К чему готовы и на что настроены элиты национальных республик Северного Кавказа?

Терроризм и политический хаос на экспорт

В предыдущей статье была затронута тема экспорта в Россию исламистских террористических групп, подготовленных зарубежными спецслужбами и в большинстве случаев уже получивших опыт ведения боевых действий в «горячих точках» на Кавказе, в Афганистане, странах Ближнего Востока. О том, что такой сценарий тщательно разрабатывается в рамках новой фазы диффузной сепаратистской войны против России, говорит все больше и больше фактов.

К примеру, внутриполитические разборки между прежней и нынешней властями Грузии приоткрыли завесу тайны над так называемой Лопотской операцией.

Согласно официальной версии окружения М. Саакашвили, в конце августа 2012 года грузинскими силовиками в ущелье Лопота близ села Лапанкури была проведена спецоперация против чеченских боевиков, якобы вторгнувшихся на территорию Грузии со стороны Дагестана. В результате трехдневных боевых действий часть бандформирования была уничтожена, девять террористов попали в плен. Среди погибших боевиков были граждане Грузии (выходцы из Панкисского ущелья), уроженцы Чечни и Ингушетии.

В октябре 2012 года после грузинских парламентских выборов в местной прессе появилась информация о том, что эта спецоперация была кровавой пиар-акцией М. Саакашвили накануне выборной кампании.

Дальнейшее расследование, проведенное омбудсменом Грузии У. Нануашвили, показало, что т. н. террористическая группа была сформирована и обучена… прежним руководством МВД. В докладе Нануашвили, представленном 1 апреля 2013 года, были приведены следующие этапы этой авантюры.

Еще в феврале 2012 года грузинские силовики начали переговоры с бывшими участниками «чеченских войн», беженцами с Северного Кавказа и представителями «Движения сопротивления Чечни», эмигрировавшими в свое время в Европу. При этом «новым повстанцам», желающим продолжить «борьбу за независимость», предлагали военную подготовку, боевое оснащение и предоставление «коридора» для проникновения в Чечню. С марта 2012-го из различных европейских стран в Грузию было переправлено порядка 120 представителей северокавказской диаспоры (в основном, чеченцев). Им оформили документы, выдали оружие и предоставили возможность тренироваться недалеко от военных баз в Вазиани и Шавнабада (недалеко от Тбилиси). В качестве инструкторов выступали чеченские боевики и сотрудники силовых структур Грузии.

Обратим внимание на то, что именно во время этого «террористического призыва» в Грузию на Северном Кавказе оказался главный исполнитель бостонского теракта Т. Царнаев. К организации всей этой спецоперации имели отношение бывшие глава грузинского МВД Бачо Ахалая и замминистра внутренних дел Гия Лорткипанидзе.

В конце августа 2012 года подготовленную группу, в которую входило порядка 20 боевиков, а также отряды спецназа, перебросили в ущелье Лопота.

А дальше…

То ли грузинские силовики изначально собирались устроить «предвыборное шоу» для Саакашвили, то ли боевики не подчинились неожиданному для них приказу «вернуться в Панкиси или на военные базы» и начали самовольно (без предоставления обещанного «коридора») пробиваться на российскую территорию.

Одним из эпизодов этой мутной истории являются переговоры между грузинскими силовиками и боевиками. В качестве посредника в них пытался выступить чеченец Ахмед Чатаев, с 2003 года имеющий статус политического беженца в Австрии. Эксперты считают его западноевропейским представителем лидера исламистского террористического подполья Доку Умарова, принимающим участие в финансировании чеченских боевиков.

Якобы уже после неудачных переговоров произошли боевые столкновения, в результате которых часть группы была уничтожена, а оставшихся в живых 9 человек переправили в Турцию.

10 апреля 2013 года (после обнародования первых результатов расследования «лопотской операции») премьер Б. Иванишвили заявил, что «территория Грузии могла использоваться для подготовки террористов и их транзита на Северный Кавказ… Очень много всего непонятного, что должно быть расследовано».

Да, непонятного предостаточно. Например, непонятна дальнейшая судьба еще порядка 100 боевиков. Эксперт по кавказской проблематике М. Арешидзе утверждает, что часть чеченцев, проходивших подготовку в Грузии и оказавшихся потом в Турции, «планировали отправиться воевать в Сирию».

Некоторые военные сводки из Дамаска дают основания предполагать, что в горячих точках на Ближнем Востоке оказываются боевики, прошедшие подготовку в Грузии и Турции. Так, 6 и 7 мая 2013 года информационные источники сообщили, что «в провинции Алеппо большие потери понесло крупное бандформирование «Катаиб Мухаджирин», которое сирийские военные называют «Татарской бригадой» или «Чеченской бригадой». Бригада «Катаиб Мухаджирин» состоит преимущественно из радикал-исламистов (ваххабитов и членов партии «Хизб-ут-Тахрир»), прибывших в Сирию с территорий Северного Кавказа, Татарстана и стран Центральной Азии... В эти дни «Татарская бригада» потеряла более 60 % личного состава».

Однако эксперты обращают внимание на то, что, несмотря на большие потери, которые несут исламисты в Сирии, у них существуют и некоторые возможности для пополнения своих рядов. Например, при вербовке своих сторонников среди северокавказской диаспоры, живущей в этой стране (и не только). И этим уже сильно обеспокоены соотечественники в России.

Так в начале мая 2013 года черкесские организации «Адыгэ Хасэ» Адыгеи, Карачаево-Черкесии и Краснодарского края в очередной раз обратились к президенту В. Путину и Федеральному собранию РФ с письмом. Цитата: «На фоне нарастания военных действий в Сирии «расползание» черкесской диаспоры на Ближнем Востоке, регионе перманентной нестабильности с активным присутствием крайне радикальных, террористических, экстремистских сил, представляет колоссальную опасность втягивания, а порой и понуждения российских соотечественников к участию в международных экстремистских, террористических структурах. Представители черкесской общины Сирии могут оказаться в фокусе активного влияния спецслужб враждебных России государств региона, что в долгосрочной перспективе несет угрозу безопасности в северокавказском регионе». Лидеры региональных организаций «Адыгэ Хасэ — Черкесский парламент» призвали российские власти принять срочные меры, способствующие «эвакуации сирийских черкесов в Россию» и ограждению их от вовлечения в ряды бандформирований.

Надо признать, что проблема существует, ибо уже достаточно большие группы черкесских беженцев оказываются в странах, где сильны позиции исламистов. Например, в Египте, Ливане, Саудовской Аравии, Турции, Ираке, Иордании. А значит, в данном случае необходимо и содействовать эвакуации людей из зоны боевых действий и (внимание!) совершенствовать способы проверки мигрантов на предмет выявления сторонников исламистов и потенциальных членов террористического подполья среди северокавказских беженцев, возвращающихся в Россию.

Но вопрос не только в этом.

Авторы письма затронули еще одну тему, которая уже имеет отнюдь не гуманитарный характер — необходимость признания «властями России геноцида черкесов Российской империей во время Кавказской войны».

Необходимо отметить, что тема Кавказской войны (1763–1864 гг.), ее трагических последствий для черкесского народа, фактически изгнанного на территорию Османской империи, давно стала одним из инструментов разжигания сепаратистских настроений на Северном Кавказе. «Черкесская тема» начала достаточно активно обсуждаться еще в «эпоху перестройки» с подачи зарубежной диаспоры.

Так, в октябре 1989 года кавказское сообщество Турции организовало в Анкаре фестиваль «Неделя Северокавказской культуры», в ходе которого обсуждались вопросы сохранения черкесского языка и возвращения черкесов на историческую родину.

В 1991 году создается Международная Черкесская Ассоциация, заявляющая об «укреплении связей с соотечественниками за рубежом и их репатриации».

В феврале 1992 года Верховный совет Кабардино-Балкарской АССР принял постановление «Об осуждении геноцида адыгов (черкесов) в годы русско-кавказской войны».

Фактически с этого времени тема «необходимости признания геноцида черкесов» периодически встречалась в обращениях к Госдуме и Президенту РФ со стороны руководства и общественных организаций Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Республики Адыгея.

Далее эта тема все больше набирает т. н. международную поддержку.

В октябре 2006 года уже 20 «адыгских общественных организаций» из России, Турции, Израиля, Иордании, Сирии, Германии, Бельгии, США и Канады обращаются в Европарламент с просьбой «признать геноцид адыгского народа в годы и после русско-кавказской войны XVIII–XIX столетий».

В мае 2011 года к этой кампании подключается парламент Грузии, принявший резолюцию «О признании геноцида черкесов Российской империей во время Кавказской войны». Уже в октябре 2011 года в Тбилиси открывается Центр черкесской культуры, а грузинские политики совместно с американцами активизируют работу по развитию связей с черкесскими общественными организациями из северокавказских республик.

Обратим внимание на то, что активное разыгрывание Грузией «черкесского вопроса» имеет в качестве одной из своих целей внесение этой конфликтной темы и в отношения между Россией и Абхазией. Ведь абхазы, как и черкесы, входят в группу абхазо-адыгских народов. И в результате Кавказской войны часть абхазов оказалась на территории Османской империи и пополнила кавказскую зарубежную диаспору.

Здесь также следует обратить особое внимание на такую грузинскую организацию, как «Кавказский фонд», часто приглашавшую (до своего закрытия весной 2013 года), по словам экспертов, «на свои семинары черкесов, в том числе из разных европейских стран». Напомним, что в связи с расследованием бостонских взрывов, выяснилось: грузинские спецслужбы под «крышей» семинаров, проводимых «Кавказским фондом» совместно с американской НПО «Джеймстаун», вербовали «кадры» из северокавказской молодежи для работы в террористическом подполье.

Эксперты подчеркивают, что раскручивание «черкесской темы» идет при активном участии Запада и его союзников. Радикальные черкесские организации под требования о «признании геноцида» ставят вопрос о «выплате компенсаций потомкам пострадавших».

Замначальника сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ) С. Михайлов указывает, на что рассчитывают радикалы и те, кто за ними стоит. Он заявляет: «Они требуют переселения потомков …тех жителей Кавказа, которые переселились во время или сразу после Кавказской войны в Османскую империю. И при этом звучат претензии, что они должны иметь особое положение на территории России после их обратного переселения и получать целый ряд льгот в социально-экономической и политической сферах, наделении землей за счет нечеркесского населения Северного Кавказа, которое, как они утверждают, колонизовало их исконные земли».То есть, «черкесская тема» адресует к новому переделу территорий и новым конфликтам на Кавказе?

Здесь же возникает и тема «отмены зимней Олимпиады в Сочи», которая будет проходить на «исконной территории адыгов», да еще в 150-летнюю годовщину «геноцида черкесов». Об этом заявляет, например, организация «Черкесский конгресс» в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее.

Обратим внимание, что эксперты подчеркивают желание российской власти любой ценой обеспечить стабильность на Северном Кавказе до и во время проведения Олимпийских игр 2014 г. Но этому желанию может помешать не только нагнетание при помощи Запада страстей вокруг «черкесской темы».

8 мая 2013 года прошло расширенное заседание Совета Безопасности РФ, посвященное угрозам для России, связанным с выводом американских войск из Афганистана.

Прогноз, сделанный на заседании президентом В. Путиным, был очень тревожным: «В ближайшей перспективе мы можем столкнуться с осложнением ситуации. Международные террористические и радикальные группировки не скрывают своих планов по экспорту нестабильности и будут пытаться перенести подрывную деятельность на территорию сопредельных государств. Такое развитие ситуации содержит серьезные риски и для нас. Это рост наркотрафика, трансграничной преступности, неуправляемые потоки беженцев и мигрантов, это фундаментализм».

Эксперты подчеркивают, что на стороне талибов воюет достаточно много хорошо подготовленных боевиков из Средней Азии и Северного Кавказа, «настроенных на экспорт терроризма за пределы Афганистана».

К чему готовы и на что настроены элиты национальных республик Северного Кавказа? Готовы ли они сохранить межнациональный и межконфессиональный мир в регионе, погасить любые провокации на исторические темы, совместно противостоять экспорту нестабильности со стороны слишком заигравшихся международных сил?

Нашли ошибку? Выделите ее,
нажмите СЮДА или CTRL+ENTER