logo
Статья
/ Артем Тарабановский

Помощь сражающемуся Донбассу

В конце февраля, когда стало ясно, что ситуация на Украине перешла в новую фазу, мы начали устанавливать контакты с нашими товарищами в Донецкой области. В первую очередь с координатором «Сути времени» в Мариуполе и с координатором «Сути времени» в Донецке. Они приезжали к нам в Таганрог, в Ростов-на-Дону, мы с ними общались, выясняли ситуацию у них на местах.

В начале марта мы провели ревизию собственных возможностей. Мы собрали всех, кто записался на сайте «В огне брода нет», членов ВКСВ, всю «Суть времени» Юга и проговорили все направления работы в связи с ситуацией на Украине, а также вопросы нашего взаимодействия. Мы выделили четыре основных направления:

Первое направление — помощь с транспортом: вывоз беженцев, доставка грузов и другие транспортные вопросы.

Второе направление — помощь с жильем (хотя в марте для жителей Донецкой области еще не было очевидно, что кому-то из них придется уехать, потому что никто не думал, что дойдет до того, что «Градами» будут населенные пункты бомбить).

Третье направление — юридическая помощь беженцам: получение статуса беженца, устройство на работу и т. д.

Четвертое направление — собственно гуманитарная помощь. Тогда, в начале марта, ополченческих формирований, которым нужно было бы помогать, еще фактически не было. Беженцев прибыло за месяц всего несколько десятков человек. Так что гуманитарное направление в то время еще не находилось на первом плане.

Всё начало развиваться более активно в апреле, когда 7 числа захватили в Донецке обладминистрацию, и в этом участвовал координатор «Сути времени» в Донецке Игорь Юдин. Он сразу же, с первого дня, был с теми, кто захватил это здание, он стал депутатом Народного совета Донецкой Народной Республики, которая существовала до референдума. А когда 12 мая был образован уже Верховный Совет, он в нем тоже остался. Далее они активно участвовали в проведении и организации референдума: и по участкам работали, и в самой комиссии при правительстве.

В мае, когда поступил запрос от РВС на помощь детским домам Донецка, наши товарищи из донецкой ячейки «Сути времени» провели мониторинг всех детских домов по своей области, составили списки необходимого. У нас на сайте «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) была запущена кампания по сбору средств. На первом этапе средства только собирались, но отправки никакой не было, потому что мы формировали команду, выясняли, как можно доставить помощь, договаривались с людьми на границе, которые могут это всё переправить. До начала так называемой «антитеррористической операции» мы провозили людей без проблем через обыкновенные посты.

Активная деятельность началась с необходимости отправлять в Донецк медикаменты, закупленные в Ростове на средства, собранные РВС. Мы попросили члена донецкой «Сути времени» получить в правительстве ДНР разрешение на сбор гуманитарной помощи, чтобы это было как-то официально оформлено.

Получив этот документ, мы записали видеообращение к членам «Сути времени» с просьбой оказать гуманитарную помощь. А далее начали закупать и отправлять грузы. На данный момент по РВС у нас через границу прошло только два груза с закупленными лекарствами. Сейчас перешли на схему работы, когда донецкая ячейка напрямую закупает эти лекарства в донецких аптеках, дальше подвозит лекарства и передает детским домам. Несколько партий лекарственных и гигиенических средств, закупленных непосредственно в Донецке, уже переданы, и в ближайшее время ожидается передача еще нескольких.

Начиная с 7 июня, после визита Сергея Ервандовича в Ростов, мы организовали пункт сбора гуманитарной помощи уже не только для детдомов.

На тот момент в Ростове-на-Дону было уже около 8 пунктов сбора помощи: общественные организации проводили сбор помощи и отправку по каким-то своим каналам, в первую очередь, через казачество (если помните, в мае в Антрацит зашли козицынские казаки, соответственно, образовались кое-какие коридоры).

Мы основной упор сделали на помощь ополчению. То есть если бóльшая часть пунктов сбора гуманитарной помощи в Ростове-на-Дону ориентировалась на помощь беженцам: собирали медикаменты, продовольствие — то у нас основной упор был на то, чтобы помогать ополчению.

Девизом всей этой кампании была именно помощь ополчению, так как мы считали и считаем, что остановить то, что происходит в Донбассе, может только победа ополчения — никаких позитивных шагов со стороны хунты не видно. Соответственно, наша задача, как и задача всего гражданского общества в Ростове и вообще в России, — помочь ополчению, добиться его победы, и тогда геноцид этот прекратится.

8 июня мы провели первую акцию — серию одиночных пикетов, на которых раздавали листовки. В первый же день 2 тысячи раздали. На следующий день, 9 июня, у нас открылся пункт сбора гуманитарной помощи.

В листовках, которые мы раздавали на пикетах, мы сразу указали, что мы собираем камуфляж, бронежилеты, разгрузки, берцы. До нас никто этого не делал (такую помощь собирали, но по-тихому, не акцентировали на этом внимания), все почему-то опасались, считая, что это какой-то экстремизм, хотя это всё открыто продается в наших магазинах, никаких запретов на это нет, в том числе на провоз через границу.

После этих акций сразу пошел поток помощи. Она поступала со всей России — от Сахалина до Ленинграда, очень много, конечно, из Москвы. В то время у нас склада еще не было, мы гаражи использовали для хранения.

Из Ленинграда нам в определенный момент прислали партию из двух армейских раций дивизионного типа и попросили передать их в Славянск. Так как у нас со Славянском не было канала (до этого передавали грузы в Луганск, Горловку, в Донецк), то мы обратились в гуманитарный батальон «Новороссия», к Екатерине Губаревой. Познакомились с ней (ее батальон базируется в Ростове), пообщались, она очень благожелательно отнеслась. В тот же день груз переправили в Славянск, и уже через три дня в группе «ВКонтакте» висел отчет о том, что всё доставлено по назначению. Вместе с рациями еще и генератор отправили. За что получили благодарность, в которой Общественное движение «Суть времени» отмечалось за активную гражданскую позицию и оказание гуманитарной помощи ополченцам и жителям Донбасса. «Низкий вам поклон за доброту и гуманность!» — было написано в грамоте.

Несмотря на то, что на сайте был вывешен четко сформулированный запрос, люди несли всё, что у них есть, не особо разбираясь, что нужно. Поэтому у нас образовался очень большой объем гражданской одежды, продуктов, которые сложно передать на ту сторону границы. Перевозка грузов — дело опасное. И никто не станет ехать из Донецка, рисковать ради того, чтобы доставить груз, не представляющий для ополченцев большой ценности. Поэтому примерно две трети полученной материальной помощи мы передали во временные лагеря беженцев на переходных пунктах (у нас нет больших стационарных лагерей — людей сразу отселяют в другие регионы).

Поскольку у нас за эти два месяца выстроились отношения с ополченцами из разных отрядов (по большей части, конечно, с батальоном «Восток», так как там наши осетины), мы еще оказываем помощь раненым, которые лежат у нас в госпиталях. В Ростове на тот момент в госпитале лежал 21 человек — их привезли из Донецкой области. Мы им покупали продукты и те вещи, которые были им необходимы.

22 июня мы провели митинг, приуроченный к трагической дате. Посыл митинга был такой: 73 года назад началась Великая Отечественная война, на нашу землю пришел фашизм. Сейчас фашизм снова пришел на землю Украины, и наша задача — помочь ополчению. Это был первый наш митинг, и народ на него откликнулся. Очень много людей туда пришло. Прямо на митинге мы и гуманитарную помощь собирали. Но приносят помощь не только ополченцам. Многие считают, что ополченцы в помощи не нуждаются, что ополченцев и без их помощи как-то снабжают всем необходимым. Но при этом приносят гуманитарную помощь для детских домов по линии РВС.

Дальше у нас был эпизод с броневиком. К нам за неделю до митинга обратился один ростовский бизнесмен, который сейчас не живет в России, а живет на яхте в Средиземном море, прилетая в Россию посмотреть, как его бизнес работает. И вот он прилетел, увидел, что здесь происходит, и решил активно помогать. За две недели, которые он был в Ростове, он отвез на Должанский пропускной пункт, который в тот момент контролировали ополченцы, снаряжения и медикаментов на несколько миллионов рублей, еще на несколько миллионов отвез для ополчения специального снаряжения, тепловизор даже отвез — в общем, очень многое из того, что было нужно ополченцам на тот момент. А еще он купил инкассаторский бронеавтомобиль — обычный, недорогой, который он просто перекрасил. И мы с ним вместе отогнали его ополченцам. Перевезли они его через границу, и как раз на следующий день начался мощный артобстрел. Если вы помните, это был самый первый момент, когда на нашу территорию прилетели снаряды с той стороны. Так что бронеавтомобиль пришелся очень кстати. Вместе с отрядом, который оттуда вышел, на этом бронеавтомобиле ополченцы вывезли много людей, раненных осколками. Так что пригодился.

К слову сказать, к бизнесменам надо обращаться в первую очередь. Среди них много патриотичных людей, которые не могут спокойно относиться к тому, что происходит. Они готовы помогать, но не всегда готовы отдавать свои деньги в чьи-то руки, потому что понимают, что собранные на гуманитарную помощь средства иногда имеют свойство уходить куда попало. Поэтому таким людям мы говорим: «Не перечисляйте деньги! Лучше возьмите своих друзей и сходите в оружейный магазин». А когда мужчина приходит в оружейный магазин, он «подхватит» не на 5 тысяч, как изначально собирался, а на 15 и 20. А потом еще и привлечет к покупкам своих друзей. Вот так вот в Ленинграде получилось...

Серьезно! Сейчас эта партия идет вместе с тем, что собрала наша ленинградская ячейка. Главное, что надо потом и бизнесменам, и всем, кто участвовал в сборе помощи, показать видеоролик или фотографии, которые бы свидетельствовали, что отправленное дошло до адресата. Нужен фотоотчет или видеоотчет.

Пока мы здесь, на школе, наши товарищи отправляют партии гуманитарной помощи практически через день, потому что канал — есть и надо пользоваться моментом. Ситуация сложная, пока линия Луганск–Дебальцево–Донецк не перекрыта, необходимо как можно быстрее на собранные полтора миллиона закупить амуницию и всю ее переправить. В Ростове осталась группа, которая не приехала на школу и активно сейчас этим занимается.

Хотелось бы добавить, что в процесс сразу же активно включилась не только вся наша ростовская ячейка, но и ВОБН (люди, вышедшие на «Суть времени» через сайт vognebroda.net). В марте, когда мы пригласили тех, кто от Ростова записался на ВОБН, пришло около 40 человек. Поначалу они подключились к информационной работе. Позже, когда ситуация на Юго-Востоке обострилась, 8–10 человек из списка ВОБН, имеющих свой транспорт, стали помогать перевозить людей и грузы. Еще 8–10 человек дежурят на посту приема гуманитарки. Есть человек, который активно помогает заниматься закупками. То есть где-то около 30 человек периодически включены в работу.

Помимо того, что наладили взаимодействие с ВОБН, взаимодействуем также со СМИ и с органами власти. Была даже ситуация, когда нам позвонили из администрации области, говорят: «У нас тут беженцы из Красного Луча — нет ли у вас автобуса, чтобы отвезти? А то у администрации области ресурса не хватает, а единственная организация, которая помогает, — это «Суть времени».

Также возникли контакты и со многими общественными организациями. Поскольку все видят, что дело нужное, то подключаются к процессу.

На текущий момент ячейками «Сути времени» открыто 15 пунктов сбора. К нам уже пришли грузы из Севастополя, из Волгограда, из Ставрополя целая «Газель» пришла полная, из Армавира, из Москвы уже два раза присылали «Газель» с гуманитарной помощью. Сейчас из Ленинграда идет большая партия (а до этого было несколько мелких). 13 ячеек активно подключились к процессу снабжения, а снабдить надо было около 1200 человек, которые в «Востоке». Они там, как видно было по сюжету на «Первом канале», в майках, в джинсах, а это не очень хорошо.

Организация у нас большая. Но вот я общаюсь здесь, на школе, с людьми и слышу от разных людей, что они тоже собирали помощь в своем регионе и отправляли ее то в Красный Крест, то еще в какие-то организации. При этом никаких отчетов о доставке помощи по назначению они не получили. Нам, как большой организации, надо, не ориентируясь ни на кого, самим собирать гуманитарку, открывать свои пункты. Это же импульс для мощного развития каждой ячейки, потому что люди включены в процесс важного и нужного дела. И мне очень хотелось бы, чтобы другие города тоже активно подключались, открывали у себя пункты сбора помощи и у нас появлялась возможность снабжать ополчение Донбасса в целом и отряд «Сути времени», который там сейчас формируется, конечно, особенно. У нас есть определенные возможности для роста.

Некоторые наши ячейки, организуя сбор гуманитарной помощи, пытаются взаимодействовать с Церковью. Надо иметь в виду, что Православная Церковь и различные семейные организации помогают беженцам — собирают одежду, продукты питания на первое время, дают какие-то консультации. Но Православная Церковь не будет помогать ополчению, не будет покупать разгрузки, коллиматорные прицелы, бронежилеты. А эта помощь нужна в первую очередь. В Донецке невозможно достать разгрузку. Бронежилет в Ростове стоит в три раза дешевле, чем в Луганске. И чем больше именно такой помощи будет идти, тем надежнее будут оснащены наши товарищи.