logo
Статья
  1. Мироустроительная война
Особенностью такфиризма является то, что приверженцы этого мировоззрения присваивают себе право на вынесение приговора по обвинению в неверии (по-арабски — такфира)

Судьба «Талибана»‌* — 3

* организация, деятельность которой запрещена в РФ

Какое место занимает движение «Талибан»‌* в нынешней среде исламского суннитского радикализма? Чтобы выяснить это, нужно разобраться, что представляет собой в конце 2015 года сам суннитский радикализм. Этот вопрос волнует сейчас многих в исламском мире.

Автор статьи «Придет ли ИГИЛ‌* на смену «Талибану»‌*?» Пир Мохаммад Молахеди (Iranian Diplomacy, 12 октября 2015 года) так описывает причины возникновения суннитского радикализма:

«Отвечая на вопрос о том, почему мусульмане <...> отстали от развития современной цивилизации, <...> последователи суннитского ислама как в Северной Африке, так и в Индостане пришли к общему выводу. Причиной заб­вения принципа мусульманской священной войны джихада стало экономическое ослабление исламского мира, в то время как все суннитские объединения и отдельные мыслители выступали в пользу возрождения этого принципа, объясняя его необходимость для восстановления собственной мощи в рамках исламского халифата».

Взгляд иранского автора на суннитский халифатизм — это взгляд одновременно и компетентный, и отстраненный. Ведь шиитские представления о праведном обществе выглядят иначе, они сосредоточены на ожидании прихода в мир Махди, Спасителя. И по-настоящему праведным общество, по убеждению шиитов, может стать только после его пришествия. А вот халиф суннитов — это глава мусульманской общины, который должен быть избран и признан ею.

Халифатизм является общей установкой для всех крупнейших суннитских радикальных объединений — и для «Братьев-мусульман»‌*, и для «Аль-Каиды»‌*, и для «Талибана»‌*, и, конечно, для ИГИЛ‌*.

О халифатизме талибов, как ни странно, говорят не так уж часто. Между тем, талибы с самого начала существования движения подчеркивали свою приверженность халифату. Журнал, издававшийся талибами в Кабуле в 90-е годы, назывался «Халифат». Идеологи талибов настаивали, что целью деятельности движения является возвращение к временам праведных халифов. В кандагарской газете «Тулуйи афган» талибы заявляли: «Наша заветная мечта состоит в том, чтобы все мусульманские страны мира в конечном счете объединились в единый, неделимый исламский халифат».

И, наконец, 3 апреля 1996 года, почти двадцать лет назад, в Кандагаре состоялось важнейшее собрание 1500 представителей афганского духовенства. На этом собрании лидер «Талибана»‌* мулла Омар был провозглашен «повелителем правоверных». То есть получил титул, который носили халифы.

Это означает, что лидера ИГИЛ‌* аль-Багдади нельзя считать первым современным претендентом на указанный титул. И такое обстоятельство не может не обос­трять противоречия между ИГИЛ‌* и «Талибано‌*м», несмотря на то, что к моменту провозглашения аль-Багдади халифом от имени «Исламского государства»‌* муллы Омара уже не было в живых. Но разве наследник муллы Омара в «Талибане»‌* не должен наследовать и его титул «повелителя правоверных»? Сегодня не так просто решить, кого из претендентов на статус «повелителя правоверных» следует счесть «халифом», а кого — «анти-халифом».

Но вернемся к классификации халифатизма, предложенной иранским экспертом. Пир Мухаммад Молахеди пишет:

«Тактические расхождения разделили сторонников халифата на три группы, и все они относятся к салафизму. Другими словами, внутри суннитского мира существуют три разновидности салафизма: пропагандистский, джихадистский и джихадистско-такфиристский».

Такфиризм — это отдельная тема, к которой мы обязательно вернемся ниже. А пока вспомним, что салафитами в исламе называют тех, кто считает необходимым приведение исламских законов к нормам самой ранней исламской общины, категорически отвергая любые последующие нововведения.

К категории пропагандистского салафизма Пир Мохаммад Молахеди относит ассоциацию «Братьев-мусульман»‌*. Основной группировкой джихадистского типа он называет «Аль-Каиду»‌*. Талибы в этой классификации также причислены к джихадистскому направлению.

А вот наименование такфиристов — то есть наиболее непримиримых джихадистов — по праву достается «Исламскому государству»‌*. При этом такфиризму Пир Мохаммад Молахеди придает особое значение: «...налицо капитуляция пропагандистской и джихадистской разновидностей салафизма перед его джихадистско-такфиристским типом».

Чтобы понять причину категоричности данной оценки, необходимо рассмотреть подробнее, что такое такфиризм вообще и конкретно — такфиризм «Исламского государства»‌*. Начнем с яркого высказывания, однажды уже процитированного в рубрике «Мироустроительная война». Речь идет о заявлении пресс-секретаря «Исламского государства»‌* Мухаммеда аль-Аднани, сделанном в марте 2015 года. Пресс-секретарь ИГИЛ‌* сказал тогда:

«О, крестоносцы, если вы рассчитываете захватить Салахуддин, надеетесь взять Мосул, мечтаете о Синджаре, Тикрите, об аль-Хавидже или де Майядане, Джараблусе, аль-Карме, Тель-Абьяде, Хавле, Тикрите или Дерне, если вы хотите захватить джунгли Нигерии, то мы хотим захватить Париж — с дозволения Аллаха — перед тем, как мы возьмем Рим и завоюем Испанию, после того как мы превратим ваши жизни в беспросветный кошмар и разрушим Белый дом, Биг Бен и Эйфелеву башню, с дозволения Аллаха, как мы уже разрушили дворец Царя Хосрова. Мы хотим владеть Кабулом, Карачи, Кавказом, Кумом, Эр-Риядом и Тегераном. Мы хотим владеть Багдадом, Дамаском, Иерусалимом, Каиром, Саной, Дохой, Абу-Даби и Амманом. Мусульмане снова станут хозяевами в каждом из этих мест».

В приведенном заявлении бросается в глаза странность самой последней фразы — «мусульмане снова станут хозяевами в каждом из этих мест». Ведь в списке перечисленных городов, на которые претендует ИГИЛ‌*, значатся Кабул, Карачи, Кум, Эр-Рияд, Тегеран, Багдад, Дамаск, Каир, Сана, Доха, Абу-Даби, Амман... Казалось бы, названные города принадлежат мусульманам веками. Мусульмане и так являются «хозяевами в каждом из этих мест». Но вопрос в том, являются ли, с точки зрения ИГИЛ‌*, люди, населяющие их, мусульманами. Ответ на этот вопрос как раз и проясняет смысл высказывания пресс-секретаря «Исламского государства»‌*.

Дело тут именно в том, что ИГИЛ‌*, как уже сказано выше, представляет собой ярко выраженную такфиристскую группировку.

Особенностью такфиризма является то, что приверженцы этого мировоззрения присваивают себе право на вынесение приговора по обвинению в неверии (по-арабски — такфира). Это выделяет такфиристов и среди исламских радикалов, включая большинство салафитов, и среди суннитских течений вообще. По суннитским представлениям, вынесение такфира, во-первых, считается правом мусульманских богословов и законоведов, а во-вторых, требует соблюдения установленных процедур. Пренебрежение такфиристов этими правилами проистекает из их убежденности в том, что от ислама отошло и большинство мусульманских правителей, и большинство мусульман. Отсюда же — и убежденность такфиристов в своем праве на убийство оппонентов. То есть в праве не только вынести приговор, но и совершить казнь. Отсюда же — и демонстративное отношение игиловцев к Саудовской Аравии как к подсудимой. Не случайно лидер ИГИЛ‌* Абу Бакр аль-Багдади называл Саудовскую Аравию «отступником», «покорившимся крестоносцам и иудеям». По сути дела, перед нами — формула такфира, примененная к целой стране.

Историческим ранним предшественником течения такфиристов считается течение хариджитов (буквально — «выступивших», «возмутившихся»), известных тем, что в середине VII века они обвинили в неверии халифа Али ибн Абу Талиба и его сторонников. То есть — вынесли такфир. Кстати, Али ибн Абу Талиб носил тот самый титул повелителя правоверных, на который претендуют сегодня лидеры ИГИЛ‌* и «Талибана»‌*. Причем, по мнению шиитов, лишь Али имеет право на этот титул. Однако даже статус повелителя правоверных не спас халифа — он пал от руки убийцы-хариджита.

Местом зарождения движения хариджитов (как и «Исламского государства»‌*) была территория Ирака. Это одна из причин, по которым в исламском мире игиловцев называют «современными хариджитами».

Оформление современного такфиризма началось в 60-е годы ХХ века в Египте, где была создана группировка «Общество мусульман». Ее основатель Шукри Мустафа ранее состоял в ассоциации «Братья-мусульмане»‌* и уже тогда был сторонником такфиризма. Созданная им радикальная группировка не стала лидером джихадизма, но оказала существенное влияние на взгляды ряда террористических организаций 70–80-х годов ХХ века.

Считается, что в настоящее время такфиристские взгляды частично присутствуют и в руководстве «Аль-Каиды»‌*, и в «Исламском движении Узбекистана»‌*, и в других террористических группировках — хотя и не являются в указанных движениях доминирующими, как в ИГИЛ‌*.

Разумеется, с особенной непримиримостью такфиристы относятся к шиитам, которых считают отступниками. Шииты, в свою очередь, ясно осознают такфиристскую опасность. Вот как характеризовал позицию такфиристов иранский великий аятолла Макарим Ширази в ноябре 2014 года на открытии конгресса «Угрозы такфиристских течений»:

«1. Они претендуют на абсолютное мнение и не признают никого. Такфиристы считают, что только им принадлежит прерогатива понимания Корана и сунны. Только их трактовка таких понятий, как ширк (нарушение принципа единобожия. — М. П.), бида (нововведение, ересь. — М. П.), иман (вера. — М. П.), таввасуль (поиск связи с Аллахом. — М. П.) имеет право на существование.

2. Такфиристы пользуются только теми аятами (стихами Корана), которые им выгодны, а другие аяты не принимают во внимание».

К этому можно добавить, что и радикально настроенный суннитский богослов шейх Юсуф Карадави, духовный авторитет «Братьев-мусульман»‌*, не признает права такфиристов-игиловцев на создание халифата. И такое отношение не удивительно. Ведь признать халифа должна вся умма (мировая исламская община), но именно правоверность всех ее членов такфиристы как раз и отрицают... Понятно, что подобное противоречие мирным путем не разрешить.

Вот какого рода соперник достанется талибам, если война между ними и ИГИЛ‌* развернется по-настоящему. И может быть, не случайно первым в заявленном списке мусульманских столиц, на которые претендует ИГИЛ‌*, оказался Кабул.

Назревшая война между ИГИЛ‌* и «Талибано‌*м» — это еще и религиозная война, не такое уж частое явление в наше время. Предметом спора в этой войне вполне может оказаться не только влияние в центрально-азиатском регионе, но и понимание истории ислама в целом. Ведь для такфиристов почти вся она является непрерывной цепью преступных нововведений. А значит, по их логике, подлежит осуждению — такфиру. Разве не так?

  • «Исламское государство»‌* (ИГ/ИГИЛ‌*/ISIS‌*/ Daesh‌‌* — ДАИШ‌*) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.