logo
  1. Диффузные сепаратистские войны
Аналитика,
За последние годы в Приволжском федеральном округе было обезврежено несколько интернациональных диверсионных ячеек исламистов

Террористический интернационал в действии?

5–6 июня 2013 года в Казани проходило XII международное совещание руководителей спецслужб, органов безопасности и правопорядка, в котором приняли участие представители 63 государств.

На совещании глава ФСБ России А. Бортников заявил следующее: «В настоящее время, на наш взгляд, наибольшую остроту приобретает проблема интернационализации террористической деятельности. Международные террористические организации, прежде всего, «Аль-Каида», и аффилированные с ней структуры …путем совершения резонансных терактов и инспирирования уличных беспорядков на этно-конфессиональной почве предпринимают попытки дестабилизировать ситуацию в отдельных государствах... Помимо «Аль-Каиды», серьезную угрозу представляют международные террористические организации, действующие в афгано-пакистанской зоне — движение «Талибан», «Исламский джихад — джамаат моджахедов», Исламская партия Туркестана…

На данный момент идет процесс активизации деятельности боевиков, направляющихся в Сирию... Только из РФ порядка 200 боевиков воюют на стороне «Имарат Кавказ» под флагом «Аль-Каиды» и других аффилированных структур… Опасность в том, что в конечном итоге эти террористы будут возвращаться в страны, откуда они выезжали…»

В предыдущей статье мы показали, насколько обозначенная проблема актуальна для нашей страны. В международное джихадистское движение, сформированное на территории России еще с середины 90-х годов (причем при активном участии ряда зарубежных спецслужб, представители которых присутствовали на совещании в Казани), уже входят крупные террористические организации, о которых говорил глава ФСБ. Только имея такую мощную международную поддержку, лидеры исламистского подполья «Кавказский Эмират» (Имарат Кавказ) решились объявить «территорией джихада» всю Россию. Рассмотрим, насколько северокавказские боевики продвинулись (при помощи зарубежных союзников) в реализации своих планов не только на давно «освоенных» ими территориях, но и в регионах, где их присутствие несет новые угрозы дестабилизации политической и экономической ситуации в стране.

Начнем с последних событий.

6 июня 2013 года в Мытищинском районе Московской области был задержан один из лидеров бандподполья Юлай Давлетбаев. Он возглавлял группу, готовившую теракты в Москве (и обезвреженную ранее, 20 мая, в подмосковном Орехове-Зуеве).

По информации спецслужб, члены данной диверсионной группы состояли в «Исламской партии Туркестана» (ИПТ). С 2001 боевики ИПТ проходили подготовку в спецлагерях движения «Талибан», расположенных в районе афгано-пакистанской границы Северного Вазиристана. Через эти лагеря (а также боевые действия в Афганистане) прошла и обезвреженная в Подмосковье бандгруппа, состоявшая из уроженцев Поволжья.

Эксперты обращают внимание на тот факт, что ранее ФСБ уже неоднократно экстрадировало членов «Исламской партии Туркестана» (запрещенной в России), занимавшихся вербовкой боевиков на территории России. Так, например, в феврале и марте 2013 года в Подмосковье и Москве были задержаны «эмиссары» этой организации, занимавшиеся переправкой «новобранцев» в талибские лагеря для подготовки боевиков. (По предварительным данным, за 2012 год из центрального региона страны в эти зарубежные «учебно-диверсионные центры» было направлено более 50 граждан Средней Азии и России.) А в апреле вербовщиков ИПТ обнаружили в Тюмени среди группы нелегальных мигрантов из Таджикистана, Узбекистана и Киргизии.

Подчеркнем, что главной целью «Исламской партии Туркестана» является возрождение «Великого исламского халифата» в Центральной Азии, а также на территории Северного Кавказа и Поволжья. Появление представителей этой структуры в Сибири некоторые эксперты связывают с активным взаимодействием исламистов с представителями северокавказского подполья, нацеленными на завоевание «исконно мусульманских земель», к коим они причисляют и территорию за Уралом.

В последние годы, наряду с активизацией диверсионной деятельности в южных и центральных регионах России, боевики «Кавказского Эмирата» (в том числе и при помощи своих союзников) пытаются «освоить» восточные и северо-восточные регионы страны. Здесь они также занимаются вербовкой «кадров» и сбором средств для финансирования бандформирований, орудующих на Северном Кавказе.

Например, 14 марта 2013 года в городе Губкинский Ямало-Ненецкого автономного округа (ЯНАО) в ходе спецоперации был ликвидирован член северокавказского бандподполья Д. Абдулабеков. Местный житель, прошедший боевую подготовку в рядах незаконных вооруженных формирований (НВФ) в Дагестане, вернулся домой для продолжения «джихада».

Отметим, что лидеры «Кавказского Эмирата», вербуя и обучая (в «горячих точках») молодых джихадистов из дальних российских регионов, затем направляют их своими эмиссарами в «родные пенаты». Такая тактика позволяет им достаточно незаметно расширять свою подпольную сеть. Также довольно распространенными являются случаи, когда боевики проникают в Сибирь под видом мигрантов.

Так, 21 марта 2013 года в Свердловской области был задержан уроженец Чечни С. Духаев, воевавших в рядах НВФ на юге России во второй половине 90-х годов.

Другим механизмом экспансии членов террористического подполья на Восток России является интеграция в среду радикальных течений ислама. Например, оседание в некоторых ваххабитских общинах, которые с конца 1980-х гг. стали появляться в Средней Азии, на Северном Кавказе, в Татарстане и Башкирии.

В докладе, подготовленном недавно (май 2013 года) экспертами Института национальной стратегии М. Ремизова, в качестве мест «повышенной активности» ваххабитов уже указаны не только южные регионы России и Поволжье. Приверженцы «чистого» ислама давно проникли в Тюменскую (в том числе, ЯНАО) и Свердловскую области, где, как было показано выше, уже «обустраиваются» члены НВФ.

По утверждению авторов доклада, в Сибири центрами салафитов также «стали горный Алтай и Омская область, а на Дальнем Востоке — Приморский край и Якутия».

Следует обратить внимание на то, что ваххабитские общины «заселяют» территории в Сибири и на Дальнем Востоке, богатые полезными ископаемыми. Здесь же проходят важные в стратегическом отношении нефте- и газопроводы.

Так, согласно экспертным оценкам, в Ханты-Мансийском автономном округе насчитывается несколько тысяч последователей салафизма. В некоторых городах ХМАО (например, в Радужном) ваххабитские приходы действуют аж с 1992 года. В ряде случаев это откровенные исламисты, «сотрудничающие» с представителями международных террористических организаций, также ставящих целью построение Халифата на территории России.

По утверждениям экспертов, «российские последователи идей ихванистов, партии «Хизб ут-Тахрир» и ваххабитов активно работают с коренным населением региона, используя свойственные им идеологемы «оккупации», «тирании» и «колониального захвата» тех богатств, которые, по их мнению, безраздельно принадлежат финно-угорским и мусульманским народам... И эта пропаганда постоянно расширяется…»

Учитывая, что в ХМАО добывается порядка 60 % российской нефти, и что ваххабитские общины активно действуют в некоторых моногородах, где находятся крупные нефтегазодобывающие предприятия, — согласитесь, есть причина для беспокойства. Тем более, если в эти же регионы проникают боевики НВФ.

Подчеркнем, что в середине 90-х годов в Сибирь (и конкретно, в Тюменскую область) прибыли переселенцы из Наманганской области Узбекистана. При этом значительное число мигрантов (в том числе, из Ферганской долины) имели религиозное образование. В результате довольно скоро кто-то из приезжих занял посты имамов в ряде населенных пунктов Тюмени. Например, в мечети Нового Уренгоя (неофициальной «газодобывающей столицы» России), довольно скоро ставшей самой популярной в регионе. Обратим внимание на то, что мусульманам Нового Уренгоя была даже посвящена книга, выпущенная в Саудовской Аравии (где ваххабизм является господствующей исламской доктриной).

О том, что часть мигрантов из Наманганской области имела отношение к боевикам, говорит, например, тот факт, что под Новым Уренгоем были обнаружены их подпольные лагеря. Известно, также, что в 2010 году некоторых «переселенцев» экстрадировали на родину.

Появление террористического подполья на территориях, где сосредоточены стратегические запасы энергоносителей и сеть трубопроводов, вызывает у экспертов большую тревогу: «С Уренгоя в сторону только запада выходят два коридора: с одной стороны 7 нитей трубопровода, с другой — 11. Ведь любой идиот может подложить на трубу взрывчатку... А если это будет зимний период, то пол-Европы окажется без газа».

В ноябре 2012 года глава центра по противодействию экстремизму УМВД по ЯНАО С. Савин на одном из совещаний достаточно откровенно заявил о том, что идет широкомасштабная экспансия исламистов на Ямал. По его словам, «регион полон приверженцев радикального ислама и вербовщиков».

О том, что это отнюдь не фигура речи, а дышащая опасностью реальность, говорят все новые и новые факты.

21 марта 2013 года в Тюмени была ликвидирована ячейка исламистской организации «Хизб ут-тахрир аль-Ислами». Следствием было установлено, что в данную группу входило несколько местных жителей, уже судимых ранее за участие в деятельности местного отделения этой же международной структуры. То есть ячейка крупной террористической организации «пустила корни», и у нее была возможность восстановиться после очередного разгрома.

Некоторые эксперты, пытаясь это объяснить, указывают, что неделей ранее в Тюменской области был ликвидирован боевик из северокавказского подполья (о чем упоминалось выше). А также отсылают к давно зафиксированной связи хизб-ут-тахрировцев с некоторыми ваххабитскими общинами в регионе. То есть, «интернационализация террористической деятельности» на территории России обеспечивает «воспроизводство» местной исламистской сети.

Назовем еще одного участника этого «террористического интернационала» на нашей территории.

29 мая 2013 года в Верховный суд Татарстана передано уголовное дело в отношении пятерых членов экстремистской организации «Ат-Такфир Валь-Хиджра», обвиняемых в подготовке терактов на территории республики.

Обратимся к биографии лидера данной группы Р. Юсупова (ликвидированного еще в прошлом году), лишний раз подтверждающей тезис об «интернационализации террористической деятельности»…

Гражданин Узбекистана Р. Юсупов с 1999 года являлся членом организаций «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» и «Ат-Такфир Валь-Хиджра». В 2002 году он перебрался в Татарстан, так как был объявлен в розыск. На новом месте жительства Юсупов «пропагандировал идеи необходимости ведения джихада, насильственной исламизации населения, включения России во всемирный халифат». Агитация проводилась на конспиративных квартирах и в мечетях. В 2010 году Юсупов стал изучать доктрины организации «Имарат Кавказ» и создал подпольную боевую группу, готовившую теракты на транспорте.

Надо отметить, что за последние годы в Приволжском федеральном округе было обезврежено несколько интернациональных диверсионных ячеек исламистов.

Авторы вышеупомянутого доклада Института национальной стратегии подчеркивают наличие в Татарстане «террористического подполья, действующего по сетевому принципу и имеющего связь на уровне координации и обучения с северокавказскими единомышленниками из «Имарата Кавказ»…»

Добавим еще один существенный элемент в общую картину. В январе 2012 года ячейка международной террористической организации «Ат-Такфир Валь-Хиджра» (созданной в начале 1970-х годов в Египте) была обнаружена в Тюмени…

Эксперты подчеркивают, что мигранты из государств Средней Азии являются для исламистов благоприятной средой для вербовки новых «адептов». При этом представители российских спецслужб указывают на то, как еще могут использовать мигрантов исламисты и их кураторы.

30 мая 2013 года на слушаниях в Совете Федерации замглавы ФСБ А. Рощупкин заявил: «Нами достоверно установлено, что определенные силы внутри нелегальной миграции ведут подрывную и разведывательную деятельность против России, оседая под видом мигрантов для …террористической деятельности... Уже были выявлены и осуждены кадровые сотрудники спецслужб ряда иностранных государств, которые вели свою противоправную деятельность на Северном Кавказе».

Так что, Запад, обсуждая с Россией меры по эффективной борьбе с радикальным исламом, на самом деле продолжает конструировать «джихадистский интернационал»? И надеется выйти в этой «игре без правил» победителем?