Тема западной идентичности корнями своими уходит и в историософию, и в метафизику, и в те или иные «родоначалия». В рамках этих — историософски и метафизически заданных — «родоначалий» невероятно важно, какая кровь и какая вера находятся у истоков родов, творящих те или иные миссии

Судьба гуманизма в XXI столетии

Супругой Иосифа Прекрасного, как мы помним, была даже не просто египтянка, а жрица богини Нейт. Соответственно, к Египту и Нейт оказываются причастными Ефрем и Манассия — дети Иосифа и этой самой жрицы богини Нейт, дочери гелиопольского жреца Асенеф.

Современный светский человек пожмет плечами в случае, если ему будут доказывать, что египетское слагаемое в роде Иосифа может иметь реальное значение. Но глубинные проблемы идентификации по определению непостижимы для современного светского человека, коль скоро он не хочет выйти за пределы этой своей светскости и современности хотя бы на время проводимого им исследования.

Потому что глубинные проблемы идентификации по определению связаны с мифом и религией. И, занимаясь этими проблемами, надо подключаться к тем смыслам, которые имеют ключевую роль во всем, что касается предмета твоего исследования. Не обязательно при этом отказываться от современности и светскости. Но увлечься тем, что находится за их пределами, абсолютно необходимо.

Это называется «вжиться в эпоху, мыслить и чувствовать сообразно эпохе». Историческое вживание во всё то, чем ты занимаешься, не имеет никакого отношения к смене мировоззрения. Академик Тарле, вживаясь во всё то, что помогало ему понять Наполеона I, очень негативно относился к министрам Наполеона Талейрану и Фуше, предавшим великого императора. Но потом он начал вживаться во всё, что связано с Талейраном и Фуше, и увлекаться по-настоящему уже этими персонажами. Так поступают крупные актеры. Но, как мы видим, не только они. Академик Тарле не актер, а ученый. Но он увлекался, вживался, начинал мыслить сообразно своим увлечениям и вживаниям.

И это, между прочим, происходит не только в гуманитарных науках, где надо руководствоваться не объяснением, то есть только анализом, а пониманием, то есть и анализом, и синтезом одновременно. Это касается и естественных наук, коль скоро героем научного исследования является великий ученый, рвущийся к раскрытию загадок природы. Всегда в таком раскрытии участвуют и разум, и страсть. Вспоминаю одного талантливого геолога, умершего в молодом возрасте, который, рисуя геологическую карту, разговаривал с геологическим разломом, который он обнаружил.

Примеров подобного вживания в то, что исследуется, — очень и очень много. И все они, конечно, касаются крупных исследователей, поднимающих крупные темы.

Тема западной идентичности корнями своими уходит и в историософию, и в метафизику, и в те или иные «родоначалия». В рамках этих — историософски и метафизически заданных — «родоначалий» невероятно важно, кто от кого происходит. То есть то, какая кровь и какая вера находятся у истоков родов, творящих те или иные миссии. Ведь никого не удивляло то, что историософская и метафизическая родословная Энея имеет существенное значение в том, что касается исследования римской идентичности, а значит — и западной идентичности как таковой, ибо она во многом, как мы убедились, задается идентичностью древнеримской. И никто, увлеченно исследуя эту родословную, не начинал верить в античных богов, формирующих и благословляющих род Энея. Мы просто вживались в то, как именно мыслили и чувствовали предки современных западных людей, формируя свою идентичность и передавая ее потомкам.

То же самое и с женой Иосифа Прекрасного, не случайно являющейся и египтянкой, и жрицей Нейт. Ведь у таких героев, как Иосиф Прекрасный, не может быть случайных жён, не правда ли? Потому что из мифа или важного религиозного сюжета всё случайное и ненужное убирается. Если бы хранителям религиозной идентичности не нужно было, чтобы женой Иосифа Прекрасного была египтянка и жрица Нейт, предание, поверьте, было бы переписано. Но хранители религиозной идентичности не сочли это египетское и даже «нейтианское» начало вредным, ненужным. А поскольку оно не может быть нейтральным (во всем, что касается религиозной идентичности, нет ничего нейтрального), то, будучи сохраненным и переданным, оно должно быть признано полезным и нужным даже для тех, кто это начало сохранял и передавал.

Капля священной египетской крови в основании генезиса очень важных иудейских родов (колен) была нужна создателям, хранителям и трансляторам соответствующей идентичности. А ведь иудейская идентичность, будучи важной сама по себе, невероятно важна постольку, поскольку она очень многое задает в христианской идентичности, то есть в том, что имеет совсем уж определяющее значение, коль скоро мы обсуждаем западную идентичность как таковую. Но только ли эта капля священной египетской крови лежит в основании важных для нас идентичностей? Нет, не только.

Другая важная для нас египтянка — это Агарь (на иврите — Хагар, на арабском — Хаджар, то есть странница). Когда Сарра и Авраам (в арабском варианте — пророк Ибрахим) прибыли из Вавилона в Египет, Авраам/Ибрахим побоялся фараона, который мог, прельстившись Саррой, убить ее мужа. И выдал Сарру за свою сестру. Фараон действительно прельстился Саррой и принял Авраама за брата прельстительной для него женщины. Естественно, он наградил этого «лжебрата» много чем — в том числе и рабыней египетского происхождения по имени Агарь.

Вскоре фараон получил некий «стоп-сигнал» от высших сил, порекомендовавших ему не прельщаться Саррой. Поскольку «стоп-сигнал» был трансцендентальным и потому убедительным, фараон не разгневался на обманувшего его Авраама и сохранил за ним всё дарованное.

Агарь стала служанкой Сарры. Сарра очень долго была бездетна. Ощущая себя ответственной за эту бездетность, она направила Авраама к Агари, дабы он мог обрести потомство. Агарь родила Измаила.

Позже у Авраама и Сарры родился сын Исаак.

После рождения этого сына Сарра по понятным причинам стала резко негативно относиться к сыну Авраама от Агари.

По настоянию Сарры Агарь и Измаил были изгнаны из дома Авраама.

Вот, что сказано об этом в книге Бытия (глава 21).

«

21:1 И призрел Господь на Сарру, как сказал; и сделал Господь Сарре, как говорил.

21:2 Сарра зачала и родила Аврааму сына в старости его во время, о котором говорил ему Бог;

21:3 и нарек Авраам имя сыну своему, родившемуся у него, которого родила ему Сарра, Исаак; <...>

21:9 И увидела Сарра, что сын Агари Египтянки, которого она родила Аврааму, насмехается,

21:10 и сказала Аврааму: выгони эту рабыню и сына ее, ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком.

21:11 И показалось это Аврааму весьма неприятным ради сына его.

21:12 Но Бог сказал Аврааму: не огорчайся ради отрока и рабыни твоей; во всем, что скажет тебе Сарра, слушайся голоса ее, ибо в Исааке наречется тебе семя;

21:13 и от сына рабыни Я произведу великий народ, потому что он семя твое.

21:14 Авраам встал рано утром, и взял хлеба и мех воды, и дал Агари, положив ей на плечи, и отрока, и отпустил ее. Она пошла, и заблудилась в пустыне Вирсавии;

21:15 и не стало воды в мехе, и она оставила отрока под одним кустом

21:16 и пошла, села вдали, в расстоянии на один выстрел из лука. Ибо она сказала: не хочу видеть смерти отрока. И она села против, и подняла вопль, и плакала;

21:17 и услышал Бог голос отрока; и Ангел Божий с неба воззвал к Агари и сказал ей: что с тобою, Агарь? не бойся; Бог услышал голос отрока оттуда, где он находится;

21:18 встань, подними отрока и возьми его за руку, ибо Я произведу от него великий народ.

21:19 И Бог открыл глаза ее, и она увидела колодезь с водою, и пошла, наполнила мех водою и напоила отрока.

21:20 И Бог был с отроком; и он вырос, и стал жить в пустыне, и сделался стрелком из лука.

21:21 Он жил в пустыне Фаран; и мать его взяла ему жену из земли Египетской.

»

Итак, Измаил, у которого мать — египтянка, еще и женат на египтянке. Кто-то скажет, что мы придаем мелочам слишком большое значение. Извините, для кого-то это мелочи, а для кого-то — нет.

В приведенном отрывке из книги Бытия несколько раз говорится о невероятном значении так называемого «семени».

«Во всем, что скажет тебе Сарра, слушайся голоса ее, ибо в Исааке наречется тебе семя».

«И от сына рабыни Я произведу великий народ, потому что он семя твое».

Семя... семя... семя... Будучи исследователем, я должен вжиться в то отношение, которое этому самому семени придают создатели, хранители и трансляторы исследуемых мной идентичностей. А они придают данному фактору невероятное, как мы видим, значение.

Для ислама Измаил (он же — Исмаил), сын Агари (она же — Хаджар), очень важен. Мусульмане считают его пророком, посланным для распространения «веры Ибрахима» (он же — Авраам) среди племен, населяющих Аравийский полуостров. Они считают его прародителем части арабского этноса. Конкретно — арабов-аднанитов. Считается, что эти арабы относятся к разряду «арабизированных» («араб аль-мустариба»). Эти арабы мигрировали на Аравийский полуостров и там подверглись окончательной арабизации. Их отличают от кахтанитов (южных арабов, потомков Кахтана, сына Эбера, последнего из благочестивых библейских патриархов, праправнука Ноя). Кахтаниты происходят из южной части Аравийского полуострова, главным образом из Йемена. Кахтаниты, в свою очередь, делятся на оседлых и кочевых.

При всей важности «линии Кахтана» (которая, как мне представляется, в большей степени сохраняет память о доисламских сакральных арабских смыслах), в исламе как таковом «линия Исмаила» имеет определяющее значение. Ведь когда египтянка, ставшая матерью Исмаила, совсем отчаялась, оказавшись в местах, где не было источников воды, ангел Джибриль, один из четырех особенно приближенных к Аллаху ангелов, отождествляемый с библейским архангелом Гавриилом, пришел на помощь матери и ее священному сыну. Крошка-сын топнул ножкой и, по велению Джибриля, из того места, куда он топнул, забил священный источник Мекки Замзам (согласно другому преданию Джибриль сам ударил своей ступней или крылом, создав этот священный источник). Колодец Замзам находится в Мекке в пределах мечети аль-Харам на расстоянии 21 метра от Каабы. Глубина колодца 30 метров.

История о спасительном источнике легла в основу сая — одного из обрядов хаджа (паломничества, связанного с посещением Мекки и ее окрестностей). Сай — ритуальный бег между холмами Сафа и Марва — выполняется в рамках хаджа после обхода Каабы.

Такое значение источника, созданного высшими силами ради спасения Исмаила и его египетской матери, придает особое значение потомству Исмаила, всему, что связано с Исмаилом и так далее.

В Коране Исмаил называется среди тех, кому было ниспослано божественное откровение и кто, в силу обладания этим откровением, должен учить людей молитве. Мусульмане считают также, что по приказу Аллаха Исмаил вместе со своим отцом отстроил Каабу, эту высшую мусульманскую святыню.

Почти половина второй суры Корана, именуемой «Аль-Бакара» («Корова»), посвящена напоминанию сынам Исраила об усилиях Ибрахима (Авраама) и Исмаила (Измаила) построить Каабу, она же Неприкосновенная мечеть, на территории которой запрещены военные действия, ссоры, препирательства, азартные игры и так далее. Вот, что говорится в суре «Аль-Бакара» о Неприкосновенной мечети:

«

2:114. Одно из проявлений взаимной вражды и ненависти к мусульманам то, что некоторые из них разрушали друг у друга места поклонения Богу, а многобожники препятствовали мусульманам поклоняться Господу в Неприкосновенной мечети. Кто же нечестивее тех, кто запрещает, чтобы в местах поклонения Господу славилось Его имя, стремясь разрушить эти святыни? Для них в здешнем мире — позор, а в будущем — великое наказание. Они не должны были совершать такого греха, а должны бы были охранять святые места и входить туда со смирением и благоговением. Они не должны были запрещать другим поклоняться Аллаху и славить Его имя в них. <...>

2:124. Вспомните, как Аллах дал вашему праотцу Ибрахиму указания, которые он в точности исполнил. Аллах сказал Ибрахиму, что сделает его для людей имамом — религиозным руководителем. Ибрахим спросил: «И из моего потомства тоже?» Аллах сказал: «Не получат заветного неправедные», — и указал, что будут среди его потомства праведные и неправедные.

2:125. Вспомните также историю строительства Неприкосновенной мечети в Мекке Ибрахимом и его сыном Исмаилом. В этой истории — увещевание для тех, у которых чистые сердца. Вспомните же, что Мы сделали этот Священный Дом безопасным и надежным приютом для людей. И Мы приказали людям сделать место стояния Ибрахима при строительстве Каабы местом для молитвы. И Мы заповедали Ибрахиму и его сыну Исмаилу очистить Дом от скверны и превратить в Священное место для совершающих обход, преклоняющихся в молитве перед Аллахом и пребывающих в нем для поклонения Аллаху. <...>

2:127. И вот, Ибрахим со своим сыном Исмаилом закладывают основы Дома и к Господу обращаются с молитвой, говоря: «Господи наш! Наш Творец! Прими от нас это. Ведь Ты слышишь нашу молитву и знаешь наши сокровенные желания!..»

»

Между северной стеной Каабы и полукруглой стеной аль-Хатим, построенной из белого мрамора пророком Исмаилом и соединяющей северный (иракский) и западный (сирийский) углы Каабы, находится Хиджр Исмаил. Это священное место, где похоронены Исмаил и его мать Хаджар (Агарь). На могилы Исмаила и Хаджар направлен «Водосток милости» (мизаб ар-рахма), который расположен на крыше Каабы и организован так, что во время редких дождей вода с крыши Каабы, символизируя благодать, направляется на эти могилы.

Приведенных сведений достаточно, для того чтобы понять, какова в исламе роль пророка Исмаила и его матери Хаджар.

Теперь необходимо перечислить хотя бы основные египетские мотивы, существующие внутри библейской истории, которая, как все мы понимаем, ну уж никак не менее важна для Запада, чем «Энеида» Вергилия.

1) Имеет место внутри этой истории сюжет с приходом Авраама в Египет? Да, безусловно.

2) Имеет место внутри этой же истории сюжет с Авраамом, Измаилом и египтянкой Агарью, который мы только что разобрали? Да, это очень важный сюжет.

3) А сюжет со строительством Каабы, могилой Измаила и Агари? Это ведь тоже очень важный сюжет, не правда ли? Египтянка похоронена в сакральном исламском месте... Да, это уже не библейский сюжет, это сюжет исламский, но поди ж ты, до конца отдели одно от другого.

4) Имеет место, далее, сюжет с попаданием в Египет Иосифа Прекрасного и с женитьбой Иосифа на Асенеф, жрице богини Нейт...

5) Но ведь Иосиф приводит евреев в Египет. И это тоже наиважнейший сюжет, не правда ли?

6) А потом Моисей выводит евреев из Египта. И это просто суперсюжет.

7) Стоп! А разве биография Моисея не является тоже египетским сюжетом внутри библейской истории? Конечно же, является! И для того, чтобы это установить, не нужно апеллировать к экзотическим версиям, выдвигаемым в древние времена египетским историком Манефоном, а в XX веке — Зигмундом Фрейдом (в его книге «Моисей и монотеизм»).

Пусть даже Моисей и не принадлежал к египетской элите по факту своего рождения, то есть был евреем. Он как минимум родился в Египте.

Вот, что сказано об этом в книге Исхода:

«

1:22 Тогда фараон всему народу своему повелел, говоря: всякого новорожденного [у Евреев] сына бросайте в реку, а всякую дочь оставляйте в живых.

2:1 Некто из племени Левиина пошел и взял себе жену из того же племени.

2:2 Жена зачала и родила сына и, видя, что он очень красив, скрывала его три месяца;

2:3 но не могши долее скрывать его, взяла корзинку из тростника и осмолила ее асфальтом и смолою и, положив в нее младенца, поставила в тростнике у берега реки,

2:4 а сестра его стала вдали наблюдать, что с ним будет.

2:5 И вышла дочь фараонова на реку мыться, а прислужницы ее ходили по берегу реки. Она увидела корзину среди тростника и послала рабыню свою взять ее.

2:6 Открыла и увидела младенца; и вот, дитя плачет; и сжалилась над ним и сказала: это из Еврейских детей.

2:7 И сказала сестра его дочери фараоновой: не сходить ли мне и не позвать ли к тебе кормилицу из Евреянок, чтобы она вскормила тебе младенца?

2:8 Дочь фараонова сказала ей: сходи. Девица пошла и призвала мать младенца.

2:9 Дочь фараонова сказала ей: возьми младенца сего и вскорми его мне; я дам тебе плату. Женщина взяла младенца и кормила его.

2:10 И вырос младенец, и она привела его к дочери фараоновой, и он был у нее вместо сына, и нарекла имя ему: Моисей, потому что, говорила она, я из воды вынула его.

»

Как мы видим, Моисей, как минимум, существовал сначала в качестве аж сына дочери фараона. А это в те времена был, между прочим, очень высокий, ко многому обязывающий статус.

Итак, египетских сюжетов достаточно много и в библейской, и в исламской истории. Да и в христианской тоже. Взять хотя бы бегство семьи Иисуса Христа в Египет с тем, чтобы избежать избиения младенцев.

Зафиксировав это, я хотел бы немного подробнее обсудить один из египетско-исламских сюжетов. Я имею в виду сюжет с построением Каабы Исмаилом, сыном египтянки Агари.

Но для того, чтобы такое обсуждение было возможно, мне придется осуществить некий краткий историко-религиозный экскурс.

Со второй половины II тысячелетия до нашей эры область на юге Израильского нагорья, соприкасающуюся на севере с Иудеей, южной оконечностью Мертвого моря и страной Моав, на востоке — с пус­тыней южного Заиорданья, на юге — с заливом Акаба и на западе — с Синайским полуостровом, заселили идумеи (эдомитяне). Соответственно, эту область назвали по-гречески Идумеей, а на иврите — Эдомом. Когда начался исход евреев из Египта, жители Эдома не позволили евреям пройти через их земли.

Вот, что говорится по этому поводу в книге Чисел (глава 20):

«

20:14 И послал Моисей из Кадеса послов к Царю Едомскому [сказать]: так говорит брат твой Израиль: ты знаешь все трудности, которые постигли нас;

20:15 отцы наши перешли в Египет, и мы жили в Египте много времени, и худо поступали Египтяне с нами и отцами нашими;

20:16 и воззвали мы к Господу, и услышал Он голос наш, и послал Ангела, и вывел нас из Египта; и вот, мы в Кадесе, городе у самого предела твоего;

20:17 позволь нам пройти землею твоею: мы не пойдем по полям и по виноградникам и не будем пить воды из колодезей твоих; но пойдем дорогою царскою, не своротим ни направо ни налево, доколе не перейдем пределов твоих.

20:18 Но Едом сказал ему: не проходи через меня, иначе я с мечом выступлю против тебя.

20:19 И сказали ему сыны Израилевы: мы пойдем большою дорогою, и если будем пить твою воду, я и скот мой, то буду платить за нее; только ногами моими пройду, что ничего не стоит.

20:20 Но он сказал: не проходи. И выступил против него Едом с многочисленным народом и с сильною рукою.

20:21 Итак не согласился Едом позволить Израилю пройти чрез его пределы, и Израиль пошел в сторону от него.

»

Основателем Идумеи считается брат Иакова Исав, он же Едом, сын библейского патриарха Исаака. Едом — значит, красный. Исав получил имя Едом, потому что продал свое первородство за красноватую снедь брату Иакову.

В 25 главе книги Бытия по этому поводу сказано следующее:

«

25:29 И сварил Иаков кушанье; а Исав пришел с поля усталый.

25:30 И сказал Исав Иакову: дай мне поесть красного, красного этого, ибо я устал. От сего дано ему прозвание: Едом.

25:31 Но Иаков сказал: продай мне теперь же свое первородство.

25:32 Исав сказал: вот, я умираю, что мне в этом первородстве?

25:33 Иаков сказал: поклянись мне теперь же. Он поклялся ему, и продал первородство свое Иакову.

25:34 И дал Иаков Исаву хлеба и кушанья из чечевицы; и он ел и пил, и встал и пошел; и пренебрег Исав первородство.

»

В книге Бытия нет огульного поношения Исава. Утверждается, что Исав — искусный зверолов, что он могучий труженик на сельской ниве, в отличие от кроткого Иакова, живущего в шатрах («25:27 Дети выросли, и стал Исав человеком искусным в звероловстве, человеком полей; а Иаков человеком кротким, живущим в шатрах»).

В книге Бытия подробно описаны отношения между Иаковом и Исавом. И в этих отношениях нет однозначного антагонизма. Конечно, сразу после истории с первородством, проданным за чечевичную похлебку, между Исавом и Иаковом устанавливаются далеко не лучшие отношения. Но со временем они резко улучшаются.

В главе 36 книги Бытия подробно описано все родословия Исава, он же Едом.

«36:2 Исав взял себе жен из дочерей Ханаанских: Аду, дочь Елона Хеттиянина, и Оливему, дочь Аны, сына Цивеона Евеянина,

36:3 и Васемафу, дочь Измаила, сестру Наваиофа».

Как мы видим, между Измаилом и Исавом имеет место еще и такое родство, что, кстати, немаловажно. Но важнее всего, что Иаков и Исав разошлись, ибо...

«36:7 ибо имение их было так велико, что они не могли жить вместе, и земля странствования их не вмещала их, по множеству стад их.

36:8 И поселился Исав на горе Сеир, Исав, он же Едом. <...>

37:1 Иаков жил в земле странствования отца своего, в земле Ханаанской».

Из этой земли, как мы знаем, Иаков по зову Иосифа и по необходимости, порожденной голодом, перекочевал в Египет. А Исав туда не перекочевал. Потом перекочевавшие в Египет евреи бежали из Египта, поскольку их там начали преследовать. И пытались пройти через Едом, то есть через землю Исава. А их не пустили.

То есть та Идумея, или Эдом, которую мы начали зачем-то обсуждать, была землей Исава, брата Иакова. И жители этой земли в той мере, в какой они являлись родом Исава (а мы здесь сейчас рассматриваем библейскую историю), как раз не оскоромились Египтом в отличие от тех, кого Иосиф в Египет позвал, кого после Иосифа стали преследовать и кто из Египта бежал к себе назад, в землю Ханаанскую.

Столицей Эдома или Идумеи, основаной Исавом, был город Петру (Села). Находясь в неприступной горной местности, этот город был хорошо защищен от неприятеля. Историки утверждают, что Идумея, она же — Эдом, с древнейших времен была воинственным государством. Причем государством, очень негативно настроенным по отношению к иудеям. Идумея всегда воевала с Иудеей. Идумейцы выкупали у ассирийцев и других народов пленных иудеев только для того, чтобы предать этих ближайших родственников жестоким казням и пыткам. Идумея участвовала в разрушении Иерусалима Вавилоном (586 г. до н. э.), захватывала земли южного Израиля.

В конце III в. до н. э. образовалось Набатейское царство. И большая часть Идумеи вошла в его состав. Столицей Набатеи стала та же самая Петра. Набатея долгое время была союзником Рима и худо-бедно сохраняла мало-мальскую независимость от него. Набатейские войска выступали в качестве союзников Рима при осаде Иерусалима Титом. В 105 году нашей эры император Троян всё же присоединил Набатею к Риму, назвав ее Аравией Петрийской.

Интересующий нас Хиджаз, ради понимания истории которого и обсуждались Идумея и Набатея, был частью Набатейского царства и провинции Аравия Петрийская.

Именно в Хиджазе находятся священные города мусульман Мекка и Медина и интересующая нас Кааба, рядом с которой похоронены Исмаил и его египетская мать Агарь. Если бы нас интересовала Кааба только в качестве высшей исламской святыни, нам не нужно было бы обсуждать ни Идумею, ни Набатею. Но для того, чтобы разобраться в обстоятельствах, породивших существование некоего культа Нейт в арабском мире в сравнительно недавние времена, нам нужно обсуждать — причем на основе глубочайшего уважения к исламской религии — доисламскую эпоху, когда Кааба в каком-то виде тоже существовала. Нужно понимать при этом, что ислам ко всему арабскому доисламскому наследству относится с крайней настороженностью и предельным негативизмом. И что это отношение ислама к любой как бы своей доисламской древности безусловно распространяется на ту древность, которая как-то соотносится с Египтом. А значит, и с богиней Нейт. Те отправления культа Нейт на территории арабского мира, которые описывают Фердинанд Лессепс и Карстен Нибур, для яростно и глубоко верующего почитателя ислама невероятно отвратительны. Они вдвойне отвратительны, потому что как-то связаны с арабским миром. Но, понимая всё это и отдавая дань чувствам верующих, мы не можем как исследователи не признать наличие доисламской арабской древности. Впрочем, это признают даже самые яростно верующие почитатели ислама.

Так давайте обсуждать эту древность в интересующем нас аспекте, стремясь добыть неочевидные знания о природе интересующей нас западной идентичности.

(Продолжение следует)

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER