26
фев
2014
  1. Социальная война
Газета «Суть времени» /
Таких же «тамошних» мы наблюдали в 2011–2012 годах на Болотной, Сахарова и прочих белоленточных сборищах. И если тогда они не перешли грань кровопролития, то после украинских событий можно ожидать таких же попыток и у нас

Отражение образования в политике

Какова связь между образовательным процессом и актуальными политическими событиями? Связь эта действует непосредственно или ее воздействие отложено во времени? Существует ли вообще связь между образованием (я имею в виду не уровень образования, а образовательную программу) и актуальными политическими событиями? На первый, весьма поверхностный взгляд, кажется, что связи между образовательным процессом и актуальными политическими событиями (а я имею в виду нынешние события на Украине) нет никакой. Но это не так. И я это берусь доказать.

Чтобы более полно представить эти доказательства, необходимо напомнить о том, из каких составных частей складывается образование в русской традиции

В своих предыдущих статьях я уже не раз показывал, что в русской традиции — как дореволюционной, так и советской, являющейся продолжением и развитием дореволюционной, — образование включает в себя и обучение, то есть передачу знаний, умений и навыков, и воспитание, то есть формирование личности человека.

Принцип единства обучения и воспитания в русской образовательной традиции утвердил великий русский педагог Константин Дмитриевич Ушинский. Он разработал целостную дидактическую систему, сформировал принцип отбора материала и его обработку с целью приближения этого материала к особенностям детского возраста. Ушинский был противником одностороннего классического образования и придавал большое значение естественнонаучным знаниям. Он оказал огромное воздействие на развитие педагогики народов России и славянских стран.

Очень важно отметить, что русская педагогика и педагогика славянских стран а) схожа между собой и б) отличается от западноевропейской.

Почему это важно отметить? Потому что, наблюдая события на Украине и видя связь между этими событиями и трендом в образовательной программе там, можно провести параллели с трендом в нашей образовательной программе и, следовательно, спрогнозировать если не сами события, то вероятное направление развития политической обстановки.

Так вот, повторяю, особенностью русской традиции является единство обучения и воспитания.

И это единство, как бы с ним ни боролись, всё еще проходит красной нитью в нашем образовании. Да, оно в той или иной мере претерпевает изменения. В какой-то момент воспитание исключают из процесса образования. Потом, ужаснувшись последствиям, — возвращают, но сильно ограничивают в правах. Но надо зафиксировать, что соседство обучения и воспитания является неотъемлемой частью русской традиции в образовании.

Говоря о русской традиции, я не имею в виду исключительно Россию в нынешних границах. Вообще, слово «русский» гораздо шире, чем то, что можно называть «российский». Если рассматривать вопрос русской традиции в образовании подробнее, то такая традиция распространялась на всю Российскую Империю, а позже и на Советский Союз. То есть не только на славянские народы. Но в данной статье нас интересует, как вы сами понимаете, Украина. И связь образовательного процесса с тем, что происходит сейчас на соседней с Россией территории.

Для этого давайте разберем, что происходило в образовательном процессе на Украине, как трансформировалась учебная программа.

С момента обретения так называемой независимости в украинских школах (российские тут, конечно, тоже не исключение) начался существенный антисоветский крен в преподавании. Надо заметить, что при первых президентах Украины антисоветский крен не так откровенно переходил в антирусский.

Но уже при Викторе Ющенко, который пришел к власти на Украине в результате «оранжевой революции» в конце 2004 года (президентом Ющенко стал в январе 2005 года), антисоветскость и антирусскость на Украине в целом и в украинском образовании в частности стали зашкаливать.

Например, в учебниках продвигалось положение о том, что с IХ века Украина принадлежит к европейской цивилизации. Авторов учебников не смущало даже то, что им приходилось преодолевать фундаментальное противоречие. Национально-освободительная война под предводительством Богдана Хмельницкого осуществлялась против системы ценностей, навязываемой той самой европейской цивилизацией в лице Речи Посполитой. Авторы учебников абсолютно игнорируют понятие «воссоединение» Украины и России. Не используют привычные для того времени названия «Русь», «Малая Русь», «Великая и Малая Русь». Исключают из оборота понятия «Россия» и «русский», заменяя их на польские «Московия» и «московиты». В учебниках авторы утверждают, что Украина на протяжении всей своей истории боролась за независимость от России. И так далее, и тому подобное.

Понятно, какое поколение могло вырасти на таких учебниках. Ну так оно и выросло!

Но это лишь одна сторона образования, связанная с обучением. Я не зря указал на составной характер образовательного процесса в русской традиции. Воспитание в нем играет не менее важную роль. А что такое воспитание? Что скрывается за сухой формулировкой о формировании личности? А то, что ученики (в данном случае ведь речь о школе, поэтому семью я вывожу за скобки) внимают учителю не только в плане учебного материала. Они слушают его мнение о тех или иных актуальных событиях, перенимают его отношение к сопредельным государствам, народам. Воспринимают и очень часто принимают точку зрения учителя.

Давайте посчитаем, кто же сейчас является учителями, обучающими новое поколение. Если в 90-е, когда началась вакханалия антисоветчины в бывших советских республиках, школьникам третьих–пятых классов было десять–двенадцать лет, то в начале тысячелетия, когда к власти пришел Ющенко им было уже около двадцати лет. То есть часть из них, став учителями, начали транслировать то понимание истории и основанной на ней актуальной обстановки, отношение к России и русским, которое было им преподано в 90-е. Транслируя, они воспроизводят в следующем поколении это самое понимание и отношение.

Но этого мало. С приходом Ющенко всё это усугубилось. И теперь тем, кто учился в пятом классе при ющенковской школьной программе, около двадцати–двадцати двух лет. Если они еще не стали педагогами, то они вполне могут быть вожатыми в разнообразных летних лагерях. То есть они транслируют и воспроизводят уже в третьем поколении антирусское и проевропейское сознание.

Если вот так разобрать по полочкам растянутый во времени образовательный процесс, то становится понятным и не таким неожиданным то, что можно увидеть в недавних репортажах из Украины. Я имею в виду репортажи, когда на Майдане у двенадцати–четырнадцатилетних подростков спрашивают, что они там делают. А они отвечают, что хотят в Европу, потому что там хорошо. Так им сказала учительница! Вы поняли? Им так учительница сказала. Она же им не в рамках школьной программы сказала. Она им свое мнение транслировала. То есть действовала в рамках воспитательной части образовательного процесса.

Описанный выше процесс дает свои плоды. На Украине взращено поколение, которое считает Россию исчадием ада, а Европу — раем. И никакие примеры нищей, побирающейся Прибалтики и других стран восточной Европы, вошедших в Евросоюз, на них не действуют. И это поколение, а правильнее сказать — поколения, не просто что-то там считают, а готовы действовать. Действовать разрушительно при малейших попытках Украины повернуться в сторону России. При малейшем намеке на возможность не то чтобы воссоединения, а лишь небольшого сотрудничества.

Повторяю. В том, что мы сейчас наблюдаем на Украине, есть значительная составляющая образовательного процесса, который проходил с 90-х годов. Воспитанные на обелении фашизма, Степана Бандеры и прочего непотребства молодые люди выходят теперь на улицу и нисколько не сомневаются в методах, которые нужно использовать для достижения своих целей. Не сомневаются в своих целях, какими бы античеловечными они не были.

Но касается ли это только Украины? Безусловно нет. Неужели в России нет антисоветских учебников? Неужели в России не ведется евроагитация, в том числе и через школы? Да хотя бы так же, как на Украине — часть учителей уже «тамошние», они и транслируют ученикам «тамошность». И вот мы уже наблюдаем тех, кто в России поддерживает бандеровских бандитов — преступников, осуществляющих государственный переворот. Солидаризируются с Майданом.

Таких же «тамошних» мы наблюдали в 2011–2012 годах на Болотной, Сахарова и прочих белоленточных сборищах. И, если тогда они не перешли грань кровопролития, то после украинских событий можно ожидать таких же попыток и у нас. Почва готовилась достаточно долго. Всё с тех же 90-х. Так что можно не сомневаться, что «тамошние» у нас есть в достаточном количестве. И они готовы организовать свой Майдан, Тахрир и прочие площади.

Безусловно, если какой-то волшебник в одночасье изменит школьную программу, это не решит проблемы уже взращенного поколения «тамошних». Проблему Болотной придется решать политическими методами. Но для того, чтобы в будущем не иметь под боком «тамошних», готовых разворотить страну ради каких-то призрачных иллюзий, почерпнутых во время учебы в школе, нужно уже сейчас серьезно пересматривать учебные программы. А пока мы наблюдаем, как все попытки что-то изменить в сфере образования (создать единый учебник истории, внедрить патриотическое воспитание) какими бы они ни были правильными или не очень, спускаются на тормозах.

До тех пор, пока не будет понимания, что образование — это не только ученые и специалисты, не только научный и технический прогресс, но и, пусть отложенная во времени, целостность страны, мы будем сидеть на пороховой бочке Майдана и ждать, когда кто-то подпалит фитиль, который разнесет нашу, и так с трудом удерживаемую в границах, страну на много мелких кусочков.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER