logo
Статья
В 1917 году в стране оказалась одна единственная державно-патриотическая сила, которую рухнувшая стена не погребла под своими обломками. Этой силой оказались большевики. Не было бы этой силы, не было бы России!

Стена

Три митинга собрались в Москве 7 ноября 2012 года.

Зюганов и Удальцов (сооружающий перестройку-2) собрали первый митинг.

Антизюгановцы вместе с другими силами, сооружающими перестройку-2 (лимоновцы, часть того же удальцовского «Левого фронта»), собрали второй митинг.

Третий митинг собрало наше Движение «Суть времени», воюющее против перестройки-2.

Анализируя эти митинги, обратим, прежде всего, внимание на абсолютную новизну ситуации.

Никогда ранее 7 ноября не было трех красных митингов с совершенно разной направленностью!

В течение двадцати лет — с ноября 1991-го по ноябрь 2012-го — мы имели дело с общей манифестацией, проводимой теми, кто хочет отпраздновать годовщину Великого Октября. Со временем такая общая манифестация стала проходить под эгидой КПРФ.

Три манифестации вместо одной... Если бы их было две, то зюгановцы возопили бы о нашей раскольнической деятельности. Но в том-то и дело, что манифестаций было три! Это первое. И второе — две из них коммунисты проводили на паях с патентованными сторонниками перестройки-2.

Не было бы нашего третьего митинга — празднование Великого Октября оказалось бы в руках этих самых сторонников перестройки-2. Ибо когда есть две конфликтующие коммунистические силы (Зюганов и его противник Лакеев), и каждая из этих сил доукомплектовывается удальцовцами, то главными становятся удальцовцы. Точнее те, кто превращает тезис в виде Зюганова и антитезис в виде Лакеева в поганый синтез по имени перестройка-2.

Первая и вторая манифестации уже в существенной степени были правозащитно-либеральными. Что называется «дедка за репку»: Удальцов цепляется за Зюганова, либералы цепляются за Удальцова — и понеслось.

Что произошло бы без нашей, «третьей» манифестации? Именно то, что давно планируется — использование энергии советского коммунистического протеста для реализации целей новой перестройки.

Но мало не допустить подобного в годовщину Великого Октября. Надо еще и обсудить, чем отличается Великий Октябрь в нашем понимании от той коварной псевдокомплиментарной трактовки этого же самого Октября, которую навязывают обществу новые перестройщики.

Сторонники перестройки-2 (удальцовцы, быковцы и т.п.) пытаются провести аналогию между Лениным — и своей деструктивной деятельностью, своими шашнями с иноземцами. Их Ленин — это второе издание диссидентских антисоветских и антиленинских пакостей. Реальный Ленин не имеет никакого отношения ни к поношениям служителей перестройки-1, ни к восхвалениям служителей перестройки-2.

Конец XIX века. Царский чиновник говорит молодому Ленину: «Что вы бунтуете, перед вами стена». Ленин отвечает: «Стена гнилая, ткни — и развалится». Ленин очевидным образом не ликует по этому поводу. Он просто понимает, что стена (то есть, государство) гниет. И берет на себя ответственность за спасение народа от ужасов, связанных с потерей государственности.

Большевики постоянно говорят о том, что они являются наследниками французских якобинцев. А кто такие французские якобинцы? Это яростные революционеры-патриоты, революционеры-державники.

1907 год. Ленин обсуждает третьеиюньский переворот. Опять возникает вопрос о стене. Ленин говорит о том, что стена стала гнить быстрее. И, фактически, сожалеет о том, что бисмарковский вариант, при котором стена гнить не будет, погублен. А значит, надо готовиться к спасению народа от гибели в пучине безгосударственности.

Итак, реальный Ленин — яростный патриот и государственник. Ведя политическую войну с нами, враги придумали другого Ленина. Заявив, что Ленин:

1) иноземный шпион;

2) прислужник банкира Парвуса;

3) разрушитель государства, заявляющий «чем хуже — тем лучше»;

4) пособник кайзера, пользующийся его деньгами, его агентами, его пломбированным вагоном;

5) русофоб и так далее.

Керенский и его «спецуха». Белогвардейцы и их «спецуха». Гитлеровцы... ЦРУ и ФБР... Наши диссиденты, окормляемые иноземцами. Все они дружно подвывали про 1), 2), 3), 4), 5) в течение всего советского периода. Что такое перестройка? Это возможность превратить подобное подвывание в истошный вой на те же темы. За счет чего? За счет предоставления ранее подвывавшим возможности теперь завыть во всю глотку: на всех каналах телевидения, контролируемых КПСС, во всех печатных изданиях, контролируемых КПСС, и так далее. А всем, кто не хочет выть, затыкать рты. Используя монополию КПСС на средства массовой информации, да и на многое другое.

Все историки знают, что Ленин не был иноземным шпионом, что он поносил почем зря Парвуса, громил его концепцию «чем хуже — тем лучше». Что он сверг кайзера, «приняв передышку похабного Бреста». Что он невероятно много сделал для русского народа, как и для других народов воссозданного им государства. Что он это государство построил на обломках рухнувшей гнилой стены. И что рушили эту стену оборзевшие элитарии — как дофевральские, так и послефевральские. Но перестройщикам нужен был другой Ленин, ими выдуманный. Ленин, являющийся негодяем, потому что — смотри 1), 2), 3), 4), 5).

Теперь перестройщикам-2 нужен Ленин, являющийся героем по той же самой причине, по которой он являлся негодяем для перестройщиков-1 (смотри, опять же 1), 2), 3), 4), 5)).

Перестройка-1... Ползает этакий говорящий таракан и бурчит: «Ленин — антипатриот, разрушитель, и это ужасно».

Перестройка-2... Ползают два говорящих таракана. Один бурчит все то же самое, другой заявляет: «Ленин — это 1), 2), 3), 4), 5) и потому он герой, а не негодяй! И оченно похож на меня».

Задача перестройки-2 — оседлать новые просоветские настроения и использовать их для обрушения страны. Вот почему один таракан бурчит: «Ленин ужасный разрушитель и антипатриот», а другой оспаривает коллегу: «Да, вы правы, но это же здорово, что он такой!».

Другой таракан — это и есть удальцовщина, быковщина. Но тараканья ода Ленину — антипатриоту и разрушителю — это только начало. На следующем этапе тараканы станут бурчать и визжать о необходимости освобождения России от самодержавного путинизма с помощью буржуазно-демократической революции. И опять сошлются на своего «Ленина». Для чего? Для того чтобы преодолеть отвращение народа к отодвинутым ельцинистам (Чубайсу, Касьянову, Каспарову и другим). А какова задача ельцинистов? Развал страны и иноземная оккупация.

Между прочим, и в случае оккупации возможны псевдокоммунистические тараканьи «заходы». Уже на следующем этапе.

Доведя дезориентированных людей до состояния поддержки — ради победы социализма — всего яростно антисоциалистического (ну что может быть антисоциалистичнее, чем Чубайс и иже с ним?), удальцовцы и быковцы пойдут дальше. И адаптируют доктрину американского неоконсерватизма к потребностям полевевших, порозовевших «хомяков».

Ведь американские неоконсерваторы были такими же «хомяками». Очень розовыми и отчаянно левыми. В этом своем качестве они заглотнули наживку неотроцкизма, суть которой в том, что коммунистическая революция возможна только в мировом масштабе. А поэтому неважно, кто завоюет мир — СССР не смог, пусть это сделает кто-то другой. Например, те же американцы. Важно сделать это как можно быстрее. Ибо только после того, как кто-то завоюет мир, начнется мировая коммунистическая революция. Перестав быть неотроцкистами, американские розовые леваки стали неоконсерваторами и начали помогать США завоевывать мир.

Задача Удальцова, Быкова и других — навязать общественному сознанию эту же формулу на наш, «туземно-отечественный» манер. И сказать: «Даешь американское завоевание России! Да, для кого-то это болезненный лозунг, но иначе не будет мирового государства и мировой революции».

И тут опять нужен «Ленин», которого с помощью Солженицына и Ко сделали антипатриотом и иноземным агентом — со знаком минус. И на этой основе осуществили перестройку-1. А теперь с помощью Удальцова, Быкова и Ко делают антипатриотом и иноземным агентом со знаком плюс. И на этом хотят сделать перестройку-2.

У нас на глазах формируется под флагом «антипутинизма» единая пятая колонна, готовая стать администрацией, подконтрольной оккупационным войскам, и осуществлять расчленение России. Как только эта колонна сформируется, ее левацкий сегмент будет частично уничтожен, а частично превращен в придаток американского неоконсерватизма.

У нас на глазах оформляется союз коллаборационных либералов, грезящих расчленением России, коллаборационных нацистов, грезящих тем же самым, и, наконец, коллаборационных леваков.

Когда мы дали этим силам отпор, позвав людей на Поклонную гору, нас стали называть «путинцами». А также «кремлевским проектом» и чем угодно еще.

Кто этим балуется? Коллаборационисты, вот кто! Люди, очевидным образом являющиеся «семейным» проектом, американским проектом — но и не только.

Оказавшись в предвыборный период на встрече с тогдашним президентом Медведевым, Сергей Удальцов верноподданно предложил дорогому Дмитрию Анатольевичу продлить свои полномочия на два года — с тем, чтобы провести необходимые буржуазно-демократические реформы.

Немедленно обнаружилась холуйская подоплека удальцовско-быковско-белковско-крыловской (и так далее) антивластности. Огульно обвиняя других в том, что они якобы поддерживают консервативное крыло власти, олицетворяемое Путиным, эти клоуны на самом деле оказывают поддержку либеральному крылу той же власти, олицетворяемому Медведевым.

Двусмысленная позиция Зюганова, который по вторникам проклинает клоунов, а по средам выходит с ними на митинг (в чем мы убедились в очередной раз 7 ноября 2012 года), имеет достаточно зловещий смысл. Вся политическая поляна должна разделиться на явных сторонников «путинизма» (Проханова, Старикова, Дугина и других) и более или менее явных сторонников «медведизма» (Удальцова, Быкова, Белковского, Крылова, Собчак, Касьянова, Каспарова... и — Зюганова? В противном случае, зачем на его митинге Удальцов?).

Обратим внимание на то, с каким упорством говорит Медведев даже сейчас о десталинизации. Перед выборами, когда Касьянов, Каспаров, Удальцов и кремлевские либералы делали на него почти что явную ставку, он занимался тем же самым, благословив господ Федотова и Караганова. Предположим, что план, о котором революционер Удальцов по-царедворски поведал «городу и миру», был бы осуществлен. Десталинизация была бы проведена немедленно. Гайки были бы завернуты до предела. Зюгановская партия была бы либо разгромлена, либо превращена в жалкое подобие молдавской компартии.

Поведя себя уклончиво в вопросе о десталинизации и фактически одобрив оную, зюгановцы предали бы поверивших им представителей старшего поколения. Тех самых бабушек и дедушек, которых они сейчас яростно натравливают на нас. В КПРФ остались бы руководители-ренегаты, корыстная бизнес-элита (обратите внимание на фигуру Потомского в Брянске), циничная аппаратная поросль и богемно-левый планктон. Тем самым разгром настоящего коммунизма в России был бы завершен. А все силы сопротивления разрушению России были бы уничтожены, ибо они подлежали бы зачистке в рамках депутинизации-десталинизации.

Вот чему мы помешали тогда и чему мешаем теперь. Вот за что на нас обижаются боссы КПРФ. А как иначе? Мы «злые люди», которые «бедной киске не дают украсть сосиски».

Впрочем, КПРФ надо обсуждать отдельно. И мы этим обязательно займемся. Сейчас же следует завершить разговор о том, чем мы отличаемся от удальцовско-быковской генерации. Мы отличаемся тем, что никогда и ни при каких обстоятельствах не будем участвовать в перестройке-2! А они мечтают только о подобном развороте событий. В этом смысле колоссальную роль играет ленинская метафора гниющей стены.

Ведь стена-то и впрямь гниет! И мы не имеем права не замечать этого. Между тем, воспевание «путинизма», которым увлеклись некоторые патриоты, начисто вытесняет из сознания державно-патриотических сил этот факт гниения стены.

Объяснив, чем мы отличаемся от скрытых или тайных медведевцев, необходимо объяснить и то, почему мы не присоединяемся к Изборскому клубу, не соглашаемся на вхождение в державно-консервативное крыло путинизма. Конечно, такое державно-консервативное крыло (тот же Проханов, например) нам намного милее крыла либерально-компрадорско-медведевского. Но где есть два крыла, там есть и единое целое.

Мы видим, в чем природа этого целого. Она в том, что стена гниет. И что будет, когда она сгниет окончательно?

В 1917 году в стране оказалась одна единственная державно-патриотическая сила, которую рухнувшая стена не погребла под своими обломками. Этой силой оказались большевики. Не было бы этой силы, не было бы России! Учтем же этот опыт. И осознаем то, насколько важно наличие сегодня в стране полноценной державно-патриотической оппозиции. А также то, в какой степени поведение самых разных сил перекладывает на наши плечи ответственность за формирование именно такой оппозиции.