Где же Славянская бригада? А ведь очень может быть, что, не случись этого «исхода», продержись защитники Славянска еще несколько недель, была бы Славянская бригада гордостью и славой Новороссии!

Сдача Славянска — военный аспект — 2

Продолжим обсуждение материалов по поводу сдачи Славянска, принадлежащих «продвинутым дилетантам», обитающим на военных форумах.

10 июля статью под названием «Оборона есть смерть восстания» опубликовал в своем блоге единственный недилетант Владислав Шурыгин. Свою оценку действиям Стрелкова он выразил так: «...Планируемого образцово-показательного разгрома и последующего уничтожения окруженной группировки ополченцев не получилось. 5 июля рано утром, нащупав брешь в кольце блокирующих войск, гарнизоны Славянска и Краматорска прорвали окружение и отошли к Донецку».

Шурыгин полемизирует с Кургиняном, считающим, что «уход ополченцев из Славянска стал результатом сепаратного сговора и предательства», но на выдвинутое обвинение не отвечает. Он только убеждает читателя (на основании чего, непонятно), «что само по себе публичное обвинение командующего в трусости и измене в условиях войны является грубейшим пропагандистским провалом и нарушением всех норм ведения информационной и психологической борьбы».

Но почему же? Если командующий действительно трус и изменник — ждать конца войны, что ли? И потом, такие обвинения сплошь и рядом встречались в истории войн, в том числе, в истории Великой Отечественной войны. Достаточно вспомнить эпизод лета 1941 года с обвинением командующего войсками Западного фронта Д. Г. Павлова. Через месяц после начала войны решением военного трибунала он был приговорен к высшей мере наказания «за трусость, самовольное оставление стратегических пунктов без разрешения высшего командования, развал управления войсками, бездействие власти».

Даже набор обвинений, предъявленных обоим командующим — тогдашнему и сегодняшнему — весьма схож. Едва ли В. Шурыгин не знал о существовании подобных эпизодов в истории войн. Просто почему-то он сам и основные участники обсуждения априори исходили из того, что к Стрелкову такое обвинение никак применить нельзя.

Но Шурыгин добавил к сказанному еще один тезис: «И Славянск, и Краматорск имели ценность как узлы обороны, именно и единственно в качестве щитов на пути к Донецку, но будучи обойденными и отрезанными, лишались какого-либо стратегического значения, и оборона их теряла всякий смысл. Поэтому решение Игоря Стрелкова прорываться из окруженных городов было совершенно правильным решением, а то, как была проведена эта операция, вызывает восхищение и уважение».

Заявление о бессмысленности обороны Славянска и Краматорска еще более подударно, чем предыдущее заявление Шурыгина. Это заметил 10 сентября на форуме «Глобальная авантюра» эксперт под ником BlackShark (предположительно, полковник ГАБТУ МО РФ). В своем сообщении он этот тезис Шурыгина, мягко говоря, ставит под сомнение: «Нормального окружения Славянска не было и быть не могло — войск столько у укропов нету. Как не было и угрозы «разрушения» города. Там 5 % поврежденного жилфонда было. Несколькими десятками орудий 120-тысячный город будешь до весны разрушать. А крупными силами прорваться, снеся хилый блокпост — это даже в Чечне у духов иногда прокатывало». На вопрос одного из участников форума, _«кому он [Стрелков мешал, успешно воюя?», BlackShark ответил с предельной прямотой: «Успешно? Уровень выше бригады он уже тупо не тянул (ну, бригаду еще как-то, а вот выше — уже нет). И не его в том вина. Как не вина Болотова, что он всего лишь сержант, так и не вина Стрелка — что он не кадровый офицер. Сейчас должны рулить и рулят совсем другие люди операциями»._

Что же имел в виду BlackShark, говоря о том, что нормального окружения Славянска не было? Дело в том, что война в Донбассе ведется сравнительно малыми силами. Когда речь идет об окружении какой-либо группировки или города, следует понимать, что это окружение не является сплошным, чаще всего это так называемое огневое окружение. Точно так же не является сплошной и линия обороны. Это, скорее, пунктир из огневых точек с пристрелянными секторами обстрела. Отсюда и важное преимущество господствующих высот.

Воюют, в первую очередь, мобильные группы — как диверсионно-разведывательные (ДРГ), так и тактические (батальонные, ротные). Наступательные операции ВСУ, по крайней мере, с первых боев под Дебальцево, начинались с захвата силами ДРГ ближайшего узлового пункта на одной из ключевых автомобильных или железнодорожных магистралей, после чего диверсионнно-разведывательная группа удерживала этот пункт до подхода тактической группы. Эта последняя оборудовала там хорошо укрепленный блокпост, усиленный бронетехникой и средствами артиллерийской поддержки, а спецназ ДРГ продвигался дальше — к следующей цели. Именно так, нащупывая бреши в отнюдь не сплошной обороне ополчения, нанося рассекающие удары, украинские войска овладели районом Дебальцево. Именно так, уже после сентябрьского поражения, им удалось взять под контроль Бахмутку — трассу, соединяющую Луганск и Лисичанск.

Такая тактика была эффективна, так как у ополчения отсутствуют возможности для создания сплошной линии обороны. В свою очередь, командование ВСУ также не могло создать вокруг города сплошной линии окружения, ибо, как верно говорит BlackShark, «войск столько у укропов нету». Что является еще одним аргументом против тезиса о бесперспективности обороны Славянска.

Важная особенность войны в Донбассе — использование концепции гибкой обороны, примеры которой демонстрировали подразделения Игоря Безлера. «Они не держатся за населенные пункты (кроме базы — Горловки). Атакуют — уходят», говорит Прохоров. Нападение на блокпост украинских десантников под Волновахой и нападения на объекты АТО в Харьковской области — примеры подобной тактики спецназа Игоря Безлера. Кстати, для стрелковцев подобные действия не были характерны.

Кроме того, Безлер, в отличие от Стрелкова, свои опорные пункты и огневые точки стремился располагать вне Горловки — на прилегающих высотах, тем самым снижая вероятность обстрела жилой застройки защищаемого им города.

Сейчас, уже после разгрома укро-фашистских войск в августовских и сентябрьских боях, в условиях нынешнего «перемирия», когда ожесточенные боестолкновения и артиллерийские дуэли идут вокруг Счастья, Дебальцево, донецкого аэропорта, понятно, что последствия сдачи Славянска — трагические. Что даже после августовского контрнаступления, в котором украинские войска потерпели сокрушительное поражение, эти последствия, как говорит Прохоров, всё еще не удалось преодолеть: «Вместе со Славянском без боя сдали Краматорск, Константиновку, Дружковку, Артемовск — это осложнило оборону Горловки и в боях были потеряны Дзержинск и Майорск».

Добавим: пока Славянск оставался под контролем ополчения, гарнизон базы бронетехники в Артемовске был, по факту, нейтрализован. А после того, как Славянск был оставлен, под контролем ВСУ оказались не только база в Артемовске, но и арсеналы в Угледаре, аэродромы в Краматорске и Северодонецке — вместе со всей инфраструктурой, позволившей в короткие сроки превратить эти объекты в мощные укрепрайоны, места сосредоточения крупных воинских подразделений, оснащенных тяжелым вооружением. В районе краматорского аэродрома, где всего за несколько дней до «исхода» ополченцы из Славянска вели успешные танковые бои, развернуты ракетные комплексы «Точка-У».

Недавно руководство ДНР заявило, что вся Донецкая область непременно будет освобождена от оккупантов. Но препятствием на пути к тому же Славянску, без сомнения, будет Артемовск. И всё тот же краматорский аэродром, точнее, — укрепрайон на базе дислоцированной в этом районе воинской части. Карачун, кстати, тоже никуда не делся. И кто сказал, что эти узлы обороны украинской армии окажутся для вооруженных сил Новороссии меньшим «геморроем», чем воинская часть в Авдеевке, например?

Уход Стрелкова из Славянска обосновывался также необходимостью консолидации сил ополчения. Славянцы как наиболее опытные бойцы должны были стать ядром обороны ДНР.

О том, насколько «успешной» оказалась «консолидация», если под ней понимать объединение усилий различных отрядов ополчения ДНР, можно судить по комментарию Прохорова: «Сама Горловка сейчас периодически уничтожается артелью укропа (Вы себе не представляете — какими эпитетами тогда «награждали» Стрелка там). Аналогично подставили и Мозгового с Дремовым — оборона Северска, Рубежного, Северодонецка и Лисичанска были обречены, как и Дебальцево с Попасной».

Да и бригада Стрелкова, как единое целое, по факту прекратила свое существование почти сразу же после «исхода». Многие ополченцы откровенно выражали недовольство принятыми Стрелковым решениями. Те из них, кто был готов продолжать борьбу с фашистами, стремились туда, где командование, по их мнению, было более компетентно и вызывало больше доверия.

В комментариях к статье Павла Гурьянова «Кто пишет от имени ополченцев Славянска?» пользователь mda1977 сообщает, что часть ополченцев приняла решение уйти в ЛНР: «Часть ополчения просто бросили. Перед отходом из Славянска был дан приказ грузить тяжелое вооружение. Это вызвало определенные подозрения и ожидания приказа отхода. Но его не последовало. Гиркин уже уехал. Подразделения прорывались самостоятельно. После такого к себе отношения часть людей разбрелась по домам, большая часть ушла к Мозговому... К Гиркину как к командиру возникало и раньше очень много «серьезных» вопросов у ополченцев. Наверняка поэтому столько их и «дезертировало» в сторону ЛНР».

Об отходе на Луганск в этот же день сообщает «ополченец Краматорска»: «Именно мой отряд отошел на Луганск. Звонят пацаны, говорят, что там всё намного организованнее и техники хватает... В Луганске командиры толковые».

Принято считать, что большая часть славянского ополчения передислоцировалась в Донецк. Но это, по-видимому, не так. Значительная часть ополченцев стала служить Новороссии в Снежном. Да, подразделение Моторолы после боев под Николаевкой отошло в Донецк. Однако уже в начале августа (Стрелков еще не был смещен с поста министра обороны ДНР) оно фигурировало в боевых сводках как самостоятельный отряд, действующий на границе ЛНР и ДНР, либо на территории ЛНР, в Миусинске.

Так где же она, Славянская бригада? А ведь очень может быть, что, не случись этого «исхода», продержись защитники Славянска еще несколько недель, была бы эта Славянская бригада гордостью и славой Новороссии! История не терпит сослагательного наклонения, но... еще раз дадим слово Прохорову: «Пофантазировав, можно подумать, что продолжение обороны Славянска (а потенциал обороны города не был исчерпан) не привело бы к потере территорий, угрозам крупным городам (Донецк и агломерация и Горловка), позволило бы додавить укроп в донецком аэропорту (тогда реально окруженного), на более выгодных позициях вести бои в Приграничной дуге, <...> и вообще — дало бы время на подготовку отрядов ополчения». А почему бы и нет, в конце концов?

Почитателям же Стрелкова, которым критика в его адрес кажется недостаточно убедительной, предлагаю ознакомиться с фрагментом интервью, которое Стрелков дал «Свободной прессе» 4 ноября этого года: «Я совершил много ошибок — военных и политических. Сначала я думал, что Россия быстро признает Новороссию, и на этом строил свою стратегию. Были и ошибки, связанные с недостатком военного опыта. У меня не было военного образования, я не окончил ни военного училища, ни академии, я самоучка, и это сказывалось. Мне очень не хватало военной подготовки, знания и умения командовать большими соединениями, организовывать тыл».

Что тут можно сказать? Обвиняли-то Стрелкова отнюдь не в отсутствии военных знаний и опыта, а совсем в другом.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER