Всё это позволяет предположить, что конференции и семинары, посвященные вопросам «регионализма» и «идентичности», — не случайность. И что представители Евросоюза и наши регионалисты вместе работают на один «проект» под названием «Развал России»

Региональная элита России или элита регионализации страны?

С различными рассуждениями о «неминуемом развале России» на протяжении уже более 20 лет выступает не только часть отечественных либеральных экспертов и журналистов, но и немало их зарубежных коллег. На подобные публикации можно было бы перестать обращать внимание — если бы не то обстоятельство, что в ряде российских регионов представители как зарубежной так и отечественной научной и политической элиты уже активно работают на реализацию разрушительных для России идей.

Для начала один пример работы зарубежных экспертов.

21 ноября на сайте информационного агентства REX появилась статья американского эксперта И.Трейгера «Действительно ли в будущем нас ждет раскол или расчленение России: мнения. Насколько реалистичны эти планы?». Автор полемизирует с выводами некого «анонимного эксперта», размещенными еще в 2012 году на сайте Агентства политических новостей (АПН). Трейгер, в частности, не согласен с тем, что США заинтересованы в «расчленении» Российской Федерации. Он утверждает, что наша страна якобы «распадется сама… т. к. российская экономика стремительно пошла вниз… и регионам придется самостоятельно (от центра) искать пути к выживанию», например в виде нахождения «своего иностранного инвестора».

Здесь же автор ссылается и на «схему раскола» России, представленную «анонимным экспертом» на сайте АПН: «Дальневосточная, Магаданская и Красноярская (или Восточно-Сибирская) республики, Сибирская конфедерация (в которую «влилась» часть сибирских регионов, Алтай и Кузбасс), «Большой Урал», Поволжская конфедерация (с Татарстаном и Башкирией), Северное Соглашение (регионы от Пскова до Ненецкого АО), республики российского Кавказа (якобы, начинающие «захват Ставрополья и Краснодарского края)… А Московское «княжество» сожмется до центрального Нечерноземья».

Можно было бы сказать: «Да мало ли в Интернете за эти годы накопилось различных фантазий относительно будущего России», — и в очередной раз (ссылаясь, в том числе и на материалы нашей газеты) предъявить автору доказательства работы США на распад России. Но дело не в фантазиях и не в очевидной подрывной деятельности западных структур против нашей страны. Дело в том, что часть региональной элиты — при поддержке Запада — фактически действует именно в русле реализации такого рода «расчленительных фантазий».

Начнем с такого явления как мероприятия, посвященные теме «регионализации». Напомним, что в общепринятом значении этот термин означает процесс перераспределения властных полномочий (в том числе, политических и финансовых) между Центром и регионами в пользу последних. Здесь же приведем и общеизвестное значение слова «регионализм» (широко применяемое участниками таких встреч) — «различные формы социально-культурной и политической самоидентификации территориальных сообществ, проявляющих себя в идеях, …намерениях и действиях, направленных на сохранение самобытности региона или повышение его статуса в системе государств-наций».

И сразу же обратим внимание на следующий факт. Несмотря на то, что «регионализм» (в своем первоначальном значении) не нацелен на «развал государства», часть российских конференций и «круглых столов», посвященных данной тематике, сводится к обвинению Федерального центра в «излишней централизации власти и подавлении местной инициативы». Причем в таких формах, где довольно часто бывает трудно провести грань между конструктивной аргументацией и оправданием сепаратистских идей.

В предыдущих статьях мы уже рассказывали о совместных мероприятиях либеральных экспертов и «теоретиков регионализации России», проводимых в Национальном исследовательском университете «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ). В данном случае свои «идеи» (уже не в интернете, а в крупнейшем либеральном ВУЗе) обсуждали именно те «теоретики», которые выступают за «распад» страны.

В регионах местная элита пока на такие акции решается очень редко, и обычно проводит «обкатку идей регионализма» в рамках своего узкого научно-экспертного сообщества. Но иногда и такие обсуждения выглядят весьма двусмысленно.

Сразу отметим, что рассматриваемые ниже материалы привлекли наше внимание по одной причине: стиль подачи, аргументация и терминология авторов — временами явно адресовали к уже рассмотренным нами ранее идеям сибирских регионалистов (кстати, часть из них присутствовала и на аналогичных обсуждениях в НИУ ВШЭ).

Итак, в начале сентября 2012 года в Омском Государственном Университете им. Ф. М. Достоевского прошла Всероссийская молодежная конференция «Актуальные проблемы российского регионализма: областническая идеология и культурология в истории и современной философской и общественно-политической мысли».

Сразу обратим внимание на то, что в региональной прессе периодически появляются материалы, в которых идеи сибирских «областников» XIX века, адресующие к «отделению Сибири», до сих пор считаются актуальными. И подчеркнем, что в сборнике материалов омской конференции встречаются доклады, в которых видно влияние идей «областничества» на позицию авторов.

Вот, к примеру, доклад сотрудника Института философии и права Сибирского отделения РАН из Новосибирска Д. Винника, в котором говорится об «актуализации политической аргументации сибирского сепаратизма… в условиях критического снижения эффективности управления со стороны центральных властей».

Цитата: «Недовольство жителей колоний своими метрополиями в той или иной степени имеет место всегда. Очевидно, что интересы центра и периферии не могут совпадать полностью… Население сибирских регионов в той или иной степени осознает собственные интересы, через противопоставление их экономическим интересам московских «варягов»…».

На молодежной конференции произошла презентация исследования, проведенного при поддержке германского либерального Фонда Фридриха Эберта и полностью отвечающего тематике мероприятия. «Сибирская идентичность как форма протеста» — так назывался доклад сотрудников Новосибирского национального исследовательского государственного университета (ННИ ГУ) А. Анисимовой и О. Ечевской.

Напомним, что термин «идентичность», в первую очередь, адресует к устойчивому отождествлению человека с теми или иными «социальными, национальными, политическими…и иными общностям».

В рамках рассматриваемого проекта его исполнители не только провели соцопросы в трех сибирских городах (Новосибирск, Омск, Иркутск) в период оформления «белоленточного протестного движения» (осень-зима 2011 года) и познакомились с литературой, посвященной «идентичности в глобализирующемся мире». В процессе своей работы авторы обратились и к «трудам» современных теоретиков «сибирской независимости». Среди них, в частности, оказались уже известный нам своими рассуждениями о «сибирской нации» эксперт и публицист Д. Верхотуров, а также изобретатель «сибирского языка» Я. Золотарев.

Судя по тексту данного доклада, его авторы всерьез увлеклись идеями сторонников «отделения Сибири». Так, они пишут: «…Сибирская идентичность представляет особый интерес как новый политический проект (в широком смысле слова)… Всё большее развитие получает взгляд на идентичность, как на подвижную, …ситуативную категорию, происходит смещение фокуса исследовательского интереса от теорий… к изучению процессов конструирования идентичности на уровне повседневности…».

«Конструирование идентичности»… Именно этим уже давно занимаются создатели в России новых «национальных идентичностей» и «новых народов» («поморов», «казаков», «сибиряков») для обособления российских регионов и дробления территории страны на множество «независимых княжеств».

Все эти «конструкторы», а также те, кто привлекает для своих «исследований» их идеи, сполна используют нынешнюю регрессивную экономическую ситуацию в России и бедственное положение многих регионов страны. Сами же авторы вышеупомянутого исследования, опираясь на свои соцопросы, указывают, что успех конструкторов «сибирской идентичности» напрямую зависит от «дальнейшего ухудшения экономической ситуации» и нарастания недовольства «политикой центра в отношении регионов».

То есть ухудшение ситуации и нарастание недовольства являются главными условиями успешного конструирования «сибирской идентичности»! При этом цитируются старые слова о том, что в Москве «к Сибири есть отношение как к колонии». Но — ни слова о том, что создает такую реальность. О том, что построенный по криминальным правилам «российский капитализм» является в основном паразитарным и рассматривает как свою «вотчину» всю российскую территорию, откуда еще можно извлечь быструю и бешеную прибыль. Что такой «капитализм» разрушает экономику страны, ломая при этом все представления о законах и социальной справедливости, а также всю систему межрегиональных и межнациональных отношений, ранее с огромным трудом выстроенную в СССР.

Хотя тот же доклад признает — все-таки опросы проводились, и их результаты известны, что: «…Советские времена вспоминаются как годы развития и процветания Сибири, как «золотой век», когда Сибирь занимала достойное место в экономике страны, а сибиряки чувствовали заботу руководства страны, как все советские люди… Сегодня сибиряки не видят заботы центра… Идея о том, что «сибиряк» — это «национальность» широкой поддержки жителей региона пока не находит… Сибирская идентичность, как правило, имеет протестный характер».

Омская конференция, которую мы обсудили — не единственное мероприятие, где обсуждалась тема «сибирской идентичности».

15 ноября 2013 года в Томском государственном университете (ТГУ) прошел «первый методологический семинар по теоретическим проблемам исследования идентичностей в пространствах городов». В организации семинара принимали участие Лаборатория социально-антропологических исследований (ЛСАИ) при ТГУ и Центр Европейского Союза в Сибири (ЦЕСС), возникший в университете в июле 2011 года при поддержке Евросоюза. Отметим, что семинар посетил и представитель НАТО, за месяц до этого прибывший в Томск с рабочим визитом.

Среди основных вопросов, рассмотренных на методологическом семинаре, были: «конструирование и трансформация индивидуальных и коллективных идентичностей в городском пространстве», а также «специфика формирования и поддержания социальной и этнической идентичности горожан из числа коренных малочисленных народов Севера (КМНС)».

Модератором семинара был сотрудник ЛСАИ, завотделом Севера и Сибири Института этнологии и антропологии РАН, профессор Д. Функ. Он же является руководителем проекта ТГУ «Человек в меняющемся мире: проблемы идентичности и социальной адаптации в истории и современности».

Сопоставление содержания двух рассмотренных сибирских «научных форумов» позволяет выделить несколько важных обстоятельств.

Во-первых, профессор Д. Функ в одном из своих интервью утверждает, что данный проект, по сути, нацелен на изучении «роли идентичности» в процессе оптимальной адаптации человека в «современном быстро меняющемся мире». При этом, он сторонник того, что идентичность — «это ситуативная вещь, потому что в нее можно играть, ее можно выбирать в зависимости от ситуации…».

То есть, Функ фактически повторяет позицию цитированного выше доклада об исследовании, проведенном в Сибири при поддержке Фонда Фридриха Эберта: «взгляд на идентичность, как на …ситуативную категорию», при котором возможны «процессы конструирования идентичности». А при таком подходе особо настораживает отношение Д. Функа к населению Сибири и жителям других регионов страны: «Для русскоязычных сибиряков (старожилов) российские (жители европейской России) всегда были чужими…».

Во-вторых, известно, что во время работы томского методологического семинара в его кулуарах обсуждалась тема будущего приоритетного исследования: «в спешном порядке на «грантовые деньги» будет осуществляться общероссийская работа по каталогизации групп населения с выявлением механизмов самоидентификации (этих групп)».

В-третьих, нужно подчеркнуть, что Центр Европейского Союза, функционирующий в течение уже более двух лет на базе ТГУ, давно имеет свои представительства в Калининграде и Санкт-Петербурге. И если мы вспомним темы, которые обсуждали делегаты от этих регионов на летней конференции 2013 года в НИУ ВШЭ, то они касались… европейской «региональной идентичности» Калининградской и Ленинградской областей. Всё это вместе позволяет нам (с немалыми основаниями) предположить, что конференции и семинары, посвященные вопросам «регионализма» и «идентичности», — не случайность. И что представители Евросоюза и наши регионалисты вместе работают на один «проект» под названием «Развал России».

Если такая «работа» — при поддержке региональной интеллектуальной элиты — продолжится, то могут реализоваться самые катастрофические прогнозы относительно будущего нашей страны.

Такую «работу» необходимо анализировать и останавливать!

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER