Ряд участников и свидетелей одной геополитической катастрофы своими действиями (или пассивностью) фактически участвует в подготовке новой беды для нашего государства

Сибирский сепаратизм… под масками региональной элиты и международных коммуникаций

В предыдущей статье была затронута чрезвычайно важная тема — заинтересованность части российской элиты в распространении областнических, сепаратистских настроений среди населения Сибири. Причем эта заинтересованность, проявившаяся в годы перестройки и ставшая одной из причин распада СССР, никуда не исчезла за последние 20 лет. А ряд участников и свидетелей одной геополитической катастрофы своими действиями (или пассивностью) фактически участвует в подготовке новой беды для нашего государства. И в этом задействованы зарубежные субъекты, применяющие типичные для диффузных сепаратистских войн методы.

Но прежде, чем описать эти методы, хотелось бы напомнить акты предательства в отношении своей страны, которые допустили некоторые политические и общественные силы. Ибо сейчас внешний враг пытается атаковать российскую государственность в первую очередь через те же сегменты политической элиты и социальные слои нашего общества.

Так, немалую роль в дестабилизации общественно-политической жизни и разрушении СССР сыграли многотысячные шахтерские забастовки 1989 года, охватившие Кузбасс, Донбасс и другие угольные регионы страны. По утверждениям экспертов, протестное движение шахтеров в социалистической Польше, СССР, а позже и в постсоветской России имело связь с американскими фондами и профсоюзами.

Тогда же, во времена перестройки, появилось и немало политических организаций, выдвигавших сепаратистские лозунги. Именно они предлагали шахтерам, выступавшим с экономическими требованиями, опасную для целостности страны политическую альтернативу.

Возрождение идей сибирских областников (к чему также приложили руку американские спонсоры) мы наблюдали в том же 1989 году в Томске, где «Союзом содействия революционной перестройке» был создан Комитет «Сибирь». Уже весной 1990 года члены Комитета выступают с инициативой создания «Конфедерации Сибирских земель» с общими органами управления, внутренним рынком и валютой.

В июле 1990-го этот Комитет собирает конференцию с участием представителей большинства сибирских областей и краев для учреждения нового движения «Союза объединения Сибири». В принятой декларации ставились такие задачи движения, как «достижение суверенитета Сибири» и «создание органов общесибирского управления».

В начале 90-х в Томске группой писателей и политиков была создана «Партия независимости Сибири» (ПНС), которую возглавил депутат областного совета Б. Перов. Лидер ПНС (по совместительству — автор газеты «Народная трибуна») составил «Декларацию сибирской независимости», где предусматривалось «провозглашение Сибирской республики» и «возмещение сибирякам ущерба, нанесенного империей».

Обращает на себя внимание то, с какой легкостью тогда некоторые «народные избранники» при выборе «новой государствообразующей идеи» оперлись на «наследие областников», вычеркнув весь опыт СССР и Российской империи. Образцы для тогдашних «программных текстов» и «деклараций» были заимствованы у теоретиков регионализма, мечтавших об отделении Сибири. Знаменательно, что «на изучение и популяризацию сибирского областничества «Фонд Сороса» стал выделять гранты», и «первые группы «неообластников» создавались при участии американцев».

Несмотря на то, что в начале 1993 года «Партия независимости Сибири» самораспустилась, свою задачу-минимум она выполнила. Во-первых, в общественное сознание, ошеломленное «шоковыми реформами», удалось запустить «вирус сепаратизма». Во-вторых, был дан старт строительству неообластнических организаций, среди которых можно выделить тюменское и омское движения «Сибирь», «Партию сибирской независимости», «Союз объединения Сибири», «Сибирскую республиканскую партию».

В регионах также появились движения, отстаивающие образование в Сибири «отдельных национально-территориальных единиц». В Иркутске это были сторонники Восточно-Сибирской республики, в Красноярске — приверженцы Енисейской республики, в Новосибирской области — защитники Республики сибирских татар в Западной Сибири. Северобайкальский союз ветеранов и первопроходцев БАМа обсуждал создание Байкало-Амурской Демократической республики, а в Приморском крае заговорили о Дальневосточной республике. Был даже проект «Великой Бурятии», объединявший Бурятскую Республику, Усть-Ордынский и Агинский автономные округа…

В начале 90-х сепаратистские идеи распространялись в основном через отдельные печатные СМИ. Например, особо отличилась в этом направлении «Сибирская газета», публиковавшая статьи о «создании Сибирского гражданского государства на основе русскосибирской нации» с последующим предложением провести по этому вопросу референдум в Сибири.

Уже со второй половины 90-х, с массовым распространением в России интернета, возникает много связанных между собой сибирских регионалистских сайтов, распространяющих «учение областников». Причем в крупных сибирских городах появляются не только свои популярные блогеры-сепаратисты, но и общественно-политические организации, выступающие за обособление Сибири от России.

Именно из этого «источника» питается возникшая в Новосибирске (уже упоминавшаяся нами в предыдущих статьях) команда блогеров-сепаратистов, связанная с белоленточниками (К. Еременко, А. Лоскутов, Д. Марголин и др).

И здесь же активно работает в интернете и в реале создатель организации «Собор Руси Родов Славных» А. Будников. Весной 2012 года этот бывший член РНЕ и сторонник сибирской самостоятельности, неоднократно осужденный за экстремизм, создал еще одну организацию — «Сибирский державный Союз». Глава СДС называет себя «русичем» и выступает за конфедеративные отношения между Сибирью и Центром: «Сибирь является сырьевым придатком Москвы… Мы категорически против развала России… Если Московия не повернется к регионам головой, то одна голова и останется».

Отметим, что неообластники и т. н. сибирские националисты, как минимум, внимательно следят за настроениями региональной элиты, годами навязывая ей свое видение ситуации и свой язык. И все чаще местные управленцы и законодатели во время избирательных кампаний, а также для того, чтобы побудить Москву «повернуться головой» к нуждам региона, переходят на этот язык.

Так, в середине февраля 2013 года в Красноярске прошел X Экономический форум, вызвавший разочарование части местной элиты. Депутат краевого Законодательного собрания А. Быков в интервью местному телеканалу ТВЦ заявил, что Форум стал площадкой, где представители финансово-промышленных групп попытались «навязать колониальную политику России и ее конкретному региону — Сибири... Отдельные руководители финансовых групп приехали с планами на агломерацию нашей сибирской территории. Я увидел людей, которые приехали из-за океана, всех их считаю агентами влияния, они начали нам рассказывать, что Россия не сможет освоить Сибирь, и надо бы поделиться — отдать Сибирь».

В данном случае депутат говорил о «навязывании колониальной политики России» на мероприятии, где присутствовали не только зарубежные эксперты и бизнесмены…

Досталось нашим олигархам и от спикера Заксобрания А. Усса, предложившего участникам Форума не ограничиваться только «абстрактными соглашениями и договоренностями».

На протяжении более чем 20 лет со стороны отдельных представителей региональной элиты, а также от сепаратистских сообществ, звучит критика в адрес Федерального центра. Звучит она из Красноярска (откуда, кстати, родом «сибирский националист» Д. Верхотуров), из Томска (где обитает создатель «сибирского языка» Я. Золотарев), из Новосибирска... причем все чаще пафос этой критики содержит явные сепаратистские интонации.

Иногда сепаратисты выдвигают инициативы, явно адресованные зарубежным спонсорам. Так, в 2010 году блогер из Кузбасса В. Киселев выступил с предложением провести «референдум о присоединении Сибири к США».

И за всеми этими событиями более чем 20 лет следят международные субъекты, работающие на очередной распад страны методами диффузной сепаратистской войны...

Приведем несколько довольно странных фактов.

Странный факт № 1

В декабре 2012 года Сибирский федеральный университет, расположенный в Красноярске, посетил российский психолог, профессор Кембриджского университета (Великобритания) и Европейского университета (Санкт-Петербург) А. Эткинд. Специалист в области психоанализа на основе своей «авторской концепции» прочел спецкурс (явно не из области психологии) под общим названием (внимание!): «Внутренняя колонизация в культурной истории России».

Сообщалось, что приезд данного специалиста проходит «в рамках долгосрочного научно-исследовательского проекта Фонда Михаила Прохорова «Локальные истории», где авторские лекции в российских вузах читают ведущие отечественные и зарубежные историки и филологи».

В данном случае, приехал психолог и заговорил о «постколониальных исследованиях», «сырьевой зависимости», «внутренних колониях», о «расах и сословиях»… Интересный долгосрочный проект с участием наших либералов, не правда ли?

Странный факт № 2

26 октября 2012 года в одном из вузов Кемерово прошел первый обучающий семинар бизнес-школы в рамках реализации проекта «Мы в глобальном мире». В роли ведущего выступил бывший британский десантник, офицер Особой воздушной службы (SAS), а ныне специалист по мотивации и телеведущий Кен Хеймс. Тема семинара — «Сильное лидерство во время перемен».

Как известно, «бывших» спецслужбистов не бывает. Так и хочется спросить: «К каким переменам готовит приехавших с предприятий Кузбасса сотрудник английских спецслужб»?

После занятий Кен Хеймс заявил в интервью: «В Сибири есть персоны, способные оказывает влияние на мир и мировую экономику. Я думаю, что на Западе скоро прибавится сибирских бизнесменов».

Так что, британская разведка отбирает группу «агентов влияния» для будущего освоения английскими кампаниями ресурсов Сибири?

Странный факт № 3

5 февраля 2013 года в Новосибирске открылась выставка «SibBuild/СтройСиб», на которой в качестве гостя присутствовал заместитель посла Великобритании в России Денис Киф. При более близком знакомстве с биографией Д. Кифа выясняется, что сфера интересов данного дипломата гораздо шире, чем строительный бизнес.

Д. Киф — выпускник-филолог Кембриджа и Оксфорда. Начинал свою «дипломатическую» карьеру в Праге в 1984–1988 гг. Чешские СМИ так отзываются об этом периоде его жизни: «Он прибыл с одной существенной целью: установить сеть контактов между диссидентами, которых ранее не существовало. Первый человек, с которым он связался, был Вацлав Гавел». Эти контакты привели тогда к конфликту с полицией и к отъезду в Лондон. Но в конце 1990-х годов Д. Киф возвращается в Прагу и участвует в подготовке Чехии к вступлению в НАТО.

В 2007–2010 гг. (то есть и во время нападения Грузии на Южную Осетию) Д. Киф служил послом Великобритании в Грузии. Он активно выступал за вступление Грузии в НАТО, так как, по его мнению, со стороны России «существует непосредственная угроза нападения».

Вот такие у нас (специализирующиеся на диссидентах и НАТО) британские дипломаты, приезжающие с визитом в Новосибирск.

Так что пока часть региональной элиты на паях с неообластниками и сепаратистами выясняет отношения с Федеральным центром, по России (а точнее, по «зараженным» сепаратизмом регионам) разъезжают с лекциями, семинарами и деловыми визитами сотрудники зарубежных спецслужб. Для чего? Ясно ведь, что не для того, чтобы готовить российскую молодежь к новым вызовам, которые угрожают стране.

У Запада есть несколько моделей дальнейшего ослабления России. И об одной из них еще в конце 90-х откровенно заявил главный идеолог борьбы с СССР З. Бжезинский в своей книге «Великая шахматная доска»: «Потеря территорий не является главной проблемой для России... В большей степени децентрализованная, Россия была бы не столь восприимчива к призывам объединиться в империю. России, устроенной по принципу свободной конфедерации, в которую вошли бы Европейская часть России, Сибирская республика и Дальневосточная республика, было бы легче развивать более тесные экономические связи с Европой, с новыми государствами Центральной Азии и с Востоком, что тем самым ускорило бы развитие самой России. Каждый из этих трех членов конфедерации имел бы более широкие возможности для использования местного творческого потенциала, на протяжении веков подавлявшегося тяжелой рукой московской бюрократии».

Вот так в борьбе с «московской бюрократией» (а на самом деле — с Россией) объединяются сепаратисты, «белоленточники», часть региональной элиты, а также зарубежные идеологи и разведчики, уже однажды поучаствовавшие в развале нашего государства.

Так что нам жизненно необходимо, срывая лживые маски и разоблачая уводящие от сути вопроса лозунги, последовательно и настойчиво строить свой союз — союз защитников территориальной целостности страны.

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER