисовцам» еще один аргумент для наращивания антироссийской пропаганды.

На Конгрессе председатель Меджлиса крымско-татарского народа Р. Чубаров под всеобщее одобрение делегатов заявил: «Мы никогда не примем оккупацию Крыма Россией. Весь мир должен знать о том, что крымские татары — это не малочисленный народ, это коренной народ Крыма!»

Участники II Всемирного Конгресса крымских татар приняли обращение к ООН и ко всем государствам мира, в котором содержатся такие требования:

«1. Признать крымско-татарское население коренным, историческим и основополагающим народом Крыма, ...определение дальнейшей судьбы Крымского полуострова как единой их Родины всем крымским татарам, проживающим в разных уголках мира...

2. Немедленное прекращение со стороны РФ незаконной аннексии Крыма, восстановление территориальной целостности Украины...»

В результате в Анкаре была создана Международная общественная организация «Всемирный Конгресс крымских татар» (МОО ВККТ) под руководством Р. Чубарова, которая объединила крымско-татарскую диаспору и ее спонсоров по всему миру для дальнейшей борьбы против России.

Необходимо отметить, что 25 июля (за неделю до Конгресса в Анкаре) в Симферополе состоялась общенациональная конференция крымских татар, на которой II Всемирный Конгресс крымско-татарского народа был назван нелегитимным. Участники конференции обратились к президенту Турции Реджепу Эрдогану с просьбой «не принимать участия в Конгрессе, не отражающем мнение большинства крымских татар». При этом, вице-премьер правительства республики Крым Р. Бальбек предупредил, что «собрание лидеров диаспор в Турции станет началом для подготовки вторжения на полуостров с участием исламистов, получивших боевой опыт в Сирии».

К сожалению, турецкие власти, имеющие в стране самую многочисленную крымско-татарскую диаспору и зависимые от нее, не откликнулись на данную просьбу. Р. Эрдоган не посетил мероприятие, так как находился в зарубежной поездке, но прислал Конгрессу приветствие, а 3-го августа встретился с представителями Меджлиса. Во время этой встречи он заявил о том, что «Турция не признает, и не будет признавать аннексию Крыма» и будет содействовать «освобождению полуострова от оккупации».

А спустя почти полтора месяца после данных событий радикалы из Меджлиса приступили к реализации того сценария, о котором предупреждал вице-премьер Крыма Р. Бальбек.

И тут мы от рассмотрения информационно-пропагандистской войны против России (она же — направление № 1) должны перейти к рассмотрению иного типа войны, осуществляемой всё теми же силами.

Направление № 2 — инспирирование конфликтов на границе между Украиной и Крымом.

20 сентября 2015 года начались провокационные акции «меджлисовцев» на российско-украинской границе при активной поддержке радикалов из «Правого сектора»‌ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а также исламистов из добровольческого батальона «Крым».

Целью данных акций являлась продовольственная блокада Крыма. В результате были перекрыты три украинских пропускных пункта («Чонгар», «Чаплинка» и «Каланчак»), на которых в течение первых же суток скопилось несколько сотен фур. Причем, сами жители полуострова из-за небольшой зависимости от украинского продовольствия в результате блокады не пострадали, в отличие от украинских фермеров и перевозчиков, испытавших на себе обыски и поборы «правосеков» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). На пограничных пунктах при въезде в Крым были вывешены плакаты «Украина. Крымско-татарская автономная республика».

Но всё не ограничилось только продовольственной блокадой.

С 6-го октября на территории Херсонской области, граничащей с полуостровом, было предпринято несколько попыток взорвать опоры высоковольтной линии электропередачи (снабжающей электроэнергией Крым). При этом, использовались минометные мины 82-го калибра.

Эти провокационные акции привели к тому, что в конце октября Общественная палата (ОП) России предложила Генпрокуратуре РФ проверить Меджлис крымских татар на экстремизм. «Меджлисовцев» обвинили в связях с запрещенными в России «Правым сектором»‌ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и террористической организацией «Исламское государство»‌* (ИГ).

И здесь необходимо рассмотреть такие действия киевской хунты в отношении Крыма, которые не вписываются полностью в рамки первых двух уже описанных нами направлений антироссийской деятельности.

Направление № 3 — вовлечение в антироссийскую подрывную деятельность исламистов из международных террористических организаций.

Напомним, что когда Крым находился в составе Украины, то на территории полуострова нашли пристанище многие исламистские организации, запрещенные в России. Радикалы из Меджлиса контактировали с чеченскими боевиками, организовывали в крымских горах тренировочные лагеря совместно с такими террористическими организациями, как «Исламская партия Крыма», «Хизб ут-Тахрир» (‌организация, деятельность которой запрещена в РФ), «Серые волки», «Нурджулар»‌*.

Обратим внимание на то, что часть этих организаций «были родом» из Турции, которая впоследствии стала основной транзитной территорией для проникновения исламских боевиков в Сирию.

Согласно экспертным данным, в 2013 году в Крыму находилось уже более 300 боевиков, которые вернулись с территории Сирии. Речь шла о крымско-татарских радикалах и членах запрещенной в России террористической организации «Хизб ут-Тахрир» (‌организация, деятельность которой запрещена в РФ), получивших боевой опыт в рядах ИГ*, а также других террористических группировок. Причем, по данным правоохранительных органов, «хизбовцы» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) имели к тому времени на полуострове до 10 тысяч своих сторонников.

После присоединения Крыма к России значительная часть исламистов перебралась на Украину, и влилась в состав карательных батальонов, бесчинствующих в Донбассе.

В июле 2015 года в составе ВС Украины началось формирование нового крымско-татарского батальона «Крым» на основе разгромленного в «Иловайском котле» (в августе 2014-го) воинского подразделения исламистов с таким же названием.

1-го августа на II Всемирном Конгрессе крымских татар в Анкаре бывший председатель Меджлиса (в 1991–2013 гг.) М. Джемилев заявил о назначении данного батальона следующее: «...Мусульманский батальон... преимущественно будет дислоцирован в приграничной с Крымом Херсонской области. Уже изъявили желание служить в нем довольно большое число чеченцев, ингушей, азербайджанцев, узбеков и других национальностей... Мусульманский батальон предполагается использовать для контроля над прохождением людей и грузов между Крымом и Украиной... И может быть использован... после освобождения Крыма от оккупации — для обеспечения правопорядка».

То есть, речь идет о планах киевской хунты по созданию диверсионно-разведывательного подразделения, которое впоследствии может выполнять и роль полиции в будущей «Крымской национально-территориальной автономии».

Кого же может привлечь Киев в ряды нового батальона «Крым»?

Обратим внимание на несколько потенциальных групп.

Первая группа– исламские радикалы из числа беженцев с Крымского полуострова, которых лидеры Меджлиса целенаправленно размещают в Херсонской области (где, заметим, уже проживает 10-тысячная диаспора крымских татар). С этой целью для переселенцев выделяется земля под застройку, открываются Духовно-культурные центры и школы.

Вторая группа — северокавказские боевики, уже воюющие в Донбассе с 2014 года в составе «Батальона имени Д. Дудаева» и «Батальона имени шейха Мансура».

Третья группа — исламисты из запрещенных в России террористических организаций «Имарат Кавказ»‌ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Хизб ут-Тахрир» (‌организация, деятельность которой запрещена в РФ), воюющие в составе других карательных батальонов.

Четвертая группа — крымские татары, воюющие в Сирии и готовые вернуться на полуостров.

В ноябре 2014 года муфтий Таврического муфтията Руслан Саитвалиев заявил, что «среди боевиков ИГ* немало выходцев из Крыма, около 500 человек, ...часть из них могут проникнуть в Крым и найти поддержку среди местных ваххабитов и «Хизб ут-Тахрир»» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Представители правоохранительных органов считают эти цифры несколько завышенными, но при этом утверждают, что «в Крыму на основе существовавших еще с 90-х годов вербовочных центров исламистов создается агентурная сеть, поставляющая боевиков в «ИГИЛ»‌*» . Так что неизвестно, сколько исламистов с полуострова смогут еще попасть в Сирию. Тем более, вербовка идет и на территории Украины.

Так, в октябре 2015-го вице-премьер крымского правительства Р. Бальбек заявил, что _«лидеры Меджлиса, обосновавшись в Украине, окружили себя крымскими радикалами, которые воевали в рядах ИГ__ ...и строят планы по созданию партизанских отрядов в Крыму из числа крымских татар»_. При этом, указывается на то, что М. Джемилев и Р. Чубаров причастны к вербовке исламистов в ИГ, а также другие террористические организации.

Эксперты говорят о наличии двух отдельных крымско-татарских батальонов, воюющих в Сирии в составе ИГ* и «Аль-Каиды»‌ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), на  это указывают  одно немаловажное событие.

2 ноября 2015 года в интернете появилось обращение лидера запрещенной в РФ террористической организации «Аль-Каида»‌ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Аймана аз-Завахири с призывом к исламистским группировкам в Сирии остановить внутренние конфликты и направить объединенные усилия на борьбу с общими врагами, среди которых названы «американцы, русские, иранцы, алавиты и «Хезболла».

Неизвестно, смогут ли преодолеть внутренние конфликты и объединить свои усилия исламисты в Сирии. Но уже ясно, что на Украине состоялся альянс киевской хунты и ее зарубежных покровителей с международными террористическими организациями. Будучи едины в своем стремлении оторвать Крым от России, Киев и лидеры Меджлиса готовы истребить в сооружаемой ими террористической войне значительную часть населения полуострова, включая тех же крымских татар.

Долг России, а также ее союзников по антитеррористической коалиции — не допустить такого развития процесса.

  • «Исламское государство»‌* (ИГ/ИГИЛ‌*/ISIS‌*/ Daesh‌‌* — ДАИШ‌*) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.