logo
Статья
/ Павел Расинский
На выходе из учебного заведения мы получим сверхузкого специалиста, который без сверхусилий уже не сможет вырваться из силков, расставленных «добренькими» чиновниками от образования, а на деле — серьезными врагами образования

Сохраним математику, единую и неделимую!

Фраза, вынесенная в заголовок, только на первый взгляд кажется странной. Мол, математика же и без того единая. И невозможно ее разделить. Как бы не так! В головах борцов с математическим образованием она делится на две разные математики. И вот как это происходит.

С 2015 года пресловутый Единый государственный экзамен (ЕГЭ) по математике будет разделен на два уровня. Базовый и профильный. Базовый уровень — «для жизни», а профильный — для поступления в вузы. Чтобы провести анализ предлагаемых изменений, давайте сначала вспомним, что представляет собой ЕГЭ.

ЕГЭ — единый государственный экзамен, проводимый централизованно в России в средних учебных заведениях. Как обычно пишут, этот экзамен является одновременно выпускным экзаменом в школе и вступительным в большинстве вузов. Однако о том, чем на самом деле он является в школе, мы поговорим ниже.

В рамках единого государственного экзамена существуют два обязательных предмета — математика и русский язык, а также неограниченное количество дополнительных предметов.

Если ученик по одному из обязательных предметов не добирает баллов до минимально установленного порога, он имеет право пересдать экзамен по этому предмету. Если же оба обязательных предмета выпускник сдает на «неуд», то получает справку об окончании школы с правом пересдачи экзаменов на следующий год.

Хотелось бы обратить внимание на один важный момент, из которого и следуют нынешние властные телодвижения в рамках ЕГЭ по математике. Дело в том, что результаты экзамена никак не влияют на оценку в аттестате. Важно пройти минимальный порог по обязательным дисциплинам, и в аттестат будет внесена средняя оценка за два последних года обучения по этим дисциплинам. Таким образом, ЕГЭ не может быть использован для контроля результата обучения. По сути, этот экзамен не является в полной мере и экзаменом выпускным. Итак, зафиксируем, что ЕГЭ, по сути, упразднил выпускные экзамены, сведя их лишь к преодолению некоего порога.

Но и этого оказалось мало тем, кто воюет с образованием в целом и с математическим образованием в частности. Как тут не вспомнить ставшее уже крылатым заявление бывшего министра образования Андрея Фурсенко о том, что задача системы образования заключается в том, чтобы «вырастить потребителя»! Ведь для того, чтобы преодолеть минимум, надо иметь хотя бы какие-то знания. И знания эти должны быть не на уровне пятого класса — ведь выпускается ученик из одиннадцатого. Поэтому и задачи в экзамене, казалось бы, должны быть на соответствующем уровне. Однако перед разрушителями образования стоит задача выпустить из школы человека, который при этом не будет ничего знать. Вот такая сложная задача — выпустить, не дав знаний. И тогда говорится следующее...

Предоставлю слово руководителю Рособранадзора Сергею Кравцову. «Экзамен базового уровня не является облегченной версией профильного, он ориентирован на иную цель и другое направление изучения математики. Базовый уровень будет содержать задания, которые необходимы выпускнику школы, чтобы использовать математический аппарат в повседневной жизни: проводить простейшие расчеты, оценку и прикидку, логически рассуждать, действовать в соответствии с несложными алгоритмами, использовать для решения задач учебную и справочную информацию».

Разве не очевидна тут неприкрытая подмена понятий? Лукавые слова о том, что базовый уровень не является облегченным профильным, по сути, представляют собой утверждение о том, что существуют две математики. Две не пересекающиеся математики.

Но любому здравомыслящему человеку очевидно, что это не так. Для решения интегральных или дифференциальных уравнений всё равно необходимо уметь производить простейшие операции. Какие такие знания можно дать в базовом курсе, которые не нужны в профильном? Нет таких знаний. Невозможно расщепить математику на две независимые математики.

Так что же предлагают выпускникам сдавать под видом базового уровня?

А под видом базового уровня предлагается сдавать математику за 5–6 класс, что резко снижает планку уровня математических знаний выпускников. По сути, говорится, что, если человек хочет стать музыкантом, художником или филологом, ему незачем иметь даже тот уровень, к которому раньше тянули всех выпускников в старших классах. Ему якобы необходимы знания на уровне 5–6 классов. И вот эти-то знания он должен подтвердить на выпускном экзамене 11-го класса.

И это не пустые слова — каждый может скачать в интернете демонстрационный вариант контрольно-измерительных материалов (КИМ) ЕГЭ по математике для базового уровня. Там вы найдете задачи на работу с дробями, процентами, на вычисление формул (которые уже даны, а не выводятся исходя из условий задачи), одна простейшая задача на вычисление вероятности. И лишь по одной простейшей задаче на производные (причем, не на вычисление) и логарифмы. То есть подавляющее число задач относится к курсу пятого-шестого класса!

Всё это — серьезнейший подрыв российской системы образования, который может закончиться лишь производством искалеченных судеб. Причем подрыв производится по нескольким направлениям сразу.

Во-первых, как я уже сказал, резко снижена планка математического образования для некоторых категорий выпускников. Если, предположим, по каким-то причинам ученик заранее решил, что он идет по гуманитарному направлению, такому, в котором «не требуется», как ныне заявляют чиновники, серьезная математика, он бросает учить ее, так как она ему не нужна даже для экзамена. И мы получаем очень ограниченных людей, очень, так сказать, узко «заточенных». Они уже не смогут вырваться за рамки, которые накладывает на них этот самый «базовый уровень».

Во-вторых, это ловушка, в которую загоняют учеников. Редкий среднестатистический ученик может в средних классах определить свое дальнейшее профессиональное развитие. Одно дело — иметь широкий спектр возможностей при поступлении в вузы благодаря высокому уровню знаний по различным дисциплинам. И совсем другое — заузить себе эти возможности, клюнув на приманку под названием «математика не понадобится» и, зная, что есть возможность не сдавать серьезный экзамен, пойти по пути наименьшего сопротивления, обойдясь базовым.

Всё это не вытягивание к высотам, а очевидное подталкивание вниз. Вместо того, чтобы тянуть школьника к знаниям, пусть и через страх не сдать экзамен, его манят сладким «пирогом» экзамена легкого. А потом всегда можно будет сказать, что никто не виноват в таком положении дел, кроме самого ученика (и, возможно, его родителей). Но ведь это какое-то изощренное издевательство — соблазнять и обвинять соблазнившихся...

И вот, на выходе из учебного заведения мы получим сверхузкого специалиста, который без сверхусилий уже не сможет вырваться из силков, расставленных «добренькими» чиновниками от образования, а на деле — серьезными врагами образования. И который будет поставлен в интеллектуальный тупик при необходимости совершить любую чуть более сложную математическую операцию, чем «дважды два — четыре».

Как же чиновники-подрывники объясняют свои действия?

Михаил Случ, являющийся председателем Ассоциации учителей математики Москвы, так прокомментировал нововведение: «Очевидно, что есть дети с разными способностями и намерениями, поэтому трудно мерить одной линейкой, одним ЕГЭ тех, кто идет на мехмат, и тех, кто вообще не собирается в жизни заниматься математикой». Это еще одна подмена понятий. Для чего вводилась стобалльная система оценки в ЕГЭ? Для того, чтобы более детально можно было оценить знания выпускника по тому или иному предмету. Ну так и оценивайте! Но нет, ввиду плачевного состояния образовательной системы потребовалась еще одна категория выпускников, которые в прежних условиях не получили бы вовсе аттестата, и которым теперь, чтобы скрыть это плачевное состояние, предлагают получить аттестат, сдав не ЕГЭ, а простейший экзамен.

Рассмотрим еще одно объяснение регионального чиновника — начальника отдела дошкольного и общего образования министерства образования Нижегородской области: «Представьте себя на месте 11-классника, решившего поступать на филологический или исторический факультет. <...> Выпускнику обоснованно хочется уделить больше времени и сил подготовке к гуманитарным дисциплинам. Теперь такая возможность у него появится: выбрав до 1 февраля 2015 года базовый уровень сдачи, будущий абитуриент сможет сосредоточить свое внимание только на алгебраическом (практикоориентированном, необходимом в повседневной жизни) разделе математики, в то время как в рамках профильного будут уже и геометрия, и тригонометрия. <...> Главная задача данного нововведения — не «мучить» тех ребят, которые сдают обязательный экзамен по математике только для получения аттестата».

Иными словами, добренькие чиновники решили не «мучить» учеников, наплевав на русскую пословицу «Без труда не выловишь и рыбку из пруда». Чиновники предлагают выловить нечто без всякого труда. Но это нечто — не рыбка. И вылавливать придется не из пруда, а из трясины «узкой специализации», которая будет поглощать выпускников школ, не выпуская их в серьезную жизнь.

Из всего этого можно сделать несколько выводов.

Первый — ЕГЭ не оправдал себя как универсальный выпускной школьный и вступительный вузовский экзамен. Введение нового экзамена по математике — по факту есть признание, что эту функцию он выполнять не может.

Второй — чиновники, воюя с образованием и скрывая свои ошибки, всё глубже увязают в противоречивых объяснениях. И для этого им потребовалось разделить единый предмет — математику — на несколько математик.

Третий — останавливать войну с образованием никто не собирается. И следует ожидать на следующем этапе этой войны разделения русского языка на два. Хотя сейчас и говорится, что этого не предполагается.

Что тут можно предпринять?

Перво-наперво необходимо признать, что эксперимент с ЕГЭ оказался провальным. Оставить математику единой и неделимой. И — вернуть выпускные экзамены в школах и вступительные в вузах. Придав при этом, если необходимо, вступительным экзаменам те небольшие преимущества, которые есть в ЕГЭ (единые задачи, независимая оценка и так далее). Но сделать всё это возможно только при условии прекращения войны с образованием и перехода от войны — к развитию этого самого образования.