Создающиеся конфликтные комиссии служб медиации «заточены» именно для умножения, «размножения» деструктивных отношений как в детской среде, так и в среде взрослых

Выступление Надежды Храмовой

«Почти как люди». Подмена воспитания ювенальной юстицией

Сколько схваток с ювенальным фашизмом у нас уже было, сколько атак мы отбили, какой нелегкой ценой это нам удается... А вот поди ж ты, опять новую беду несут ювенальщики нашим детям, нашим семьям, всему нашему обществу.

И зачастую, а вернее, всегда новые хитросплетения имеют такую благовидную формулировку и, говоря об одном, имеют в виду другое. Но мы уже перестали доверять словам врагов и видим суть.

Совершается еще одна коварная подмена: вместо возрождения воспитательной работы в школе готовится «судебно-правовая реформа», в ходе которой учителя будут окончательно отстранены от возможности формировать нормальные, дружные, нравственно ориентированные отношения как в отдельных классах, так и в школьных коллективах в целом.

Вместо этого, отношения между учениками (а также и детско-родительские отношения) будут регулировать школьные психологи-медиаторы, которые должны выстроить свою работу как систему взаимодействия не только с органами опеки, но и с другими организациями по защите прав и интересов детей (это комиссии по делам несовершеннолетних, но и всевозможные общественные фонды, ассоциации и другие сомнительные грантополучатели). Опять мы видим ювенальные технологии: выделение прав детей как особо значимых, в противовес правам взрослых: родителей и педагогов. И полное отсутствие каких-либо обязанностей со стороны детей по выполнению дисциплинарных и этических норм поведения. И это неслучайно.

Создающиеся конфликтные комиссии служб медиации «заточены» именно для умножения, «размножения» деструктивных отношений как в детской среде, так и в среде взрослых.

История такова: сначала нам доказывали необходимость изгнания всякого воспитания из стен школы, потому как советское. Потом спровоцировали хаос отношений, так как правил поведения для учеников, их обязанностей в уставах школы нет. А затем развернули широкомасштабную ювенальную борьбу за права неуправляемых детей и подростков. Как в русской народной сказке: лиса съела тайком курочку, а теперь за курочку давайте мне девочку. Вот такая циничная наглость.

Службам медиации не нужно конструктивное, мирное, педагогическое разрешение межличностных проблем учеников. Их задача — как можно сильнее раздуть пожар ссор, придать им антагонистический, медийный характер — мол, педагоги не умеют воспитывать, и родители ничего не умеют — и панацеей объявляются ювенальные технологии повальных судебных разборок с первого по одиннадцатый класс, как на суперпродвинутом Западе.

Службами медиации выстраиваются аморальные технологии. Нашим детям навязывается порочная ментальная установка — «война всех против всех». Поставлена цель уничтожения архетипических свойств нашего народа — коллективизма, братства, соборности, милосердия и великодушия. А ведь это именно те качества, благодаря которым наш полиэтнический народ всегда проявлял чудеса исторической выносливости, благодаря которым Россия стала союзом братства и взаимопомощи. И если ювенальщикам удастся провести эту зловещую психологическую диверсию по агрессивной атомизации менталитета молодых поколений, то внешним врагам, которых у России предостаточно, будет очень легко завоевать и наши ресурсы, и наши территории.

Первыми разрушать менталитет российского народа начали СМИ, мы это хорошо помним. Передачи «Слабое звено», «Последний герой» нагло внедряли в сознание молодежи вирус предательства. И надо сказать, им многое удалось.

Представьте, в кого превратятся наши дети, если их будут учить не дружбе, не сотрудничеству, не лицейскому братству, а сутяжничеству и доносам! Будет разрушено духовно-нравственное ядро личности новых поколений российских граждан. Честь, совесть, взаимовыручка, верность слову и долгу будут растоптаны в их сердцах. И над всем этим будет торжествовать ювенальная юстиция, формализм и псевдозаконная ненависть. Однажды мы это уже остановили и не позволили ювенальной юстиции состояться в России через создание ювенальных судов, и теперь она с помощью внутренних врагов страны и народа решила самореализоваться через школьные службы медиации. А это — уже вопрос национальной безопасности.

Это свидетельствует о том, что кощеево жало ювенальной юстиции живет в недрах государственной власти. Ведь не сами собой организуются в школах службы медиации? Их ведь кто-то продвигает, обеспечивает деньгами, инструкциями, литературой, активистами-агитаторами. То есть среди чиновников Минобразования есть адепты ювенальной юстиции. И нам необходимо провести серьезное расследование педагогической диверсии по насаждению конфликтных комиссий и служб медиации в школы. Нужны имена всех ее адептов ювенальной юстиции как в Министерстве образования, так и в других министерствах и ведомствах.

Покажите, пожалуйста, слайд третий. Вот это сборник, и здесь написано: межрегиональный общественный центр «Судебно-правовая реформа». То есть здесь общественная организация говорит о том, что она будет рулить тем, как надо воспитывать наших детей. И в аннотации к этому сборнику есть такие удивительные фразы: «Издание осуществляется в рамках сообщества восстановительных практик и соглашения Министерства экономического развития РФ и межрегиональной общественной организации «Судебно-правовая реформа». Видите, чем занимается Министерство экономического развития? На что-то денег не хватает, а вот на создание и разрушение менталитета школьников у них деньги есть. И там дальше говорится о грантах и о движении «Гражданское достоинство». Понимаете? Оказывается, вот мало на Украине было «революций достоинства», вот сейчас готовится и у нас.

Уже в нескольких регионах (Архангельском, Иркутском, Самарском, Чувашии и других) с грубым и дорогостоящим административным давлением внедряется эта судебно-правовая реформа посредством включения в круг обязанностей психологов несвойственных им юридических функций.

Да и возможно ли психологам заменить педагогов? Один психолог сегодня рассчитан на 500, а то и 1000 учащихся. Психолог, может быть, и нужен, но для точечной, индивидуальной работы с детьми, учителями и родителями в особых, сложных случаях. Но это же не заменит основной педагогической работы учителей по формированию нравственно здоровой жизни в классных коллективах. И это понимают все. Нельзя садовника заменить селекционером, у них разные задачи.

Подлость очередной судебно-правовой реформы заключается в том, что в школе специально провоцируется и искусственно создается враждебная обстановка. Ведь сегодня детские отношения некому из взрослых формировать, учеников не обучают социально-позитивным правилам взаимодействия, это не входит в круг обязанностей учителей. Они же, по Закону об образовании, всего лишь продавцы образовательных услуг, хотя по Конституции у нас граждане имеют право; в Конституции — право, а в Законе об образовании — услуга. А когда при возникновении зауряднейшего конфликта в классе и необходима самая обычная педагогическая работа, ее просто некому проводить. Вот тут и поднимается ювенальный визг: «В школе необходима служба примирения для реализации программ восстановительного правосудия по уголовным делам в работе с правонарушениями среди несовершеннолетних».

То есть получается, что все школьники — потенциальные правонарушители по уголовным делам.

Сюда же подключаются и родители. Среди них отыскивается «жертва», у которой можно отобрать ребенка или подростка, с формулировкой-ярлыком «плохо исполняющего свои родительские обязанности». Таким образом, родители получат не то что помощь в воспитании ребенка, а еще один кнут — страшилку по отобранию детей.

Причем психолог-медиатор должен заключить добровольный договор с родителем на получение юридической помощи. Но если родитель отказывается заключать договор, то (как рекомендуют адепты ювенальной юстиции на обучающих семинарах) психолог должен написать жалобу в соответствующие органы о том, что родитель хочет оставить своего ребенка «в жизненно опасной ситуации». Вот их цель — превратить школы в криминогенные колонии, где уж без ювенальных технологий обойтись никак нельзя будет.

Если психологи (ну, вдруг) заартачатся, то эти службы готовят сформировать из бывших работников полиции. Ну, этот ракурс ювенального захода мы помним: омбудсменов уже вводили в школы — с тем, чтобы защищать «хороших» учеников от «плохих» учителей. А на самом деле, в их функции входил тотальный сбор данных на всех родителей. И подчинялись они не кому-нибудь, а только представителям ООН и ЮНИСЕФ. Последствия предсказуемы. Родительская общественность возмутилась беззаконному вторжению в частную жизнь, и тогда это было остановлено. Но вот опять... но называются эти агенты ювенальной юстиции уже не омбудсмены, а медиаторы.

Еще одна ложь при внедрении этой судебно-правовой реформы. Тем психологам, которые сопротивляются ювенальному нововведению, зловеще объясняют, что это приказ Министерства образования. Хотя никакого приказа нет. Есть лишь сопроводительное письмо о возможности использования восстановительной медиации. Здесь Минобразования подстраховывается, боится открыто приказывать. Но деньги-то выделяются государственные для внедрения в школы служб медиации. Отчеты из регионов идут потоком в Минобразования. Но ведь если идут отчеты, значит, был серьезный административный нажим. Самое настоящее ювенальное лобби. И этому пора положить конец.

Покажите, пожалуйста, слайд четвертый. Вот это — сопроводительное письмо, где говорится о том, что надо изыскивать возможности (оно как бы рекомендательное; надо посмотреть, кто его подписал, может быть, начать спрашивать уже с конкретных лиц).

Пятый слайд. Здесь выдержки из анкеты. Анкета составлена таким образом, что она является одновременно и формой зомбирования психологов, потому что там «защита прав и интересов детей» звучит как мантра, как идол, которому все должны поклоняться. И формы принуждения к сотрудничеству.

Следующие два слайда. Вот здесь — как продавливается — «Читал ли приказ, письмо?». И все время — как надо работать с медиацией, как продвигать, как надо рекомендовать. И дальше, следующий — «Как ты вырабатываешь механизмы?». А если он говорит, что «я никак не вырабатываю», то — «вы знаете, вы — плохой психолог». Потому что это делается все централизованно. И поэтому нам сегодня надо очень серьезно отнестись к той ситуации, которая формируется в школе. Сейчас через школы ювенальная юстиция будет разрушать сознание и менталитет наших детей и, самое главное, в школе через службу вот этих конфликтных комиссий, служб медиации ювенальная юстиция вновь хочет возродиться как всеобщий управляющий орган.

Сегодня Великая суббота, сегодня Господь нисходит во ад для того, чтобы разрушить его и освободить души праведников.

И мы сегодня, погружаясь в обсуждение ювенального ада, собрались для того, чтобы разрушить его, вырвать его жало из тела нашей государственности и освободить наших детей, наши семьи, наше общество от ювенального беснования.

И пусть благодатный Пасхальный огонь, огонь Красной Весны освещает и благословляет наш благородный путь.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER