14
ноя
2012
  1. Метафизическая война
Сергей Кургинян / Газета «Суть времени» №4 /
Что нужно нашим врагам? Чтобы шоу длились вплоть до полного развала России, ее оккупации. А если по-крупному — то вплоть до полного завоевания мира Черным рыцарем

Стоп шоу

Нас тревожат и двусмысленность КПРФ, приведшая к белоленточным шалостям, и реальная далекость КПРФ от советско-коммунистической классики (как соотносятся господин Потомский и подобная классика?). Но больше всего нас тревожит превращение этой самой классики (того, что можно назвать СССР 1.0, коммунизм 1.0) в политическое шоу.

На митинге КПРФ 7 ноября 2012 года мы в очередной раз лицезрели именно подобное шоу. Хотелось бы обсудить с общих позиций, что такое «шоуизация 1.0», чем она чревата, в чем ее корни. А главное, чем мы должны на это ответить.

Но перед тем как обсуждать «шоуизацию» советско-коммунистической классики (она же «1.0» в нашей терминологии), надо обсудить это самое «1.0» в его первозданности.

Мы и вправду любим «1.0». Мы сумели отстоять его от Млечина и Сванидзе. То есть мы его понимаем. И, тем не менее, всю свою политическую работу организуем с опорой на «2.0». Почему?

Отвечая на такие вопросы, необходимо танцевать от печки под названием «ведущее противоречие нашего времени». Таковым является сейчас противоречие между Историей и Игрой.

Никогда ранее История не находилась в такой опасности, как сейчас. Наш враг хочет, чтобы История прекратилась, и началось время внеисторической (постисторической, антиисторической и т.п.) Игры. Война с СССР была войной с Историей. Точнее, с историческими проектами, которые являлись ее основными опорными элементами. Одним таким элементом был классический буржуазный проект Модерн. Другим — советская коммунистическая классика (СССР 1.0, коммунизм 1.0).

Вначале враг, используя модернистов, разгромил советско-коммунистический классический проект. Потом он начал демонтаж западного проекта Модерн. Простейший пример: классический проект Модерн с его накаленной апологетикой семьи (а также частной собственности и государства) никоим образом не совместим с чудищем ювенальной юстиции.

Для разгрома классики враг изобрел особое оружие — Постмодерн. Постмодерн — это типичный вирус, то есть проект, созданный для убийства проектов. Анализ результатов воздействия такого вируса на проекты и проектность как таковую позволяет сделать следующие выводы:

1) Классика не может выстоять в боях с Постмодерном.

2) И советский классический коммунизм (СССР 1.0, коммунизм 1.0), и буржуазный классический Модерн — это разновидности классики. Они одинаково беззащитны перед лицом Постмодерна.

3) Невозможность классики противостоять Постмодерну определяется тем, что классика принципиально не желает выходить за пределы Космоса как чего-то внятно организованного. Для классики нет Небытия. Нет Танатоса как чего-то, равноправно противостоящего Эросу. В этом смысле классика проста. Скажу больше — она исповедует именно такую простоту как свой основополагающий принцип. И приравнивает ее к гуманизму. Это полностью касается советско-коммунистической классики. Она тоже гордилась простотой.

4) Исповедуя такую простоту, классика отрицает метафизику (которая в ином смысле может быть простой, но здесь является по определению сложной, то есть сопричастной не только Бытию, но и Небытию). Коль скоро это так, то там, где есть метафизика, нет классической простоты, описанной выше. А там, где есть классическая простота, там нет метафизики.

Классика не может противостоять Постмодерну, потому что она не метафизична. Чаще всего классика Нового времени носит светский характер. Тогда она особо легко сокрушается Постмодерном. Но даже если классика религиозна — этого мало. Для победы над постмодернизмом нужна особая метафизичность. Ничто другое обеспечить такой победы не может.

5) Такой — Красной — метафизичностью может обладать только Сверхмодерн.

6) В боях с Постмодерном может выстоять только Сверхмодерн.

7) Либо Сверхмодерн отразит атаки Постмодерна, либо Постмодерн уничтожит все неметафизическое и оставит только то, что укоренено в Черной метафизике.

8) Уничтожив все кроме Черной метафизики, Постмодерн самоликвидируется и передаст бразды правления самой этой Черной метафизике.

9) Черная метафизика — это культ Тьмы, культ тления, культ многоэтажного человечества, культ предельной несвободы. В конечном счете, это культ небытия.

10) Именно эта метафизика (и ее тайный символ Черное Солнце) являются сокровенным содержанием фашизма. Все остальное носит характер прикрытия. Зачем подлинному фашизму нация, государство и прочие обременения? Он стремится к закрытой и окончательной мировой власти.

11) Препятствием на пути фашизма, жаждущего построения глобального Черного рейха, был СССР в его историческом варианте. То есть СССР 1.0.

12) Потерпев поражение в открытой битве с советско-коммунистической классикой, глобальный фашизм выбрал другое оружие борьбы — постмодернистское.

13) Использовав это оружие, глобальный фашизм победил СССР 1.0.

14) Хотите победить глобальный фашизм, использующий Постмодерн, — вооружайтесь Сверхмодерном, а не восхваляйте простоту классики. Эта простота и погубила «1.0». Еще поиграем в простоту — погибнет вся культура, все человечество. Останется лишь постмодернистская сволочь, сооружающая разного рода псевдоархаические шоу.

Потом сольют и эту сволочь вместе с архаикой. И явлен будет лик Черного рыцаря, осуществившего подобные сливы.

Сформулировав проблему в самом общем виде, переходим к рассмотрению той шоуизации «1.0», которую осуществляет КПРФ наряду с другими псевдопочитателями советско-коммунистического «1.0».

Сразу же оговорим, что КПРФ осуществляет эту самую «шоуизацию» не только по легкомыслию, не только в погоне за современностью, не только ради некоего политтехнологического пиара. Это все — на поверхности. Двигаясь на глубину, обнаруживаешь, что шоуизация 1.0 осуществляется в силу глубоких закономерностей. Выявляя суть этих закономерностей, оговорим вначале, что классика и шоу несовместимы, что в основе классики — классический гуманизм, определенные принципы постановки и решения проблем, определенные отношения к человеку и миру. А также фундаментальный принцип серьезности.

Классика знает, что такое юмор, ирония, но она не приемлет глум. А шоу — дитя глума. Коль скоро это так, то шоуизация классики — это, неизбежно, ее глубочайшее извращение. Это расщепление классики на китч и гламур. Китч даруется быдлу. Гламур — псевдоэлите. Ни в китче, ни в гламуре нет реального классического содержания, классического подхода к человеку, классической серьезности и так далее.

Шоуизация 1.0, осуществляемая Зюгановым и другими, — это гибрид гламура и китча, взращенный в недрах советской действительности. Все это уже существовало задолго до распада СССР. Зюганов и другие получили это в наследство от своих предшественников. Куда же делась классика 1.0? Да, окончательно она была разгромлена Постмодерном. Но что предшествовало этому разгрому?

Перед тем как ответить на этот вопрос, установим, что для монстра, сотканного из гламура и китча, Постмодерн — это друг, товарищ и брат. Этот монстр не только не погиб в ходе борьбы Постмодерна с классикой, но напротив — окреп и возмужал. После краха СССР, советской классики и всего, что было с этим сопряжено, этот монстр, отряхнув с ног своих прах остаточного советизма, бодро потопал по постсоветским дорогам.

Следом за ним двинулись разного рода производители подделок под классику 1.0. «Целая лента типов тянется», — писал по поводу сходной процессии Маяковский. Все новые и новые типы присоединялись к этой карнавальной процессии. Ибо стало ясно, что на подделки в стиле «1.0» спрос будет офигительный. Но — именно на подделки.

Подделки под советско-коммунистическую классику, то есть под «1.0», заполонили полки магазинов, интернет, да и телевизионный эфир. Иногда это подделки со знаком плюс, иногда подделки со знаком минус. Иногда мы имеем дело с чересполосицей плюсов и минусов. Но это всегда подделки, а не классика как таковая.

Зюганов — это стопроцентная подделка под мировоззренческую классику 1.0.

Но разве Кара-Мурза, сначала написав книгу «Маркс против русской революции», а потом обнаружив ущербность советского человека, не продемонстрировал, что занимался вовсе не классикой 1.0, а именно подделкой под классику? А Белов, беспомощно вспоминающий об Ильенкове? А Фролов, комически изображающий из себя Косолапова? Подделки уже не стесняются своей вторичности. Они, скорее, ею гордятся.

Ну и что же такое тогда советско-коммунистическая классика 1.0? Ведь не советская же философия шестидесятых годов? Она вымучено пыталась походить на классическую, но никаких амбиций («создам из марксистско-ленинского авангарда полноценную классику») у нее уже не было. Она отбывала номер. И подживлялась — каждый подживлялся на свой манер. Кто кантиантствуя, кто гегельянствуя, кто вагнерианствуя...

И Маркс, и Ленин при жизни были стопроцентными авангардистами. Кстати, и Сталин тоже. Социальное творчество советской классической эпохи (равно как и ее культурное творчество) осуществлялось с отсылкой к этому авангарду. Попытка превращения авангарда в классику обречена на провал. И чем живее авангард, тем страшнее будут последствия подобного насилия над его идейной и духовной природой.

Взяв эстафету у авангарда, можно создать классику.

Можно вдохновиться песнями Высоцкого и сочинить классическую симфонию... Почему бы нет? — ведь вдохновлялись авторы симфоний тем или иным фольклором. Но нельзя поручить симфоническому оркестру исполнение произведений Высоцкого. То есть можно, конечно, но результат будет самый что ни на есть сокрушительный.

Работа советских философов с трудами Маркса, Энгельса, Ленина напоминала симфонизацию Высоцкого. Она не была ни ортодоксальной, ни творческой. Она УЖЕ СООРУЖАЛА гибрид гламура и китча.

Отдельно от нее существовала великая советская реальность и ее отражения в культуре. Но подобный мета- и паратекст не мог компенсировать отсутствие классических мировоззренческих текстов.

Возможно, Сталин и мог придать марксистско-ленинскому авангардистскому мировоззрению характер классики. Но ему было элементарно некогда. Вспомним советского поэта: «...Как впопыхах / плохие песни мы пропели / о поразительных делах».

Сталин долго жил впопыхах. А когда спохватился, то руки опустились. Да и здоровье было уже не то. И дел было по-прежнему невпроворот. Те же, кто должен был создать мировоззренческую поставангардистскую классику, занимались вместо этого канонизацией авангарда. Авангардизм Ленина и Маркса (и Сталина) был вполне живым. А живой авангард нельзя канонизировать. Его канонизация неумолимо превращалась в гламуризацию и китчезацию.

Китч на тему о классике 1.0. Гламур на тему о классике 1.0. И — авангард, превращенный в пыль.

Да, великая реальность — реальность вообще и культурная реальность в частности — существовала отдельно от всего этого. Ее-то мы и защищали от Сванидзе и Млечина. Мы защищали «поразительные дела», а не «плохие песни» лиц, отвечавших за формирование советского мировоззрения. Этих буквальных и не буквальных «отцов», породивших таких деток, как Сванидзе и Млечин.

«Отцы» поработали на совесть. В результате место полноценного мировоззрения 1.0, оформленного в классических текстах, заняли поставангардная пыль и кроющаяся под ней субкультура гламура и китча.

Подул постмодернистский ветер и унес пыль. В этом — одна из задач постмодернизма. Обнажился монстрик, состоящий из гламура и китча. Он-то и назвал себя хранителем великого мировоззренческого наследия 1.0. Монстрику не мешали хулители этого самого наследия. Монстрик прекрасно знал, что у хулителей свое постмодернистское место, а у него — свое.

Потому-то монстрик и обеспокоился программами «Суд времени» и «Исторический процесс». Мы посягнули на некое разделение труда. И монстрику стало неуютно: «Вроде бы для меня расчищают дополнительную территорию... Но нужна ли она? И как ею воспользоваться? А главное — эти сражения посягают явным образом на устои — на смесь гламура и китча. На сам принцип шоу. А ведь он объединяет нас, псевдосоветчиков с антисоветчиками. И руки прочь от нашей общей шоу-собственности!»

Согласитесь, что не так трудно представить себе Млечина и даже Сванидзе, занявшихся подделками под «1.0». Ну, пусть не стопроцентно апологетическими подделками, а мозаичными! Главное — в другом. В том, что все уже договорились о правилах жизни в Постмодерне. И тут мы заговорили о Сверхмодерне! И представили какие-то его образцы.

Сверхмодерн стал побеждать Постмодерн всего лишь в теледебатах — подумаешь! Но даже такая скромная победа глубоко обеспокоила ВСЕХ постмодернистов. Не только антисоветских, но и трудящихся на ниве постмодернистского советизма.

Потому что постмодерновость как таковая — это их общая собственность. Потому что никому не нужно классическое «1.0» (и невозможное, и несостоятельное). Но очень многим нужны ШОУ 1.0.

Зюгановское шоу длится уже двадцать лет. Вдумайтесь — двадцать лет! Следов в реальности — никаких. Кстати, отсутствие таких следов — главное свойство шоу.

Что нужно нашим врагам? Чтобы шоу длились вплоть до полного развала России, ее оккупации. А если по-крупному — то вплоть до полного завоевания мира вышеупомянутым Черным Рыцарем. Что ж, коли так — надо провозгласить принцип «Стоп шоу!» и осуществить его, задавая людям, прикованным к шоу, определенные вопросы в определенном порядке. Я задам эти вопросы в рубрике «Политическая война».

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER