«Защитников» Стрелкова оказалось гораздо больше, чем его критиков. Но критики тоже были

Сдача Славянска — военный аспект

Отставка Игоря Стрелкова с поста министра обороны ДНР и последовавшее за ней его отстранение вообще от какой-либо деятельности в ополчении не могли не вызвать разочарования среди значительной части людей, искренне считающих себя патриотами России и сторонниками Новороссии. Это разочарование не в последнюю очередь связано с широко распространенным представлением о Стрелкове как об успешном, а для многих — несомненно талантливом военачальнике. Убежденные в правильности этого представления «поклонники» Стрелкова связывают его опалу с «происками» С. Е. Кургиняна, обрушившегося на их кумира с критикой (конечно же, несправедливой!).

За эту критику Кургинян получил от «застрелковцев» самые разнообразные и одиозные обвинения, но не получил главного — непротиворечивого ответа на поставленный им вопрос: в чем была стратегическая или оперативно-тактическая необходимость сдачи Славянска?

Как ни странно, среди тех, кто высказывал мнение о качестве проведенных Стрелковым военных операций, практически отсутствуют серьезные специалисты: тактики, аналитики, военные историки, не говоря уже об официальных представителях Генштаба РФ. Можно предположить, что профессиональные военные стараются не комментировать ситуацию на Юго-Востоке, исходя из общей установки РФ на невмешательство во внутренний конфликт на Украине. Как бы то ни было, эту пустоту тут же заполнили непрофессиональные комментаторы. Образ Стрелкова-военачальника с самого начала в существенной степени был сформирован медийными, а не военными авторами: военными корреспондентами (Дмитрий Стешин, Владислав Шурыгин), блогерами (Борис Рожин, Анатолий Несмиян, «Юлай Уралов», «Юра из Сум»), а также анонимными «специалистами», статьи которых на страницах своих ЖЖ публиковали некоторые из этих блогеров.

Из всех вышеперечисленных персонажей только о В. Шурыгине точно известно, что он имеет военное образование, а его опыт работы в зонах боевых действий может расцениваться как значительный. Все же остальные не могут называться иначе как аналитиками-любителями — причем в обоих смыслах слова «любитель»: то есть и непрофессионалами, и людьми, предельно необъективно (слишком любовно) настроенными по отношению к Стрелкову.

Можно обсуждать, чем была вызвана столь хвалебная позиция — искренней верой в военные таланты Стрелкова, наивным желанием не навредить делу ополчения, опасением усилить моральный урон, который, несомненно, понесло ополчение ДНР из-за самого факта «исхода» или чем-то еще, но «защитников» Стрелкова оказалось гораздо больше, чем его критиков.

Но критики тоже были. Среди комментаторов, не подхвативших волну славословий деятельности Стрелкова-военачальника, особо отметим участников некоторых интернет-форумов, в первую очередь, Прохорова (pro-horror-off) — модератора форума «ТерраАналитика» и BlackShark — модератора форума «Глобальная Авантюра». Отдельно следует выделить М. В. Литвинова, о котором мало что известно, но чьим публикациям интернет-сообщество, в целом, склонно доверять.

Авторитет этих авторов в том, что касается событий в Донбассе, у подавляющего большинства участников обсуждения сомнений не вызывает. Именно их комментариев в первую очередь ждут рядовые участники этих обсуждений. Поэтому за неимением профессионального и объективного военного анализа рассмотрим доводы «продвинутых неспециалистов», приводившиеся с противоположной (антистрелковской) стороны. Тем более что уже прошло довольно много времени, и нет особой необходимости оберегать фигуру бывшего министра обороны от критики, которая тогда, «по горячим следам», как утверждалось, могла окончательно разрушить дело защиты Новороссии.

Повторим, что сразу же после сдачи Славянска в интернет-сообществе звучали не только славословия Стрелкову, но и жесткие претензии.

23 июня 2014 на сайте «Голос Севастополя» была опубликована статья М. В. Литвинова «Ямпольский бой 19 июня 2014 года. Загадки и отгадки». (Напомним читателю, что город Ямполь, который находится недалеко от Славянска, в июне был в руках ополчения и являлся важной линией коммуникации защитников Славянска с остальной территорией ДНР).

Статья начинается примечательным утверждением: «Практически впервые с момента начала боевых действий на территории Донбасса у одной из противоборствующих сторон можно отметить наличие оперативного замысла и достаточную последовательность в его достижении». При этом автор статьи дает понять, что его «комплимент» о наличии оперативного замысла и его реализации относится не к командованию ополчения, допустившего, по мнению М. В. Литвинова, ряд существенных просчетов и ошибок, а к штабным структурам ВСУ и привлеченным ими «иностранным советникам, имеющим боевой опыт». То есть никто из полевых командиров Новороссии, в том числе Стрелков — тогда министр обороны ДНР, в роли военачальника себя ни разу не проявил.

Отмечая, что на тот момент слабым местом ополчения был весь район Ямполя, автор подчеркивает, что «по сути своей чрезвычайно неудачной» являлась основная позиция на перекрестке дорог. Явной ошибкой командования ополчения Литвинов считает также недостаточные меры по усилению ямпольского батальона. И дело не только и не столько в ограниченности ресурсов, а в первую очередь — в недооценке возможных последствий удара в точке, где этот батальон держал оборону: «Такой вывод можно сделать хотя бы из того, что после разгрома ямпольского батальона все-таки нашлись силы, которые были высланы из Славянска на помощь. По заявлению командования ополчения, им удалось вскрыть выдвижение основной группировки противника на исходные позиции к Красному Лиману и даже нанести ей потери на марше. Однако на группировку ополчения эта информация влияния не оказала — на направлении главного удара была сосредоточена только половина противотанковых средств батальона ополчения, резервы в район Кривой Луки, Закотного и Северска заблаговременно выдвинуты не были».

Еще одной серьезнейшей ошибкой, по мнению Литвинова, являлось то, что разведывательно-диверсионные группы ополчения недостаточно внимания уделяли собственно разведке, отдавая предпочтение диверсионным действиям. Либо (а это уже прямой упрек в адрес Стрелкова) «по каким-то причинам командование ополчением ограниченно использует при планировании своих действий данные разведки».

Литвинов предупреждает, что, несмотря на понесенные в бою под Ямполем потери, несмотря на срыв задуманного плана, командование карательной операцией не отказалось от своей основной идеи — спровоцировать «выдвижение резервов из Славянска, блокировать их на северном берегу Северского Донца и полностью их уничтожить».

И еще одно чрезвычайно важное замечание, позволяющее судить, в том числе, о качестве решений, принимаемых Стрелковым-военачальником: «Также следует признать, что штабные работники карательной операции очень четко представляют себе логику принятия решений командованием ополчения. А стало быть, продолжат провоцировать его на вынужденные и предсказуемые действия с целью нанесения поражения отдельным группировкам ополчения».

Ямпольский бой был первым предупреждающим звонком. Но командование ополчения не услышало его и не предприняло никаких серьезных мер по разблокированию «единственного относительно безопасного маршрута снабжения славянской группировки ополчения». Закономерным итогом такого военного планирования (и не только в результате ошибок «в районе Ямполь–Кривая Лука–Закотное») стал уход стрелковцев из Славянска.

Другой блогер, под ником frallik, кратко описал потери от этого шага: «В результате сдачи Славянска сдано около 10 укрепрайонов ополчения. Фактически поставлено под вопрос физическое существование отряда Мозгового. Уничтожение гражданского населения приобрело массовый характер, но уже не с воздуха, а карательными отрядами на земле. Потери среди гражданских за сутки после сдачи Славянска превышают в разы всё, что было до этого. Судя по видео, в Славянске был брошен целый арсенал вооружения и боеприпасов».

Результат славянской эпопеи превзошел все ожидания командования ВСУ. Ополченцы покинули Славянск уже утром 5-го июля — практически без боя. Если, конечно, не считать таковым уничтожение бронегруппы ополчения. По замыслу Стрелкова, она должна была отвлечь внимание карателей, пойдя на прорыв на ложном направлении. Но угодила в засаду, едва ли успев нанести противнику хоть какой-то урон.

Вечером того же дня Дмитрий Стешин, военкор «Комсомольской правды», опубликовал статью, призванную хотя бы на ближайшие дни как-то сгладить впечатление от ситуации, о которой многие не могли и помыслить. Статья начинается словами: «Я понимаю и разделяю горечь и обиду людей, узнавших сегодня утром эту неприятную новость об уходе ополчения из Славянска». Стешину пока не до дифирамбов в адрес «полководца Стрелкова», его задача — представить случившееся как неизбежность: «К середине июня Славянск пережил сам себя. Сковав собой огромную группировку, город в то же время требовал всё большего гарнизона и начал в ответ связывать отнюдь не бесконечные людские и технические ресурсы Народной армии Донбасса. Кроме того, являясь юридически главкомом ополчения, Игорь Иванович не мог полноценно руководить своей армией из осажденного города».

На произошедшее незамедлительно отреагировали ведущие интернет-форумы: «ТерраАналитика» и «Глобальная Авантюра». Доминировали настроения в духе сказанного Д. Стешиным. На их фоне явным диссонансом прозвучало заявление Прохорова: «Я последовательно критиковал практически всё, что делал Стрелок с конца мая. И то, о чем говорил в июне, свершилось — всё это череда личных промахов Стрелка: Славянск еще не исчерпал всех возможностей для обороны, не организована эвакуация мирняка и активистов ДНР (менты, кто вышел на работу, уже все арестованы), за Славянском падут еще ряд городов на Северном фронте — их оборонный потенциал ничтожен, окружение Славянска — из-за явных косяков Стрелка».

Прохоров — не рядовой ополченец. Он занимал и сейчас занимает не самое последнее место в военных структурах ДНР и имеет доступ к оперативной информации. 5 июля на форуме «ТерраАналитика» он публикует сообщение следующего содержания: «Над Славянским горсоветом — украинский флаг. Одно хорошо — на Константиновку сейчас отправили подкрепление. А Стрелка, скорее всего, ждет трибунал».

В тот же день, 5 июля, за три часа до публикации статьи Д. Стешина, Борис Рожин опубликовал «Заявление Павла Губарева об оставлении Славянска», в котором Стрелков сравнивается с Кутузовым: «Кутузов тоже отходил, и в этом был план. А вообще русские отходят только перед решающим победным сражением».

День спустя, 6 июля, аналогичное сравнение прозвучало в статье Ивана Лизана «На оставление Славянска ополчением: кто в итоге проиграл»: «Итак, оставление Славянска и Краматорска силами ополченцев подобно «сдаче» Кутузовым Москвы войскам Наполеона. Что потом случилось с Наполеоном, известно всем». (Из профиля И. Лизана: «Колумнист. Обозреватель проекта «Однако. Евразия». Родился за полгода до провозглашения Украиной независимости... Сфера интересов: геополитика, право, евразийская интеграция, реальный сектор экономики, энергетика».)

В этот же день, 6 июля, Борис Рожин публикует статью «Отступление», в которой, подобно Д. Стешину, обосновывает невозможность и бесперспективность обороны Славянска, а действия командования ополчения характеризует как дерзкие и неожиданные для противника: «Тут могу лишь напомнить историю с прорывом из французского Бреста немецкой эскадры через Ла-Манш в 1942 году, когда буквально под носом у англичан в Германию проскочили «Шарнхорст» и «Гнейзенау», а «владычица морей» не смогла организовать сколь-нибудь действенных мер по блокированию прорыва».

Поскольку в мировой военной истории можно найти любые примеры, подтверждающие или опровергающие что угодно, то, задавшись целью обелить «своего» полководца, сделать это не составит труда. Об этом, в частности, говорит и ссылка на Кутузова. Впрочем, от этого дурно пахнущего сравнения вскоре отказались и сами авторы. В ход пошли более тонкие и претендующие на психологизм оправдания.

Продолжение следует.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER