Посмотрим, как на деле соблюдаются права и свободы человека и гражданина на примерах из практики РВС

Ошибки и нарушения, допускаемые органами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, и законодательный заслон РВС

Основными принципами государственной гражданской службы, согласно Статье 4 Федерального закона «О Государственной гражданской службе в РФ» № 79-ФЗ от 27 июля 2004 года, являются:

П.1) приоритет прав и свобод человека и гражданина;

П.4) профессионализм и компетентность гражданских служащих;

П.6) доступность информации о гражданской службе;

П.7) взаимодействие с общественными объединениями и гражданами.

Посмотрим, как на деле соблюдаются права и свободы человека и гражданина на примерах из практики Общероссийской общественной организации «Родительское Всероссийское Сопротивление».

Одним из главных направлений деятельности «Родительского Всероссийского Сопротивления» является работа по восстановлению нарушенных прав граждан, под разными предлогами лишенных детей и внуков. Практика показывает, что использование ювенальных технологий делает из детей, лишенных попечения родителей и кровных опекунов, рыночный продукт. Я специально употребляю здесь слово «лишенных», вместо «оставшихся», поскольку многие из них остаются без попечения кровных родственников не в силу объективных причин, а по злой воле посторонних, принимающих решение об их дальнейшей судьбе. Особенно опасно, когда в этом процессе участвуют органы опеки и попечительства, а также правоохранительные органы, выполняющие свои функции от имени государства. Опасно превышение своих полномочий должностными лицами по некомпетентности (добросовестному заблуждению и незнанию закона), по халатности (знанию законов и нежеланию их выполнять), или по преступному умыслу, где и то, и другое, и третье — преступление.

На 23 сентября 2013 года в единой базе «РВС» по стране зарегистрировано 77 случаев изъятия детей, в большей своей части неправомерно.

Согласно аналитическим отчетам, поступающим от активистов с мест, при изъятии детей, передаче их на воспитание опекунам и попечителям, в детские учреждения (детские дома, приюты), были допущены следующие нарушения, повторяющиеся в различных регионах с некоторыми вариациями:

Со стороны органов опеки и попечительства чаще всего указываются следующие нарушения:

Со стороны сотрудников детских учреждений системы профилактики безнадзорности правонарушений и преступлений, таких как детские дома и приюты, отмечены следующие нарушения:

Из всего многообразия нарушений я вычленила самые распространенные. Ими являются:

Со стороны органов опеки:

Со стороны органов полиции:

Со стороны администрации детских учреждений:

Подходов к искоренению правонарушений и преступлений в интересующей нас сфере несколько.

1. Для преодоления правового нигилизма необходимо:

1) объявить «мораторий» на подписание каких бы то ни было международных договоров и конвенций в области семейной политики и защиты прав детства;

2) провести инвентаризацию российского законодательства, регламентирующего семейные отношения и отношения в области защиты прав детей;

3) провести экспертизу семейного законодательства и законодательства в области защиты прав детства, принятого во исполнение ратифицированных международных договоров и конвенций, обобщив практику правоприменения;

4) особое внимание обратить на соответствие действующего законодательства Конституции Российской Федерации и либо отменить нормы, принятые вопреки интересам граждан Российской Федерации и противоречащие Конституции, либо внести изменения в Конституцию и сохранить нормы, введенные в действие Международными Договорами и Конвенциями, прошедшие законодательную экспертизу;

5) только после проведения всех вышеописанных процедур в случае насущной необходимости — обращаться к новому международному законодательству.

В этом случае будет преодолено хаотичное законотворчество, правоприменение станет стабильным, а обучение должностных лиц — эффективным. Указанная проблема будет снята.

2. Для искоренения халатности со стороны должностных лиц необходимы решения:

1) проблем самоконтроля;

2) проблем внешнего контроля, который в свою очередь может быть как ведомственным, так и общественным.

В настоящее время при анализе своей работы, например, сотрудники органов опеки сталкиваются с несоответствием требований, предъявляемых разработанными на западе инструкциями и регламентами по межведомственному взаимодействию и навязанными для исполнения во многих регионах, российскому законодательству.

Статья 15. ФЗ № 79-ФЗ устанавливает

Основные обязанности гражданского служащего

Она гласит:

1. Гражданский служащий обязан:

П. 1) соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы,

и при этом:

п. 2) исполнять должностные обязанности в соответствии с должностным регламентом;

п. 4) соблюдать при исполнении должностных обязанностей права и законные интересы граждан и организаций.

Кто, что называется, в теме, тот понимает, о чем идет речь: именно регламенты по межведомственному взаимодействию на сегодняшний день мешают органам опеки соблюдать Конституцию и законы Российской Федерации.

Статья 18. Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» №79-ФЗ от 24 июля 2004 года предъявляет следующие требования к служебному поведению гражданского служащего:

1. Гражданский служащий обязан:

1) исполнять должностные обязанности добросовестно, на высоком профессиональном уровне;

2) исходить из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют смысл и содержание его профессиональной служебной деятельности;

Согласно ст. 15 названного закона гражданский служащий обязан:

9) проявлять корректность в обращении с гражданами;

10) проявлять уважение к нравственным обычаям и традициям народов Российской Федерации;

11) учитывать культурные и иные особенности различных этнических и социальных групп, а также конфессий;

12) способствовать межнациональному и межконфессиональному согласию;

13) не допускать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его репутации или авторитету государственного органа.

На деле же получается по-другому. Выполняя ведомственные установки, некоторые служащие нарушают российское законодательство, а также посягают на общественную и религиозную нравственность, на культурные традиции народов Российской Федерации.

Сотрудник поставлен в условия обязанности достижения ложной цели, например, такой, как раннее выявление детей, пострадавших от жестокого обращения родителей или лиц, их заменяющих, причем одна часть сотрудников понимает ложность поставленной цели, но вынуждена ее достигать под угрозой увольнения или наказания. Вторая часть сотрудников, искренне заблуждаясь, работает на достижение ложных целей, стараясь показать «высокие результаты» своей работы. Подобное состояние у многих приводит к раздвоенности сознания, что провоцирует развитие бесчувственности по отношению к чужой боли. Поэтому неудивительно, что некоторые чиновники из опеки зачастую кажутся зомбированными, зацикленными на достижении поставленных им ложных целей.

Вместе с тем, если бы уровень профессиональной подготовки кадров повышался системно, то каждый служащий обязан был бы знать и безукоризненно соблюдать Закон, регламентирующий его деятельность, в котором, между прочим, имеется очень хорошая норма, никем не применяемая:

Статья 15:

2. Гражданский служащий не вправе исполнять данное ему неправомерное поручение. При получении от соответствующего руководителя поручения, являющегося, по мнению гражданского служащего, неправомерным, гражданский служащий должен представить в письменной форме обоснование неправомерности данного поручения с указанием положений законодательства Российской Федерации, которые могут быть нарушены при исполнении данного поручения, и получить от руководителя подтверждение этого поручения в письменной форме. В случае подтверждения руководителем данного поручения в письменной форме гражданский служащий обязан отказаться от его исполнения.

3. В случае исполнения гражданским служащим неправомерного поручения гражданский служащий и давший это поручение руководитель несут дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность в соответствии с федеральными законами.

Причем, если выполнение части второй вышеприведенной статьи зависит только от уровня мышления самого государственного служащего, то выполнение части третьей указанной нормы целиком лежит на гражданском обществе, в силах которого не проходить мимо нарушений закона и добиваться привлечения виновных лиц к ответственности.

Добиться качественного ведомственного внешнего контроля сложно, поскольку сам же контролер и ставит исполнителю ложные задачи. Вместе с тем руководитель ведомства также является государственным гражданским служащим и обязан:

4) не оказывать предпочтение каким-либо общественным или социальным группам, организациям (например, таким, как детские дома, контингент которых пополняется не без участия органов опеки и попечительства);

5) не совершать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению должностных обязанностей (например таких, как участие в работе просемейных и продетских НКО, заинтересованных в выявлении как можно большего количества семей, находящихся в трудной жизненной ситуации, или выявлении случаев «жестокого» обращения родителей со своими детьми);

7) соблюдать нейтральность, исключающую возможность влияния на свою профессиональную служебную деятельность решений политических партий, других общественных объединений, религиозных объединений и иных организаций;

8) не совершать поступки, порочащие его честь и достоинство; осуществлять профессиональную служебную деятельность в рамках установленной законодательством Российской Федерации компетенции государственного органа;

При работе по так называемым ювенальным случаям активисты повсеместно сталкиваются с превышением госслужащими должностных полномочий, прикрываемых вышестоящими руководителями в порядке подчиненности. Ни одна жалоба, написанная активистами и потерпевшими на действия должностных лиц, не была признана вышестоящими руководителями правомерной, в то время как в суде неправомерность, как правило, подтверждается.

География нарушений, согласно представленным аналитическим отчетам с мест, распростерлась от Смоленска на западе до Благовещенска на востоке страны. На сегодняшний день особо тревожное положение с соблюдением семейного законодательства выявлено активистами «РВС» в Тверской, Кемеровской, Новосибирской областях, Москве и Московской области.

В Статье 19. «Урегулирование конфликта интересов на гражданской службе» вышеназванного закона дается понятие такому явлению, как «конфликт интересов», а также разъясняется порядок действий вышестоящего руководителя при обнаружении конфликта интересов:

1. Конфликт интересов — ситуация, при которой личная заинтересованность гражданского служащего влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью гражданского служащего и законными интересами граждан, организаций, общества, субъекта Российской Федерации или Российской Федерации, способное привести к причинению вреда этим законным интересам граждан, организаций, общества, субъекта Российской Федерации или Российской Федерации.

2.3. Под личной заинтересованностью гражданского служащего, которая влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей, понимается возможность получения гражданским служащим при исполнении должностных обязанностей доходов (неосновательного обогащения) в денежной либо натуральной форме, доходов в виде материальной выгоды непосредственно для гражданского служащего, членов его семьи или лиц, указанных в пункте 5 части 1 статьи 16 настоящего Федерального закона, а также для граждан или организаций, с которыми гражданский служащий связан финансовыми или иными обязательствами.

(Наметившаяся в последнее время тенденция по отобранию детей из кровных семей по различным надуманным предлогам в семьи опекунов и патронатных воспитателей не оставляет сомнения у общественности в преобладании при решении вопросов об отобрании детей коррупциогенной составляющей, превратившей некоторые отделы «по обеспечению прав детей» в отделы кадров по трудоустройству приемных родителей).

4. Представитель нанимателя, которому стало известно о возникновении у гражданского служащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, обязан принять меры по предотвращению или урегулированию конфликта интересов, вплоть до отстранения гражданского служащего, являющегося стороной конфликта интересов, от замещаемой должности гражданской службы в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

4.1. Непринятие гражданским служащим, являющимся представителем нанимателя, которому стало известно о возникновении у подчиненного ему гражданского служащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, мер по предотвращению или урегулированию конфликта интересов является правонарушением, влекущим увольнение гражданского служащего, являющегося представителем нанимателя, с гражданской службы.

Несмотря на данные законом полномочия, большинство руководителей не пользуется указанной нормой. Таким образом, на деле мы видим, что механизм ведомственного внешнего контроля не работает. Согласно отчетам активистов РВС, ни одна жалоба на неправомерные действия сотрудников опеки и попечительства, направленная в адрес глав администраций, не была рассмотрена объективно, в решении спора однозначно принималась сторона служащего, а заявителю давалась отписка. Такая беспринципность и служение корпоративным интересам ведут к нарушению прав граждан, подрыву авторитета органов власти и муниципальных образований.

Закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации» предусматривает, что для соблюдения требований к служебному поведению гражданских служащих и урегулирования конфликтов интересов в государственном органе, федеральном государственном органе по управлению государственной службой и государственном органе субъекта Российской Федерации по управлению государственной службой (далее — орган по управлению государственной службой) образуются комиссии по соблюдению требований к служебному поведению гражданских служащих и урегулированию конфликтов интересов (далее — комиссия по урегулированию конфликтов интересов).

Комиссии по урегулированию конфликтов интересов формируются таким образом, чтобы была исключена возможность возникновения конфликтов интересов, которые могли бы повлиять на принимаемые комиссиями решения.

А для этого в нее могут входить:

А) представители общественного совета, образованного при федеральном органе исполнительной власти в соответствии с ч. 2, ст. 20 ФЗ от 04 апреля 2005г. № 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации»;

Б) представители общественной организации ветеранов, образованной в государственном органе;

В) представители профсоюзной организации, действующей в установленном порядке в государственном органе.

Включение в состав комиссий по урегулированию конфликта интересов представителей общественности может способствовать объективному рассмотрению жалоб граждан на неправомерное поведение гражданских служащих, злоупотребляющих своим положением, имеющих экономическую заинтересованность в проведении незаконных решений. Но проблема заключается в том, что на практике не находится таких граждан, потерпевших от незаконного поведения должностных лиц, которые бы: 1) осмелились подать жалобу, 2) сумели доказать неправомерность поведения должностного лица. Поэтому активную роль в осуществлении общественного контроля над органами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних могли бы сыграть активисты общественных родительских организаций. Что, в конечном счете, способствовало бы более добросовестному отношению к служебным обязанностям государственных гражданских служащих.

Проблему предотвращения должностных преступлений со стороны органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в сфере защиты прав детей мог бы решить проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Концепции государственной семейной политики на период до 2025 года», подготовленный общественным движением «Суть времени» в лице юристов отделения «Юридический фронт» и юристов «Родительского Всероссийского Сопротивления».

Пояснительная записка к Проекту Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Концепции государственной семейной политики на период до 2025 года»

Введение

Концепция государственной семейной политики на период до 2025 года подготовлена рабочей группой № 1 Координационного совета при Президенте Российской Федерации по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы.

Поскольку Концепция государственной семейной политики является документом, призванным обозначить «систему целей, задач, принципов, приоритетов и мер, направленных на укрепление, развитие и защиту института семьи как фундаментальной основы российского общества, сохранение и восстановление традиционных семейных ценностей, повышение социальной роли семьи в жизни общества и стратегии развития России», аналитическим отделом Общероссийской общественной организации защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление» был проведен анализ общественного проекта Концепции государственной семейной политики (далее «Концепция»).

В ходе изучения Концепции была выявлена насущная потребность во внесении предложений по изменению текущего законодательства, необходимых для приведения некоторых законодательных актов в соответствие с международными нормами, а также Конституцией Российской Федерации. Кроме того, обозначилась необходимость в пересмотре норм Уголовного кодекса РФ для исполнения, регламентированного ст. 6, принципа справедливости.

Законопроект состоит из пяти статей. Статья 1 касается поправок к Уголовному Кодексу Российской Федерации, ст. 2 — к Семейному Кодексу РФ, ст. 3 — к Гражданскому процессуальному кодексу РФ, ст. 4 — к Федеральному закону от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве», ст. 5 — заключительная.

Вместе с тем, поправки к законам сгруппированы в блоки:

статья 1, части 1–5 — об ужесточении уголовной ответственности медицинских работников;

статья 1, часть 6–7 — об усилении ответственности за сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних;

статья 1, части 8–9 — о введении уголовной ответственности за незаконное отобрание ребенка из постоянной семьи;

статья 2, части 1–6 — изменения в Семейный кодекс РФ, статья 3, части 1–3 — в Гражданский процессуальный кодекс РФ, статья 4, части 1–2 — детально регламентирующие порядок отобрания ребенка из семьи.

Суть предлагаемых поправок.

Статья 1, части 1–5 — об ужесточении уголовной ответственности медицинских работников

В Концепции отмечено:

«4. Растет число бездетных семей. Каждая 3-я семья в России является бездетной. Согласно переписи населения 2010 года число бездетных семей выросло на 7,4 %».

– Среди прочих причин, на наш взгляд, причинами бездетности могут быть и ранние аборты, являющиеся следствием ранней сексуализации подростков, спровоцированной в том числе сексуальным просвещением; качество медицинской помощи; отсутствие адекватного наказания за некачественное лечение, позволяющее некоторым врачам халатно относится к исполнению своего долга.

Изменения, предложенные для внесения в статьи 109, 118, 120, 124 Уголовного кодекса РФ, касающиеся ужесточения санкций, позволят медицинским работникам, по мнению разработчиков законопроекта, ответственнее относится к жизни и здоровью пациентов.

«И хотя благодаря мерам демографической политики число учтенных абортов за последние 5 лет имеет устойчивую тенденцию к снижению, однако сохраняется отношение к абортам как к обычной медицинской процедуре, защищающей право женщины на материнство. Именно такое отношение является идейной основой для процветания «теневого» «абортивного» бизнеса. Аборт все более становится делом привычным и абсолютно приемлемым. При молчаливом попустительстве общества аборты превращаются в массовый террор против собственных детей, в отрицание ценностей семьи, святости брака и святости материнства, права на отцовство».

– Здесь уместно говорить не о попустительстве общества, а о дефектах законодательства.

Так, в редакции Федерального закона от 08.12.2003 N 162-ФЗ было предусмотрено:

Статья 123. «Незаконное производство аборта» УК РФ

1. Производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля, наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет.

То есть был установлен нижний предел наказания в виде исправительных работ — не менее 1 года.

Новый закон облегчил участь преступников, убрав нижний предел исправительных работ:

Статья 123. Незаконное производство аборта

1. Производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования соответствующего профиля, -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок от ста до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет.

(в редакции Федерального закона от 07.03.2011 N 26-ФЗ)

– то есть исправительные работы могут быть назначены в размере от двух месяцев.

В п. 6 Концепции среди задач по совершенствованию системы профилактики абортов значится: усиление ответственности за нарушение законодательства об абортах.

Поправки, предложенные для внесения в ст. 123 «Незаконное производство абортов», касающиеся значительного увеличения сроков лишения свободы, — за неквалифицированное преступление — до четырех лет, за деяния, повлекшие по неосторожности смерть потерпевшей или причинение тяжкого вреда ее здоровью, — до десяти лет, призваны поставить серьезный заслон теневому абортивному бизнесу.

Статья 1, часть 6–7 — об усилении ответственности за сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних

«9. Настоящим бедствием для института семьи стали аборты. В 2011 году проведено 989 375 абортов. Более 16 тыс. из них у несовершеннолетних, достигших 15 лет, были произведены без согласия, и, скорее всего, без ведома родителей. По экспертным оценкам реальное число абортов в 5–8 раз больше и достигает 5–8 млн в год. Каждая 10-я женщина и почти каждая 3-я несовершеннолетняя, беременность которой прерывается посредством аборта, является первобеременной».

– То есть две трети несовершеннолетних беременных — это не первобеременные. Из чего следует, что половая жизнь и аборты среди несовершеннолетних — это уже обычное дело, свершившийся факт. Подтекст Концепции наталкивает на мысль, что несовершеннолетние недостаточно сексуально образованы, не могут себя защитить.

На этом фоне Государственной думой принимаются законы, освобождающие педофилов от уголовной ответственности под видом ужесточения наказания. Уголовное законодательство не способствует защите прав всех несовершеннолетних и доступу их к правосудию, поскольку Законом № 14-ФЗ от 29 февраля 2012 года в Главу 18 Уголовного кодекса РФ в статьи по преступлениям против половой неприкосновенности личности внесен дополнительный квалифицирующий признак — «недостижение половой зрелости» наряду с не достижением 16-летнего возраста. Таким образом, группа несовершеннолетних в возрасте 14–16 лет, достигших половой зрелости, не защищена законом против половых сношений, развратных действий. И если раньше, безотносительно к половой зрелости, законом было запрещено вступление в половую связь с лицами моложе 16-летнего возраста, то внесенные изменения в закон понизили порог согласия, что неизбежно повлечет более раннюю сексуализацию и, как следствие, — ранние беременности:

Статья 134. «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста»– в редакции Федерального закона от 27.05.98 N 77-ФЗ (15 лет назад!) гласит:

«Половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим шестнадцатилетнего возраста, наказываются ограничением свободы на срок до трех лет или лишением свободы на срок до четырех лет».

– Все коротко и ясно: нельзя вступать в половые связи с лицами, не достигшими 16-летнего возраста.

В редакции Федерального закона от 29.02.2012 N 14-ФЗ закон звучит уже так: Статья 134. «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста»

«1. Половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, -

2. Мужеложство или лесбиянство с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста и половой зрелости, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста…».

Таким образом, даже такое наказание, как лишение свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет или без такового, не восстанавливает справедливость, так как в случае достижения несовершеннолетней (-им) потерпевшей (-им) половой зрелости, преступник просто-напросто не понесет никакого наказания, поскольку не будет привлечен к уголовной ответственности, даже если половое сношение будет совершено группой лиц, организованной группой или лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего. Потому что все происходит «по согласию» и потому, что подросток достиг половой зрелости.

Небольшая поправка в законе: «не достигшим половой зрелости» — позволяет преступникам избежать уголовной ответственности, влечет рост числа абортов у несовершеннолетних.

Вместе с тем раздел «Защита прав каждого ребенка» главы 2. «Ключевые принципы Национальной стратегии» указывает, что в «Российской Федерации должна быть сформирована система, обеспечивающая реагирование на нарушение прав каждого ребенка без какой-либо дискриминации…».

В нынешнем состоянии уголовное законодательство допускает дискриминацию несовершеннолетних в возрасте с 14 до 16 лет, что необходимо устранить, исключив из диспозиции статей 134, 135 УК РФ достижение потерпевшим половой зрелости как условие для освобождения виновных от уголовной ответственности.

Статья 1, части 8 — 9 — о введении уголовной ответственности за незаконное отобрание ребенка из постоянной семьи

«10. Наглядным показателем ослабления института семьи является высокий уровень социального сиротства. 84 % детей без попечения родителей — социальные сироты или дети родителей, лишенных родительских прав или ограниченных в родительских правах.

В 2011 году только 6 % детей, отобранных у родителей (причем во внесудебном порядке), были отобраны в связи с угрозой их жизни и здоровью. Только 2 % родителей, лишенных родительских прав, были лишены за жестокое обращение с ребенком. 1 из 5 родителей, ограниченных в родительских правах, был ограничен вследствие его поведения. Ежегодно около 94 % отобраний детей из семьи, 90 % лишений родительских прав и 80 % ограничений в родительских правах производятся по усмотрению, в первую очередь, органов опеки и попечительства и зависят от того, как они толкуют термины «невыполнение или ненадлежащее выполнение родительских обязанностей по воспитанию, обучению и содержанию детей», «злоупотребление со стороны родителей», «ребенок, находящийся в социально опасном положении» и «семья, находящаяся в социально опасном положении», «стечение тяжелых жизненных обстоятельств».

Само по себе наличие несовершеннолетнего ребенка в семье становится достаточным основанием для бесцеремонного вмешательства представителей органов опеки и попечительства, органов внутренних дел во внутренние дела семьи, проникновения в жилище, постановки на учет семей, находящихся в социально опасном положении, и контроля за такими семьями, в том числе с применением мер индивидуальной профилактической работы как к детям, так и к родителям.

На практике профилактическая работа органов системы профилактики безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних заменяется немедленным отобранием ребенка и помещением его без достаточных оснований, а если точнее, с превышением должностных полномочий, в детское учреждение. В нарушение закона не принимаются все необходимые меры к отысканию кровных родственников, но зато моментально для детей славянской внешности и привлекательной наружности находятся заморские усыновители, поскольку якобы российские семьи от таких детей «неоднократно отказываются». Не существует дифференцированной уголовной ответственности работников системы профилактики безнадзорности несовершеннолетних за незаконные действия по отобранию детей из кровных семей или семей кровных опекунов.

Чудовищные цифры, приведенные в Концепции, о том, что «…только 6 % детей, отобранных у родителей (причем во внесудебном порядке), были отобраны в связи с угрозой их жизни и здоровью. Только 2 % родителей, лишенных родительских прав, были лишены за жестокое обращение с ребенком. 1 из 5 родителей, ограниченных в родительских правах, был ограничен вследствие его поведения…», не позволяют законодателям оставить без внимания такой вид преступления, как незаконное отобрание ребенка из семьи постоянного проживания и помещение его в приемную семью или детское учреждение из корыстной или иной личной заинтересованности.

Только угрозой привлечения к уголовной ответственности за незаконные действия по разрушению семьи и наказанием вплоть до лишения свободы можно обуздать лавину беззакония со стороны людей, призванных оказывать помощь семье и детям, в связи с чем предлагается дополнить Уголовный кодекс РФ ст. 154-1 «Незаконное отобрание детей».

Статья 2, части 1-6 — изменения в Семейный кодекс РФ, статья 3, части 1–3 — в Гражданский процессуальный кодекс РФ, статья 4, части 1–2 — в Федеральный закон от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» — детально регламентирующие порядок отобрания ребенка из семьи

«Эта практика, ассоциируемая в общественном сознании с «ювенальной юстицией» или произвольным вмешательством чиновников во внутренние дела семьи, подрывает авторитет родительской власти, противопоставляет права детей правам родителей и вызывает обоснованный общественный протест».

«14. Восстановление традиционных семейных ценностей должно начаться с совершенствования семейного законодательства. Семейный кодекс Российской Федерации был принят в 1995 году и ни разу не подвергался системному анализу и пересмотру.

Положения же семейного законодательства, умаляющие роль родителей в решении вопросов воспитания и развития ребенка, узаконивающие свободу усмотрения для органов опеки и попечительства при принятии решений, связанных с вмешательством в семейную жизнь, остаются незыблемыми».

– С этими тезисами нельзя не согласиться.

– Статья 9 Конвенции ООН о правах ребенка (Принята резолюцией 44/25 Генеральной Ассамблеи от 20 ноября 1989 года) предусматривает, что «Государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка».

На сегодняшний день процедура отобрания ребенка не предусматривает в первоочередном порядке получение судебного решения, что фактически противоречит ст. 9 Конвенции. Будучи отобранным из семьи и разлученным с обоими родителями, ребенок страдает «трижды», и каждый раз незаслуженно:

От действий родителя, послуживших основанием для отобрания ребенка;

От разлуки со вторым родителем, не заслуживающим обвинений в чем-либо по отношению к ребенку, с другими кровными родственниками, — бабушками, дедушками, братьями, сестрами;

От замены постоянного места жительства на непривычную среду детского учреждения.

Таким образом, наказанным становится не виновный родитель, или не только виновный родитель, но в большей мере — потерпевший ребенок.

Поэтому целесообразным является на законодательном уровне закрепление правила, по которому при наличии других кровных совершеннолетних родственников они бы в приоритетном порядке признавались временными опекунами до решения вопроса о лишении родительских прав одного из родителей или обоих виновных родителей, что не противоречит п. 12 Концепции, в котором среди задач по защите семьи от незаконного вмешательства в семейную жизнь, социальной защите семьи, оказавшейся в трудной жизненной ситуации значится «приоритетное право родственников (при наличии их согласия) на воспитание ребенка в случаях лишения родителей ребенка родительских прав или ограничения в родительских правах; на временное устройство ребенка в семью родственников в случае его отобрания из семьи».

Предлагается внести в Семейный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ изменения, детально регламентирующие порядок отобрания ребенка из семьи только по определению районного суда.

Процедуру отобрания проводить в следующем порядке:

Начинать с передачи ребенка под покровительство кровного родственника (а в отсутствие такового — в приемную семью, готовую принять ребенка в срочном порядке, под покровительство воспитателя) и наделения его правами временного опекуна по постановлению руководителя исполнительного органа, продлевающего действие постановления на срок от 2 до 12 месяцев, до изменения обстоятельств, послуживших основанием для вынесения постановления о назначении временного опекуна, которое должно автоматически отменяться не позднее вступления в силу определения районного суда о неправомерности экстренного изъятия ребенка из кровной (постоянной) семьи или вступления в силу решения суда об отказе в иске о лишении родителей родительских прав или ограничении их в родительских правах;

оформления ходатайства органами опеки в суд об отобрании ребенка у родителей (родителя) в течение 48 часов с момента передачи ребенка временному опекуну (в отсутствие кровных родственников и лиц, их заменяющих, — в детское учреждение) в качестве меры обеспечения иска, совместно с исковым заявлением о лишении родительских прав;

рассмотрение ходатайства судьей районного суда в течение 8 часов со времени поступления ходатайства органов опеки в суд с обязательным участием в судебном заседании прокурора, обоих родителей и адвоката, представляющего их интересы;

обжалование определения о законности отобрания ребенка из постоянной семьи (кровной либо приемной) в течение трех суток.

Подобная процедура рассмотрения судами ходатайств следственных органов об избрании меры пресечения в виде содержания под стражей подозреваемому или обвиняемому существует более 10 лет, она отработана судами и не вызовет трудностей с исполнением нововведения по гражданским делам.

Определенные организационные трудности могут возникнуть только у органов системы профилактики безнадзорности несовершеннолетних. Однако то горе семей и слезы детей, которые потерпели от преступных действий органов опеки и попечительства, не оставляют обществу и государству другого пути.

Для сравнения: преступник, достойный всего лишь минимального срока лишения свободы, не берется в нашей стране под стражу без судебного постановления и участия в процессе прокурора и адвоката, защищающего его права. До вступления приговора в законную силу человек считается не виновным. Все сомнения толкуются в пользу обвиняемого.

Родитель же, благодаря привнесенным европейским законам, для органов опеки виновен априори, еще до вынесения судебного решения. Кроме того, он остается один на один с государственной системой. И, что самое страшное, он может быть навсегда разлучен со своим ребенком, «без права переписки», при последующем его усыновлении.

Статья 12 Конвенции ООН предусматривает, что

«1. Государства-участники обеспечивают ребенку, способному сформулировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, затрагивающим ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка.

2. С этой целью ребенку, в частности, предоставляется возможность быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства, затрагивающего ребенка, либо непосредственно, либо через представителя или соответствующий орган, в порядке, предусмотренном процессуальными нормами национального законодательства».

– Как видим, Конвенция не ограничивает право ребенка на высказывание своих взглядов определенным возрастом.

Согласно российскому семейному законодательству, восстановление в родительских правах в отношении ребенка, достигшего возраста десяти лет, возможно только с его согласия (ч. 4 ст. 72 СК РФ).

Между тем, не спрашивается согласие ребенка на лишение его родителей родительских прав. То есть, мнение ребенка по самому важному в его жизни вопросу — дальнейшей связи с его кровными родственниками, или лицами, их заменяющими, — игнорируется. И, как следствие, нарушается его конституционное право — жить и воспитываться в семье.

Предлагается внести изменения в Семейный кодекс РФ об обязательном учете мнения ребенка с 5-летнего возраста при решении вопроса о лишении его родителей родительских прав, с уделением взглядам ребенка должного внимания в соответствии с его возрастом и зрелостью.

П.12 Концепции среди задач по защите семьи от незаконного вмешательства предусматривает «установление запрета на усыновление ребенка или устройство ребенка в приемную семью до того, как будет установлено, что родители, лишенные родительских прав или ограниченные в родительских правах, не изменили поведение, образ жизни».

Этот тезис согласуется с предложением законодательно установить срок, в течение которого ребенок, имеющий кровных родителей, не может быть усыновленным. С 6 месяцев его необходимо продлить не менее, чем до полутора лет, в течение которых кровные родители могли бы решить вопрос о восстановлении в родительских правах.

Заключение

Тенденции, наметившиеся в Концепции государственной семейной политики в сторону пересмотра отношений законодательной власти к институту семьи, не могут быть оставлены без внимания родительской общественности, поскольку семья, ее духовное, нравственное, а также материальное благополучие являются прочным фундаментом государства.

Процесс пересмотра и обновления семейного и другого, связанного с ним законодательства — это длительный и скрупулезный процесс, однако очевидно, что предложенные в настоящем Законопроекте поправки требуют немедленного осмысления, рассмотрения и принятия для предотвращения, начавшегося в стране разрушения института семьи.

Преимущество Законопроекта состоит в том, что разработанные в нем новеллы встраиваются в существующую систему законодательства без изменения или разрушения его целостности. Кроме того, поправки, в случае их принятия, способны немедленно изменить правоприменительную практику, поставив заслон нарушениям конституционных прав граждан — не только детей, но и их родителей.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER