logo
  1. Информационно-психологическая война
Аналитика,
Черт возьми, мы — секта! Но если мы — секта, то электронные стрелковцы — это фэндом. Быть может, в сети фэндом обладает некоторыми преимуществами против секты, но в реальности фэндома просто нет

Сектант

Политические, этические, экзистенциальные аспекты очередной электронной войны с «Сутью времени» Сергей Кургинян обсудил в своей передаче «Смысл игры — 62».

Собственно, меня эта блистательная кампания, этот великий поход электронных патриотов против Сергея Кургиняна и его движения интересует только с этих точек зрения — политической, этической, экзистенциальной. Набросы, вбросы и прочие выхлопы электропатриотической машинки мне с точки зрения содержания интересны так же, как философские размышления какой-нибудь Людмилы Улицкой (ну размышляет и размышляет, поставляет материал для выведения точного диагноза самой себе). Важно, конечно, знать, как настроена наиболее виртуальная часть русских патриотов, но куда важнее иметь контакт с теми, кто находится в суровой политической реальности — на пунктах сбора гуманитарной помощи, в хлопотах по социальным службам, в ополчении, наконец. А интернет-затрелковцы, упоенно читающие выхлопы всевозможных «путников»... Кто вообще все эти люди?

Дальше последует грубое обобщение. Это люди, которые «залипают» на виртуальные игрушки. Вчера они из Путина делали Брюса Уиллиса, сегодня из Гиркина делают Стрелкова. Все мы видели, как из истории обороны Славянска и его защитников творили эпос — правда, не уровня античных образцов, но на многосерийную анимешку хватало.

Главное доказательство того, что это была именно что анимешка, — отсутствие реакции на сдачу половины ДНР. Я не про то, что они должны были осудить Стрелкова, а про то, что электронная машинка патриотизма не скривилась от боли, когда их любимая ДНР ополовинилась. Наоборот, некоторые участники этой военно-реконструкторской игры разразились победными реляциями. Некоторых «стрелковцев» (вроде так называемого Бабая) прямо превратили в аниме-персонажей; вокруг самого Стрелкова создали фэндом [фэндом — неформальное (как правило) субкультурное сообщество, участники которого объединены единым интересом, связанным с произведениями искусства — пристрастием к определенному фильму, книге, сериалу и т. д. «Википедия». — прим. редактора], контент для которого продолжает поставлять странное существо Егор Просвирнин, вынырнувшее как будто из каких-то сатурналий, переходящих в дьяволопоклонство (кстати, уверен, что самому Просвирнину такие характеристики даже льстят). И этот самый фэндом вообще перестал замечать, что есть ополченцы-нестрелковцы, что есть другие командиры, что на других участках фронта не менее тяжело. Больше того: про других командиров стали сочинять самые гнусные сплетни (даже про главнокомандующего ЛНР, хотя сами говорили, что главнокомандующий во время войны критике не подлежит). И рисовали комиксы про отважного Стрелкова, разрывающего всевозможные темные сети «укропов».

Между прочим, заигравшись, даже не заметили подмены. Сначала говорили, что воюют с бандеровцами, нацистами, фашистами. А потом появился термин «укропы». Я-то понимаю, что «укропами» называют нацистскую часть украинского общества, но ведь, по сути, это почти этноним, который завтра будет наброшен на весь украинский народ. Это очень старая технология. Например: ругательное слово «москаль» якобы значит «нехороший русский», оно, «конечно же», не относится ко всем русским. Ну, для какой-нибудь юной поэтессы Насти Дмитрук — не ко всем, а когда начинается кровавый угар, то никто никаких различений не проводит. А знаете образец, на основании которого укронацисты реализуют схему «русский — москаль»? Подобными языковыми играми (весьма, согласитесь, примитивными) всегда славились антисемиты, которые всегда говорили, что «жиды» — это такие «нехорошие евреи». И хорошие евреи, следовательно, на лозунг «Бей жидов!» обижаться не должны. «Мочить укропов!» для многих украинцев звучит так же, как для евреев «Бей жидов!» Как можно таких вещей не понимать! Ведь это же моральная капитуляция перед бандеровцами.

Так вот, этот пошлый фэндом вокруг Стрелкова вытащил весь антисутевский контент, который накопился в отстойниках либерастии, левачества и прочих антипатриотических сил. Мне больше всего нравится куплет: «Вы — секта! Кургинян — ваш гуру!» Поймите, друзья: секта круче фэндома. Секта — это серьезная организация. Сектанты за веру свою уходят из общества в катакомбы, плывут против течения, жертвуют и т. д. Первохристиане — это, например, тоже секта. Секта — это сложным образом построенная организация, это коллективные моления, это одержимость и страсть. Поскольку понятно, что речь идет об использовании политической метафоры...

Кстати, ведь не все пассажиры электропатриотической машинки понимают, что это именно метафора. Ибо «Суть времени» не проводит регулярных коллективных молений и прочих ритуалов, не обожествляет своего харизматического лидера (то есть харизматический лидер-то есть, но статусом Бога, полубога или пророка Его он не наделен) и вообще допускает для своих членов различную конфессиональную принадлежность.

Значит, когда говорят «Вы — секта!», то имеют в виду, что «Суть времени» ведет себя в политике так же, как секта в религии. Я эту метафору принимаю. Как и всякая метафора, она не исчерпывает содержания явления. Но, знаете, пусть будет так: мы — секта. А секта, повторюсь, круче фэндома — и она на всякие залипухи не залипает по определению. Секта требует серьезности, преданности и сплоченности. Черт возьми, мы секта! Но если мы — секта, то электронные стрелковцы — это фэндом. Быть может, в сети фэндом обладает некоторыми преимуществами против секты, но в реальности фэндома просто нет. А секта — есть.

А про Стрелкова уже всё сказано. Пора тему закрыть.