logo
Статья
/ Евгения и Андрей Малаховы
«Спутник и Погром» призвал к тотальной фашизации русских. Мало ли какие маргиналы что болтают, скажете вы? Но это заявление с радостью поддержали Холмогоров и Дугин, а вслед за ними и ряд патриотических, антимайданных групп и пабликов

Русские фашисты идут!

* организация, деятельность которой запрещена в РФ

Дадим слово первоисточнику:

Сначала СиП долго ругает Запад и либералов за несправедливое отношение к русским (что, не вдаваясь в детали конкретной аргументации СиПа, правда), а затем делает следующий вывод: «Вот тогда кто-то зачешется. ТОЛЬКО это способно произвести на людей полагающийся эффект. Всё остальное давно осмеивается, оплевывается и обливается нечистотами. Такого не было даже после Версальского мира в Германии. Там людей раздели до нитки, но все-таки не удостаивали всемирным презрением. Так что получившиеся в результате версальского унижения немцев Гитлер и штурмовики скоро кому-то покажутся образцом толерантности.

В каком-то смысле переход к такой «ультрасиловой» схеме мышления будет игрой на понижение: все-таки русские гораздо демократичнее и добрее, стремятся совсем к другому и ни разу не декларировали, что собираются кого-то убивать (даже самым популярным решением кавказского вопроса является референдум о независимости). Кроме того, по касательной весь этот кривой «национал-социализм» неизбежно заденет и самих русских. Но в общем, с точки зрения самой логики исторического процесса, это будет вполне справедливо. Нам не оставляют другого выхода. Двадцать с лишним лет люди кликали «русских фашистов» и «Гитлера-Путлера», которых реально не было.

Что ж, скоро будут».

По сути, «Спутник и Погром» демонстрирует нехитрую двухходовку:

1) Запад и либералы ругают русских, самым поганым и мерзким образом называя русский народ «фашистами».

2) Так давайте по-настоящему станем русскими фашистами и покажем им всем такое, что они Гитлера образцом толерантности посчитают! Этот призыв СиП сопровождает картинкой, которую мы разместили в начале поста.

Если совсем коротко, то «Спутник и погром» предлагает русским: «Давайте назло Западу и либералам станем власовцами!». Причем в первую очередь они пытаются замарать антифашистское сопротивление Донбасса, которое, по версии СиПа, является авангардом зарождающегося русского фашизма.

Об этом уже писал Просвирнин, называющий ополчение Донбасса «реинкарнацией власовцев»: «Нацизм, в некотором роде, можно рассматривать как бактерию-носитель вируса священного русского безумия, безумия людей, потерявших всё, опаленных огнем преисподней и иссушаемых жаждой мести. И 22 июня эта месть, этот рессантимент, питавший сердца белогвардейцев, ставших нацистскими идеологами, сочившийся в венах НТСовцев, записавшихся в войска первой линии, бурливший под кожей крестьян и рабочих, что чуть позже уйдут к Дирлевангеру, — эта безумная, черная, всесокрущающая иррациональная месть прорвалась наружу. Это было страшно. Может быть, это был самый страшный день в истории человечества. Само собой, что очень скоро борьба с большевиками вылилась в борьбу с русским народом, войну не с государственным аппаратом СССР, но с населением, опьяневшая от крови германская военная машина зарылась в горы трупов, в войну на уничтожение с самым большим белым народом мира. Войну, которую она не могла выиграть. Но сначала Русский Зверь на мгновение вырвался на свободу, и именно в эти короткие дни Сталин сбежал на дачу, где пил страшно, пил беспробудно. И когда за ним приехали из Политбюро, Сталин решил, что его приехали арестовывать: именно эта деталь (известная по пересказу Хрущева) позволила мне озаглавить текст о 22 июня «Днем отмщения». Этот заголовок выбрал не я, его выбрал сам Сталин, решивший, что пришло время отвечать за всё... Написать же этот пост меня побудили две вещи: попытки использовать текст о 22 июня для организации информационной кампании против нас и (что более важно) стойкое ощущение того, что Зверь снова просыпается. На этот раз — в выжженных степях Донбасса».

У патриотов принято вытеснять из сознания подобные откровения Просвирнина, которые зачастую пытаются отбросить по принципу «мало ли что он пишет», а это большая ошибка, так как «Спутник и Погром» — это своего рода «Дождь 2.0» и подобные вещи он просто так не болтает. Но, хорошо, Просвирнина игнорируем, а таких «певцов Новороссии», как Дугин и Холмогоров, — тоже?

Дугин тут же подхватывает текст «Спутника и Погрома» и размещает его у себя по следующим комментарием: (Рис. 1)

Т.е. призыв к фашизации русских «назло Западу и либералам» — это «очень верный анализ».

Холмогоров же сам на днях советовал Путину «реально включить Гитлера», то есть призвал к всё той же фашизации русских, только другими словами. В этом контексте неудивительно было увидеть ретвит Холмогоровым статьи СиПа: (Рис. 2)

Это всё, видимо, цепь случайных событий, а не спланированная кампания, в рамках которой все эти власовские вирусы внедряются в умы патриотов?

Сторонников теории «мало ли кто что сказал» мы хотим спросить, а не слишком ли много «певцов Новороссии» «мало ли что говорит»? Не заставляет ли задуматься тот факт, что называющий себя национал-либералом власовец Просвирнин, партнер Губарева, оккультный фашист Дугин (своих взглядов Дугин сам не скрывает, в чем легко убедиться) и рядящийся в православно-охранительские одежды Холмогоров не только оказались «певцами Новороссии», и но запели о необходимости фашизации русского народа?

И, главное, не кажется ли совсем странным тот факт, что эти проповедники фашизма не были отторгнуты медийным сообществом, оформившимся вокруг антифашистского (!) сопротивления Донбасса? Многие новосозданные новостные сайты (включая даже левые), группы, раскрутившиеся ЖЖ и т. д., не отвергли власовцев, а, наоборот, распространяют и/или поддерживают их контент.

Что же касается продвигаемой врагом лукавой формулы «власовцы воюют против бандеровцев», то это в чистом виде убийство сопротивления Донбасса, которое основано на апелляции к Великой Отечественной войне и антифашистском (антибандеровском) духе. Власовцы же в принципе не могут всерьез воевать с бандеровцами, они с ними одной крови и всегда будут рука об руку действовать против исторической России. Нагляднейшим примером чего является этот текст Просвирнина, написанный им еще до того, как из «певца Евромайдана и его переноса в Москву» он превратился в «певца Новороссии»:

«Ошибка русских ультраправых в том, что они, поставив себя выше общегражданской политической активности, стали ждать какого-то другого, нового протеста, который бы возглавил лично восставший Адольф Гитлер — и тогда десятки тысяч отечественных нацистов не побрезговали бы встать в строй. Украинцы же воскрешения Гитлера ждать не стали (хотя 14/88 на щитах свидетельствует об однозначных симпатиях), а вместо этого просто подмяли протест под себя грубой силой, как это бы сделал, собственно, настоящий Гитлер. И вот уже Кличко, до этого кудахтавший о ненасилии, заявляет о выходе из переговорного процесса с властями, всё больше и больше радикализуясь под влиянием захлестнувшего улицы насилия.

Украинские фашисты, украинские нацисты, украинские националисты в решительный час повели себя как настоящие гитлеровцы, не став жеманиться («Ах, не то говорят со сцены! Ах, везде евреи-либерасты! Ох, уйдем от вас, противных!»), просто отлупили ногами предателей и соглашателей, в буквальном смысле слова повернув курс украинской истории. Русские же фашисты, нацисты и националисты оказались гитлеровцами теоретическими, чтоб там поспорить про расовую теорию — да, а чтоб стащить Немцова со сцены и самому ее занять — нет. В духе царящего в нашем отечестве постмодернизма, официальные политические радикалы как раз оказались абсолютно нерадикальными.

Возможен ли Русский Правый Сектор‌*? Наша страна полна множеством правых и ультраправых организаций, из одних лишь футбольных фанатов можно сформировать отдельную штурмовую дивизию. Плюс многочисленные «Русские пробежки», плюс полулегальные группы по борьбе с мигрантами и наркоторговцами, плюс дети Тесака, плюс остатки РНЕ‌* и ДПНИ, плюс казачьи и православные организации (особенно с подчинением РПЦЗ), плюс ультрарадикальные неоязыческие террор-группы, всевозможные Союзы Офицеров (после Квачкова смотрящие на власть известно как) и бесчисленное множество спортивных кружков, клубов и турниров с правым и ультраправым уклоном.

Тут не то, что Правый Сектор‌* — целый Правый Фронт сформировать можно, причем после Манежки у русских правых есть опыт неформальной координации и организации митингов, сходов и непубличных драк стенка на стенку. ВСЁ ЕСТЬ. Потенциальные мобилизационные возможности правых только в Москве — несколько десятков тысяч человек. А уж если одновременно поднять и регионы, то никакого ОМОНа на всю страну не хватит...

Есть всё, кроме желания не ждать милостей от Бога, который пошлет правильный протест с правильными лидерами, и уж тогда-то мы всем покажем, ух, а действовать здесь и сейчас, с неправильным протестом, с неправильными лидерами, с неправильными целями, по ходу дела форматируя реальность под себя. Мы как Мюнхгаузен, который, попав в болото, был вынужден сам себя вытаскивать за косичку. Украинцы сами себя вытаскивают, а мы сидим, ждем чего-то. Чего?»