logo
Статья
/ Сергей Кургинян
Мы видим, как некая линия идет из древнейших времен и тянется в современность, имея очень важные промежуточные временные вехи, связанные с очень важными именами

Судьба гуманизма в XXI столетии

Одной Лилит все-таки недостаточно для того, чтобы вывести нас на магистральную тропу и одновременно хотя бы начать состыковку множества фрагментов — древнегреческих, древнеримских, североафриканских, арабских и иных — из которых состоит на данный момент осуществляемое исследование.

Да, Лилит выводит нас на очень многое — тут и Геката, и Танит, и Кали, и Нейт, и определенным образом трактуемая Афина. Но для того, чтобы некий образ, а точнее суперобраз, мог стать чревом, вынашивающим самых разных гадов, лишь одним из которых является оккультный нацизм, необходимо найти недостающее звено. И это звено находится достаточно быстро. Таким звеном является одна из самых темных и привлекающих внимание оккультистов разного рода женских фигур — царица Савская.

В Ветхом Завете об этой царице говорится следующее:

«Царица Савская, услышав о славе Соломона во имя Господа, пришла испытать его загадками.

И пришла она в Иерусалим с весьма большим богатством: верблюды навьючены были благовониями, великим множеством золота и драгоценными камнями, и пришла к Соломону, и беседовала с ним обо всем, что было у ней на сердце.

И объяснил ей Соломон все слова ее, и не было ничего незнакомого царю, чего он не изъяснял ей.

И увидела царица Савская всю мудрость Соломона и дом, который он построил. И пищу за столом его, и жилище рабов его, и стройность слуг его, и одежду их, и виночерпиев его, и всесожжения его, которые он приносил в храме Господнем. И не могла она более удержаться.

И сказала царю: верно то, что я слышала в земле своей о делах твоих и мудрости твоей.

Но я не верила словам, доколе не пришла и не увидели глаза мои: и вот, мне и в половину не сказано. Мудрости и богатства у тебя больше, нежели как я слышала.

Блаженны люди твои и блаженны сии слуги твои, которые всегда предстоят перед тобой и слышат мудрость твою!

Да будет благословен Господь, Бог твой, который благоволил посадить тебя на престол Израилев! Господь, по вечной любви Своей к Израилю, поставил тебя царем — творить суд и правду.

И подарила она царю сто двадцать талантов золота и великое множество благовоний и драгоценные камни; никогда еще не приходило такое множество благовоний, какое подарила царица Савская царю Соломону.

И корабль Хирамов, который привозил золото из Офира, привез из Офира великое множество красного дерева и драгоценных камней.

И сделал царь из сего красного дерева перила для храма Господня и для дома царского, и гусли и псалтири для певцов. Никогда не приходило столько красного дерева, и не видано было до сего дня.

И царь Соломон дал царице всё, что она желала и чего просила, сверх того, что подарил ей царь Соломон своими руками. И отправилась она обратно в свою землю, она и все слуги ее».

Царица Савская фигурирует не только в Ветхом Завете. О ней подробно повествуют и исламские, и христианские источники. Например, в таком авторитетном христианском источнике, как Евангелие от Матфея, говорится: «Царица Южная восстанет на суд с родом сим и осудит его, ибо она приходила от пределов земли послушать мудрости Соломоновой...»

Под царицей Южной очевидным образом имеется в виду всё та же царица Савская.

Специалисты, проводившие многочисленные исследования, сходятся на том, что царица Савская была властительницей древней Сабы, находящейся в юго-западной части Аравийского полуострова, примерно на территории современного Северного Йемена.

Кое-кто, правда, возражает, обращая внимание на то, что Савское или Савейское царство как таковое датируется VIII веком до нашей эры, а, значит, царица Савская не могла, будучи Савейской царицей, встречаться с Соломоном, который жил столетиями раньше.

Но другие специалисты не только ссылаются на малый объем исследований, проведенных на сегодня в такой опасной территории, как Северный Йемен. Мол, при таком масштабе исследований настаивать на том, что Савейское царство сформировалось только в VIII веке до нашей эры, вряд ли стоит.

Ссылаются также на авторитет Библии. Например, на Книгу Иова, в которой говорится: «И вот приходит вестник к Иову, и говорит: Волы орали, и ослицы паслись подле них, как напали Савеяне, и взяли их, а отроков поразили острием меча».

Специалисты настаивают на том, что Книга Иова (часть Ветхого Завета) относится к периоду, более раннему, чем Пятикнижие Моисеево. Или, по крайней мере, к периоду, когда это Пятикнижие еще не получило широкого распространения. Молчание о законах Моисеевых, описание достаточно архаичных обычаев, говорит о том, что Иов жил в домоисеевскую эпоху. Это говорит о том, что упомянутые Иовом савеи существовали до Эпохи Первого Храма, построенного царем Соломоном в X веке до нашей эры. А раз савеи существовали и активно себя вели в досоломоновскую эпоху, то у них могли быть и цари и царицы. В том числе и царица Савская.

О разного рода древних арабских царицах говорится в ассирийских и иных источниках. Даже если эти источники «моложе» Книги Иова, они достаточно древние для того, чтобы доказать широкое распространение в древнем доисламском арабском мире власти цариц, а не царей. Тут вам и Зазиби — царица арабов из анналов ассирийского царя Тиглатпаласара III, и царица Телькхун из анналов ассирийского царя Синаххериба, и савиянка Итамар из клинописного текста времен Саргона II. Словом, в древнейшую эпоху арабские государыни не были чем-то немыслимым, а напротив, встречались достаточно часто.

Поздние и очень авторитетные иудейские толкователи Книги Иова настаивали на том, что на семью Иова напала царица Лилит из Смарагда. При этом они отождествляли эту царицу Лилит из Смарагда с царицей Савской.

В эфиопских преданиях говорится о том, что царица Савская получила в подарок от Соломона город Газу, этот конечный пункт большого ладанного пути, который вел из юго-западной Аравии через Мариб в Мекку и Медину и дальше через Петру, будущую столицу Набатейского царства, в Южную Палестину.

Есть весьма ценимая специалистами древняя арабская легенда, датируемая IX веком нашей эры, в которой говорится, что царица Савская была похоронена не в своей столице Мариб, а в отдаленном городе Тадмур, который в античную эпоху называли Пальмирой. По свидетельству Ветхого Завета, этот город был построен в пустыне Соломоном. Впрочем, специалисты настаивают на том, что и до Соломона был некий перевалочный пункт для купцов, на месте которого возник город. И что купцы далее двигались по шелковому пути в Персию, Индию и Китай.

Есть много споров по поводу того, какова была вера царицы Савской. Но на сегодняшний день в спорах побеждают те, кто считают, что савеи, управляемые царицей Савской, были лунопоклонниками. И что это вполне отвечает другим прецедентам, согласно которым кочевые племена, избегающие жаркого солнца и перемещающиеся ночью, поклоняются именно Луне. В отличие, кстати, от оседлых народов, относящихся к древним земледельческим культурам.

Как бы то ни было, одним из самых крупных древних храмов, построенных в юго-западной Аравии, где, как считают специалисты, располагалось государство царицы Савской, был храм богини Алмаки, находящийся в Марибе. Алмаки — это богиня Луны. Она же стала потом вторым именем царицы Савской. Сейчас этот храм Алмаки именуют «Махрам Билкис», то есть храм Билкис. Билкис — это исламское имя царицы Савской.

Исламские ученые с давних пор утверждали, что этот храм был построен во времена Соломона для царицы Савской. Долгое время этому не верили археологи, утверждавшие, что постройки, которые они раскопали, относятся к VII–VIII веку до нашей эры. При этом оговаривалось, что фундамент, возможно, и более древний. Но в середине XX века американцы с огромным трудом всё же раскопали до конца данный храм, обнаружили руины огромного храма эллипсовидной формы со стенами высотой в 9 метров и шириной в 4 метра. Храм, конечно, был древнее, чем это считали те, кто относил его к VII–VIII веку до нашей эры. Он имел все черты вавилонского древнего архитектурного стиля. Речь шла, безусловно, о храме богини Алмаки. О наличии культа Алмаки в данном регионе говорят и другие памятники.

Конечно, в регионе существовали и земледельческие женские божества, своего рода богини Матери. Но арабские легенды никогда не связывают царицу Савскую с земледельческим культом. Они связывают ее только с древним культом кочевников.

Каким бы точно временем ни датировалась «цивилизация Сабы», ясно, что она является одной из древнейших доисламских арабских цивилизаций, существовавших за тысячелетия до Ислама. Это несомненный исторический факт.

Кроме того, нас в той же мере, как и исторические факты, интересуют древнейшие легенды. Одна из таких легенд гласит, что дворец, который мы описали выше, был построен по приказанию царя Соломона добрым джинном для царицы Савской.

Известны несколько легенд. Вот, что говорится в одной из средневековых исламских хроник: «После женитьбы он (Соломон — С.К.) очень любил ее (царицу Савскую — С.К.) и приказал доброму джинну построить для нее в Йемене три замка, подобных которым по красоте и великолепию люди еще никогда не видели. После того как она вернулась в свое царство, он каждый месяц посещал ее и всегда оставался с нею три дня».

Факт гибели богатого и процветающего Сабейского царства зафиксирован в Коране («Но они уклонились, и послали Мы на них разлив плотины и заменили им их сады двумя садами, обладающими плодами горькими, тамариском и немногими лотосами.

Этим воздали им за то, что они не веровали! Разве Мы воздали кому-нибудь, кроме неверных?»).

Тема савеев и враждовавших с ними арабских доисламских соседей (катабанов на юге и жителей Хадрамаута на востоке Юго-Западной Аравии) возвращает нас к уже рассмотренной древнеарабской доисламской традиции, встроившейся впоследствии в Ислам (суфийский, по преимуществу).

Царица Савская, этот богатейший суперобраз, мощно внедрившийся в несколько религий и в оккультизм...

Как мне представляется, добавление этого слагаемого ко всему, что я перечислял выше в связи с Лилит, делает тему Лилит по-настоящему насыщенной и масштабной.

В еврейской талмудической традиции подробно описано, как именно Соломон встречает царицу Савскую в тронном зале, сделанном из стекла. И как она, испугавшись, что трон Соломона стоит в воде, приподнимает платье, обнажая волосатые ноги. В этой традиции царица Савская предстает как дьяволица с волосатыми ногами. И эта традиция безусловно отождествляет царицу Савскую с Лилит.

В арамейском переводе Книги Иова, которую мы уже обсуждали, говорится так: «Внезапно напала на них Лилит, царица Смарагда, утащила их прочь».

Толкователи этого текста веками ломали голову по поводу того, что Книга Иова подразумевает под Смарагдом. В основном они сходились на том, что «Смарагдской царицей» Лилит именуют потому, что она была царицей магии. Ибо веками и веками смарагд — он же изумруд — считался важнейшим камнем для тех, кто осуществлял магические ритуалы. Якобы этот камень выпал из короны Люцифера — падшего ангела. Этому камню приписывалась тайная сила. Есть такой Гермес Трисмегист (Гермес, трижды благославленный).

Это, во-первых, божество, соединяющее в себе черты древнеегипетского бога мудрости и письма Тота и древнегреческого бога Гермеса.

И это, во-вторых, (в рамках христианской традиции) автор теософского учения, именуемого герметизмом. Кстати, в исламской традиции этого автора теософского учения отождествляют с неким Идрисом. А кто такой Идрис?

Это исламский пророк, отождествляемый с библейским Енохом.

Тем самым, который ходил под богом, с дочерьми которого согрешили ангелы.

Тем самым, с которым пророк Мохаммед встретился на четвертом небе во время вознесения (мираджа).

И иудеи, и магометане, и христиане считают, что Идрис, он же — Енох, был вознесен на небо живым.

Многие исламские ученые настаивают на том, что Идрис — это пророк сабиев. Да-да, всё тех же сабиев, которых мы уже обсуждали в связи с царицей Савской.

В христианском мире было много споров о благости или неблагости Гермеса Трисмегиста. Одни христианские авторитеты, указывая на то, что этот Трисмегист древнее Пифагора и Платона, называли его важнейшим языческим провидцем, предсказавшим приход христианства. Другие, соглашаясь с такой оценкой, оговаривали, что пророчества Трисмегист получил от демонов, которым служил. В любом случае, этот Трисмегист стал главной фигурой для европейской магии и оккультизма. А одним из его важнейших произведений является «Изумрудная скрижаль». Тут тема изумрудности царицы Савской и изурмрудности Трисмегиста безусловно пересекаются. Ибо и в рамках магии Савской, и в рамках магии Трисмегиста изумруд является очень важным.

Есть некое завещание Соломона, написанное египетским христианином. Точной датировки этого произведения нет. Можно утверждать, что это произведение было написано где-то между I и IV веками нашей эры.

В этом завещании переработано много подлинных еврейских легенд. В нем царица Савская, с опорой на эти легенды, именуется колдуньей. Говорится также о том, что именно царица Савская подарила Соломону 30 сребреников, которые позже были выплачены Иуде в качестве вознаграждения за его предательство.

Очень важна эта самая царица Савская для алхимиков. На их зашифрованном языке говорится, что некий алхимический ингредиент «является той девственной, мудрой и богатой царицей Савской, одетой в белую вуаль, которая хотела предаться только Соломону».

Алхимики постоянно говорят, что Савской нужен супруг, что она — идеальное женское начало, которое должно сочетаться с идеальным мужским началом, оно же — Соломон.

В некоем средневековом трактате, именуемом «Восходящая утренняя заря» («Aurora consurgens») говорится: «Это сама Мудрость, царица Юга (regina Austri), которая должна была прийти с Востока, подобно восходящей утренней заре, чтобы услышать мудрость Соломона, понять и увидеть, и дана была в ее руки власть, честь, сила и владычество. И на голове своей она носит царскую корону из лучей двенадцати сверкающих звезд, как невеста (sponsa), которая нарядилась для своего жениха. На одеждах имела она надпись золотом на греческом, чужеземном и латинском языках: «Как царица, буду я править, и мое царство — это не конец для тех, кто находит меня и узнает с проницательностью, изобретательностью и упорством».

Трактат «Восходящая утренняя заря» ошибочно приписывали аж Фоме Аквинскому (выдающемуся религиозному философу, учителю церкви, родившемуся в 1225 г., умершему в 1274 г.).

Видимо, всё же этот трактат написан не Аквинатом, а какой-то гораздо более скромной фигурой, жившей тоже в XIII веке.

Но если мы перенесемся из XIII века в XVII век, то столкнемся с другой «Восходящей утренней зарей», автором которой является очень известный немецкий мистик Якоб Бёме (1575–1624). Бёме — самоучка, сапожник по профессии, завоевавший авторитет в определенных аристократических кругах своего времени. Им интересовались и российские царствующие особы (безусловно, Александр I, но и не только он). Какое-то время гонимый, Бёме оказался под покровительством саксонского курфюрста и был обласкан.

Бёме — визионер. У него были видения, суть которых он изложил в своих сочинениях. Одно из этих сочинений называлось «Аврора» — «Корень или мать философии, астрологии и теологии на верном основании».

Бёме считается и философом, и провидцем. Он теософ, то есть представитель оккультного движения, уходящего корнями в гностицизм и неоплатонизм. Его называют одним из родоначальников западной софиологии, то есть учения о премудрости божьей.

Софиология или софианство уходит корнями в гностические учения, зародившиеся в Александрии в I веке нашей эры. Это учение опирается на философскую концепцию Платона о Софии как творческом начале космоса, который без этого начала является мертвым хаосом.

Те, кто развивал учение на первоначальном этапе, ссылались на притчи Соломона в Ветхом Завете. Вот небольшая выдержка из Книги Притчей Соломоновых, знакомящая читателей с тем, о чем идет речь:

«Премудрость возглашает на улице, на площадях возвышает глас свой,

в главных местах собраний проповедует, при входах в городские ворота говорит речь свою:

«доколе, невежды, будете любить невежество? Доколе буйные будут услаждаться буйством? Доколе глупцы будут ненавидеть знание?

Обратитесь к моему обличению: вот, я изолью на вас дух мой, возвещу вам слова мои.

Я звала, и вы не послушались; простирала руку мою, и не было внимающего;

И вы отвергли все мои советы, и обличений моих не приняли.

За то и я посмеюсь вашей гибели; порадуюсь, когда придет на вас ужас;

когда придет на вас ужас, как буря, и беда, как вихрь, принесется на вас; когда постигнет вас скорбь и теснота.

Тогда будут звать меня, и я не услышу...»

В Новом Завете премудрость фигурирует в Евангелии от Иоанна и упоминается как Утешитель Дух Святой: «Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам всё, что Я говорил вам».

В XIV — XVII веках эту идею премудрости начинают дорабатывать и перерабатывать. Одним из основных таких переработчиков и доработчиков является уже названный нами Якоб Бёме. Но у него есть предшественник — Генрих Сузо, мистик и поэт XIII века (1295–1366). А этот Сузо учился у другого мистика, очень крупного — Мейстера Экхарта (1260–1328), осужденного в Средние века и впоследствии причисленного к лику святых.

А еще в этой плеяде мистиков есть Эммануил Сведенборг, шведский естествоиспытатель и теософ (1688–1772).

Так что, как мы видим, некая линия идет из древнейших времен и тянется в современность, имея очень важные промежуточные временные вехи, связанные с очень важными именами.

Перед тем, как обсуждать эти вехи и имена, обсудим саму линию.

И для Экхарта, и для Сузо, и для Бёме, и для Сведенборга София, она же — Премудрость, выступает как личность, способная к активному действию, благому, конечно же. Эту личность кто-то называет «Вечной Девственностью», кто-то — «Девой Премудрости Божией». Я никоим образом не хочу демонизировать софиологию — ни средневековую, ни современную.

Я просто хочу сказать, что даже гениальные образцы этой софиологии, например, «Вечная женственность» в ее дантовском варианте, не так просты, как это кажется. Не хочу демонизировать одного из величайших классиков мировой литературы. Но есть же какие-то возможности обсуждать самых великих классиков, избегая и демонизаций, и примитивной апологетики. «Божественная комедия» Данте — это великое произведение. Но сказать «великое» — это не значит определить содержание величия. Гёте тоже, безусловно, величайший поэт. И мы занимаемся уже достаточно долго определением содержания этого величия. Мы же это величие не отрицаем. Что такое дантовское описание ада, в котором сказано, что ад создан высшей силой, полнотой всезнания и первою любовью? Особенно здесь важно последнее. Читатель согласен с таким определением ада? Я лично — нет. А что такое все эти структуры средневековья типа «адептов любви»? О какой любви идет речь? Всё выглядит очень мило, пока неонацисты — тот же Юлиус Эвола, которого мы обсуждали, — не докажут, что речь идет о тантрической любви. Причем, в самых ее древних вариантах, адресующих даже не к тантрическому буддизму, а к тантрической йоге и более древним дравидийским культам.

Надо сказать, что это всё не высасывается нацистами из пальца. Да, они ставят акценты там, где им нужно. Но отказать им в знании материала при этом нельзя. А что такое древнейшие виды тантры? Даже более древние, чем тантрическая йога? Это в чистом виде культ даже не Кали, которая, как мы помним, одна из религиозных ипостасей Лилит, а еще более жестоких и беспощадных женских богинь. Да и культ любви — тот еще. Никакого отношения к любви хоть плотской, хоть духовной в гуманистическом смысле слова не имеющий. Тут вам и пожирание детей, и дикая кровавая оргиастичность.

Почему нацистам нужна такая вечная женственность — понятно. Они на ней строят здание антигуманизма. Но почему их противники не замечают этого? И не предпринимают чрезвычайных усилий, чтобы противопоставить одну женственность другой, одни матриархальные культы другим и так далее?

Ведь это же можно сделать. А раз можно, значит и нужно. И тогда не надо будет демонизировать всю софиологию, все адресации к высшей женственности и пр.

Фашистам нужны матриархаты и вечные женственности, связанные с Лилит и ее производными. А коммунистам — тому же Лафаргу, который пишет о коммунистическом матриархате, и не ему одному — нужны матриархаты, связанные с совсем другой женственностью, как ты ее ни назови. Ведь есть же она. У христиан — высшая негностическая София. У иудеев — Шхина (а также Матронит и так далее). И во всех религиях это так.

И вот что хуже всего — как только вы начнете говорить о священной войне, основанной на двух враждебных полюсах (строки из песни «Вставай, страна огромная») и назовете одним полюсом Лилит и всё, что с ней связано, а другим — высшее негностическое софийное начало и его разнорелигиозные, названные мною выше производные, появится какой-нибудь неонацистский мудрец типа уже обсужденных нами Мирчи Элиаде и Юлиуса Эволы и скажет вам: «Нужна диалектика. То есть преодоление противоположностей. Не дурите с тем, что есть два враждебных полюса. Есть сложные переходы между всем на свете. Начнете переходить, и окажетесь в стане того, кого называете противником. А как же иначе? Необходимо ведь преодолеть противоречия! Ну так вы и преодолевайте! Не отрывайте одно от другого. Где высшее начало, там и его абсолютная противоположность. Софиологи хотят высшее начало, эту самую Софию как женский благой абсолют, сострадающий людям и заступающийся за них перед богом, в котором сочетаются Суд и Милость? Пусть они заодно приволокут и диаметрально противоположное начало, задаваемое Лилит. Одно без другого не существует».

Еще как существует! Один полюс этого противоречия строит один мир, а другой полюс — другой. Того же Бёме с его высшей женственностью не зря называли «тевтонским философом». И не зря нацисты брали его на вооружение.

А того же Александра Блока с его вечной женственностью не зря называли «коммунистическим философом». И не только по причине того, что он написал поэму «Двенадцать». И не зря Блок спорил с теми русскими философами-социологами (Мережковским, Гиппиус), которые очень быстро начали склоняться к линии Бёме, объявившего о том, что поврежденная человеческая природа не в состоянии внутренне возродиться. Ведь тут-то и проходит водораздел. Если она не в состоянии внутренне возродиться, что дальше?

(Продолжение следует.)