logo
  1. Метафизическая война
  2. Регрессоры
Аналитика,
В «Зоне Ч» нет благородных юристов на службе у благородных прогрессоров. В ней есть хищники, имеющие разные виды на добычу

Регрессоры

Ну, написала госпожа Латынина в «Новой Газете» статью «Человек, который придумал мир», сопроводив статью подзаголовком «В пятницу мы простились с Борисом Стругацким»... Почему это надо обсуждать в рубрике «Метафизическая война»?

В шестом номере газеты «Суть времени» мы обсуждали перестройку как взрыв, образовавший «Зону Ч». Где «Зона Ч», там и братья Стругацкие. Взяв за отправную точку этот их издевательский образ, мы приравняли постсоветское существование к существованию в «Зоне Ч». Описали, что такое «процессы Ч» и так далее. Введя «парадигму Ч», мы получили аналитический аппарат, позволяющий адекватно понять происходящее в РФ. И выработать на основе этого понимания адекватную политическую позицию.

Использую этот аппарат для обсуждения дела Магнитского.

Сознание обитателей «Ч» терзают тараканы. Либероидный таракан шипит: «Злодеи в погонах сгноили в тюрьме благородного юриста Магнитского. США наказывают злодеев за это». Провластный таракан кряхтит: «Благородные правоохранители преследовали Магнитского за правонарушения. А благородные тюремные врачи боролись за его жизнь. Но что поделать? Человек смертен». Антивластный либероидный таракан обязательно победит провластного таракана. Потому что обитатель «Ч» справедливо не верит власти «Ч», ненавидит правоохранителей «Ч» и так далее.

Но дело не в том, какой именно таракан победит. Хотя победа либероидного таракана — это перестройка-2. То есть новый взрыв, усугубляющий «ситуацию Ч». И все же намного важнее противостоять тараканизации как таковой. Для этого я — признаюсь, что с известной долей брезгливости — использую язык этих самых «господ Стругацких»...

История Магнитского — это история столкновений двух международных «прогрессоров», изымающих ресурсы из «Зоны Ч». Магнитский был Камерером (иначе «шестеркой» или мальчишкой на побегушках) у одного из таких «прогрессоров» — Билла Браудера. Браудер был связан с международным «Комконом» под названием Уолл-стрит. (Кто не помнит Стругацких, тем напомню. Комкон — это «Комиссия по контактам», то бишь армия, оккупирующая чужую планету... или чужое государство, какая разница?).

Стругацкие во многих своих романах смаковали конкуренцию Комконов. Так вот, другой, небраудеровский, суперворовской... прошу прощения, суперблагородный Комкон тоже хотел изымать ресурсы из «Зоны Ч». И, наехав на Браудера, походя раздавил браудеровскую шестерку — Магнитского. Стремясь к реваншу, Браудер и его «Комкон» задействовали «фактор Магнитского». Они убедили инопланетную (то есть американскую) власть, что «список Магнитского» позволит шантажировать элиту «Ч». Что этот шантаж позволит инопланетянам добиться от туземной элиты «Ч» того, что нужно инопланетной цивилизации (приватизации, вхождения в ВТО и так далее).

Добиваясь последовательных уступок от элиты «Ч», американские прогрессоры в итоге намерены сковырнуть президента «Ч». И поставить на его место премьера «Ч». О чем этот премьер уже радостно сообщил обществу в своем интервью «газете Ч» от 29.11.2012. В интервью фактически без обиняков сказано, что «процессы Ч» (приватизация, десоветизация и так далее) будут ускорены. Население «Ч» — ограблено и растоптано в еще большей степени. А американские прогрессоры получат возможность изымать из «Зоны Ч» дополнительно от 300 до 500 млрд долларов в год. И за счет этого поддерживать благополучие обитателей планеты США.

Я призываю всех, кто хочет преодолеть «Ч», идти к страждущим братьям из «Ч» и объяснять им ситуацию на языке «Ч». Объяснять, что в «Зоне Ч» нет благородных юристов на службе у благородных прогрессоров. В ней есть хищники, имеющие разные виды на добычу. Можно разобрать, какие именно виды имеют на добычу те или иные хищники. И поддержать тех хищников, которые будут истреблять добычу менее безжалостно (или, если вам это больше нравится, более экономно). А можно начать преодолевать «ситуацию Ч». О том, как это делать — сказано в предыдущем номере газеты. Но ничего другого делать нельзя. Поскольку в «Зоне Ч» нет злодеев и жертв, которых, может быть, хотел бы видеть там «наивный» человек «Зоны Ч», а уж тем более — нет злодеев и благородных героев.

Герой — это тот, кто видит ситуацию «Ч», понимает почти что роковой характер этой ситуации и всерьез намерен преодолевать оную. Все остальные — не злодеи и не жертвы,  а хищники и пища. Еще есть охотники (они же «прогрессоры»), которые охотятся и за пищей, и за хищниками. За пищей — чтобы приволочь ее в нужном количестве на свою американскую планету. За хищниками — чтобы они не дурили и поставляли «прогрессорам» пищу в нужных количествах.

Для того чтобы в «Ч» появился коллективный герой, то есть Орден «Анти Ч», нужно осознание ситуации «Ч». И отстранение от скверны «Ч». Только тогда свершится преодоление «Ч». В этом главная задача политической метафизики.

Стругацкие, во-первых, описали «Ч». Во-вторых, готовили и осуществляли вместе с другими взрыв, создавший «Ч». В-третьих, восславили «Зону Ч» (она же постсоветская Российская Федерация, терзаемая Ельциным, Гайдаром и другими «прогрессорами»).

Латынина, во-первых, благодарит Стругацких за этот труд. Во-вторых, работает на организацию очередного взрыва, который усугубит «ситуацию Ч», то есть перенимает эстафету у Стругацких и Ко. И, в-третьих... В-третьих, яростно борется за то, чтобы «Анти Ч» не было создано.

Ведь что нужно для того, чтобы «Анти Ч» не появилось? Усугубление регрессивных процессов — вот что! Нужно натравливать новых и новых тараканов на сознание обитателей «Ч», дабы пожрать это сознание в еще большей степени.

Объяснив читателю, почему и творчество Стругацких, и журналистика Латыниной имеют отношение к политической метафизике, я выражу свои соболезнования родным и близким покойного. И — рассмотрю «загадку Стругацких».

Загадка эта состоит в том, что люди бойкие, хваткие, чуткие к конъюнктуре и очевидным образом лишенные литературного таланта сумели оказать чудовищное воздействие на целое поколение. Или, точнее, на ту часть этого поколения, которая могла бы не допустить «перестроечного взрыва», сформировавшего на месте СССР гигантскую «Зону Ч», но, ощутив себя неким коллективным «прогрессором», с упоением осуществила взрыв. Особо тошнотворно то, что эти люди до сих пор проводят параллели между собою и сусально-пошлым придурком по фамилии Камерер, являвшимся по совместительству банальнейшим агентом спецслужб... прошу прощения — благороднейшим агентом блистательных и благотворных прогрессоров.

И дело тут не только в Гайдаре — родственнике Стругацких и их фанатичном почитателе. Дело во всем технократическом сословии, жадно потреблявшем стругацковщину и отравившемся оной. Советская власть посадила это сословие на очень скудный мировоззренческий паек и этим существенно испортила его вкус. Сословие, потеряв способность отличать тухлое от свежего, схватилось за Стругацких как за альтернативу диамату, истмату и научному коммунизму.

Сами Стругацкие начали с яростного восхваления коммунизма, а закончили столь же яростным и очень пошлым растаптыванием оного. С момента, когда Стругацкие начали с коммунизмом расплевываться (а они момент выбрали очень точно), обнаружилось, что они не только бездарные умники (ведь такие тоже бывают), а люди и поразительно неумные, и столь же поразительно пошлые. Оцените перл вчерашних почитателей коммунизма: «Дешевая колбаса делается из человечины». А дорогая из чего делается? Примерно миллиард людей подыхает с голоду на планете потому, что колбаса дорогая. Она не из этой человечины делается? Или эта человечина — не вполне человечина? Так сказать, человечина, потребная для питания американских «прогрессоров».

Начав с двусмысленного восхваления гуманизма (фраза «Гуманизм был скелетом нашей натуры», согласитесь, невероятно двусмысленна!), Стругацкие под конец ударились в очень определенный и крайне примитивный гностицизм. Что такое их роман «Отягченные злом»? Это гностицизм в чистом виде. «Гений и злодейство — две вещи несовместные»,– говорил герой Пушкина. А мы добавим: «Гностицизм и гуманизм — две вещи несовместные». Итак, не только от коммунизма отказались Стругацкие, они отказались от гуманизма. И это не случайность. Это закономерность — делаешь первый шаг, за ним делаешь второй.

Стругацкие — трубадуры спецслужб. И не просто спецслужб, а определенного «Комкона», в котором легко узнается Пятое идеологическое управление КГБ СССР. Об особой приверженности к Стругацким руководителей именно этого управления известно слишком многое. Цинично-элитарный спецслужбизм, вульгарный гностицизм, антигуманизм и расплевывание с собственной коммунистичностью — вот что такое братья Стругацкие.

Цинично-элитарный спецслужбизм — это прогрессорство. Стругацкие убедили своего технократического читателя в том, что в истории возможен эксперимент. Естественно,  возникает вопрос — кто его проводит над Историей? Как кто? Спецслужбистские элитарии. Люди высшего сорта. Люди, не из «града обреченного», а из других галактик. Читай — из благословенных США. Стругацкие выдали молодежи, державшей «фигу в кармане» и одновременно делавшей карьеру в разного рода КМО, индульгенцию на очень и очень многое. Этой молодежи сказали: «Стать агентом КГБ — упоительно. Ибо тем самым вы входите аж в элитный «Комкон»! И агентом ЦРУ стать тем более упоительно. Ибо каждый такой агент — экспериментатор, прогрессор».

Стругацкие растлили эту молодежь. Конечно, потому что она сама хотела растлиться, но это не избавляет растлителя от ответственности.

А теперь перейдем от самих Стругацких к опусу госпожи Латыниной. Латынина — enfant terrible из семьи гуманитариев, прекрасно понимающих, что художественная цена Стругацким — копейка в базарный день. И вот это гуманитарное дитя, коему, в отличие от кондового технаря, лишенного литературного слуха, негоже сюсюкать по поводу «орла нашего Дона Ребе», ставит Стругацких на одну доску с Шекспиром и еще много кем.

Одновременно оборзевшая «критикесса Ч» Ю.Латынина поносит критику за то, что она выдумывает великие книги. Латынина путает Белинского с Гозманом и Гоголя с Чубайсом. Моцарта тоже выдумала музыкальная критика своего времени? Но почему же тогда обитатели Центральной Африки, не знакомые с западным музыковедением, стоят как зачарованные, слушая музыку Моцарта? Потому что у человека есть музыкальный слух. А также чувство художественной формы. Литературный слух. И вообще чувство прекрасного. Латынина хочет изобрести «эстетику Ч», беря за эталон худшие постмодернистские опусы.

И важно вовремя окоротить и саму барышню, и хомячковое креативное сословие, от лица которого она выступает. Хомячки вольны нисходить, если им так хочется. Но волочь за собой вниз людей (что синонимично понятию «обыдливать») и одновременно называть этих людей «быдлом», мы этим самым хомячкам обязаны помешать. Ибо если не помешаем, преодоление «Ч» невозможно.

А потому давайте договоримся, что великие книги создают не пробавляющиеся критикой существа, а художники и мыслители, призванные помогать Восхождению человечества. А также страстный спрос человечества на это самое Восхождение.

Что этот спрос заложен в существе человека. Что «эту песню не задушишь, не убьешь».

Что подлинно великая книга — средство восхождения человека.

Что подлинно великое слово человека приподнимает.

Что такое слово переводит в новое, более высокое качество то, без чего нет человечества — гуманизм.

Что сначала — этот таинственный инстинкт прекрасного, заложенный в человеке. А потом — миссия великой критики, помогающей человеку перейти от инстинктивного восприятия прекрасного к восприятию иному, еще более полному и глубокому.

«Гуманизм был скелетом нашей натуры»,– ныли герои Стругацких, растаптывая гуманизм. А Гомер и Гете, Шиллер и Достоевский, Шекспир и Толстой — придавали гуманизму новое качество. И, опираясь на это качество, человек восходил. Великие писатели, даже проклиная гуманизм, возвеличивали его. «Литература — это ближайший родственник мифологии», — пишет Латынина. Да, ближайший. В том же смысле, в каком человек — ближайший родственник обезьяны. Поставив в один ряд Шекспира, Гоголя, Гете — и Стругацких с Толкиеном — Латынина подтвердила, что она и ей подобные — это регрессоры, то есть люди, опрощающиеся и тянущие в бездну опрощения других.

Борьба «Анти Ч» с регрессивными хомячками, стремящимися к эскалации «Ч», и псевдоинтеллектуальными «матками» (автор этого образа — К.Собчак) хомячков — это борьба Восхождения и Нисхождения.  То есть — метафизическая война. Ради победы в ней я продолжу обсуждать Стругацких в следующем номере этой газеты.

ДО ВСТРЕЧИ В СССР – СТРАНЕ ВОСХОЖДЕНИЯ!